aA
В 522 году до нашей эры в Персии состоялась интереснейшая дискуссия о природе власти и принципах управления государством. Там, согласно Геродоту, в результате удачного дворцового переворота семеро заговорщиков решали судьбу Персидской державы.
Олигархи-магнаты ВКЛ: усиление порождало оппозицию
© DELFI / Tomas Vinickas

Было высказано три мнения: первое – власть должна принадлежать народу, второе – власть должны взять в свои руки «лучшие», третье – стране необходимо единовластие. Точку в споре поставил Дарий: «…откуда у нас, персов, свобода? Кто даровал ее нам? Народ, лучшие люди или единодержавный властитель? По-моему, все же если свобода дарована нам единодержавным властителем, то мы должны крепко держаться этого [образа правления] и вообще не нарушать добрых отеческих обычаев, ибо «мало хорошего в этом». Таким образом, Дарий подтвердил легитимность царской власти историческим опытом.

Одной из базовых проблем ВКЛ была традиция «договора» между верховной властью и, если можно так выразиться, властью на местах. ВКЛ – попытка объединить все три принципа управления, где есть место демократии (правда, народ – это далеко не все сословия), олигархии (вечная спутница слабой центральной власти), и монархии. Усиление одной составляющей немедленно порождало оппозицию.

Со второй половины ХV века ВКЛ можно назвать государством в себе. Не удивительно, что ряд знатных фамилий старался усилиться за счет слабости центральной власти. Олигархи ВКЛ –явление нередкое. Но наиболее интересными можно считать те случаи, когда им приходилось защищать свои интересы с оружием в руках. Как правило, фрондерствующие магнаты облекали свои устремления в благообразный идеологический кокон – борьба за веру, спасение края или на худой конец против мятежников.

Нашими героями станут три очень разных, но по своему очень ярких фамилии: Глинские, Радзивиллы и Сапеги.

Мятеж Глинских принято рассматривать в контексте войн ВКЛ с Москвой. С небольшими перерывами эти войны продолжались почти все XVI столетие. Но нам интересна именно личностная составляющая. Михаил Львович Глинский, лидер мятежа, был личностью незаурядной. Он был хорошо образован, владел несколькими языками, энергичен и властолюбив. Он являлся прекрасным типом итальянского кондотьера. Само собой участие в итальянских походах императора Максимилиана не могло не отразиться на политических воззрениях Глинского. Тем более сама подоплека борьбы за инвеституру на герцогство Миланское была очевидна.

Лихой командир наемников Франческо Сфорца благодаря браку с дочерью угасающего рода Висконти стал обладателем одного из богатейших государств Европы. Пример был очень соблазнительным. После возвращения в ВКЛ начался стремительный карьерный рост Михаила Львовича как царедворца. Великий князь Александр осыпает Глинского милостями. Когда после смерти Яна Ольбрахта, князя приглашают на Польский престол, Глинский отправляется вместе с Александром в качестве посла от ВКЛ.

Богатство Михаила Львовича и его влияние на Александра только растет. Один из активных сторонников Мельницкой унии и Радомской конституции, сильно урезавших власть князя и расширявших права дворянства. Растет так же и число его неприятелей. К 1506 году влияние рода Глинских достигло апогея. Михаил Львович совмещает должности маршалка и начальника монетного двора. За несколько дней до кончины своего покровителя Александра одерживает блестящую военную победу над Крымскими татарами при Клецке.

Новым Великим князем и королем Польским становится брат Александра Сигизмунд. Враждебная Глинским партия не замедлила нанести удар. Распространяются слухи о якобы желании Глинского с еще не распущенным после победы войском завладеть Великим княжением. Михаил Львович немедленно отправляется засвидетельствовать свою преданность новой власти. Но его время прошло. В 1507 году начинается новая война с Московским государством, а Михаил Львович пытается судиться со своими врагами. Его все более и более отодвигают от власти. В конце концов, он совершает непоправимую ошибку – обращается за дипломатической помощью к Владиславу II королю Чехии и Венгрии и Крымскому хану.

Ходатайство обоих за Глинского (Хан даже пригрозил разрывом союза) лишний раз сыграло на руку противникам князя – слишком уж внушительной силой показался Михаил Львович. Глинскому дали понять – знать ВКЛ против него. Мятеж уже был единственным выходом. Отъезд Сигизмунда в Краков и досягаемость личного врага семейства Глинских Яна Заберезинского сыграло на руку Михаилу Львовичу. Восстание началось стремительно. 2 февраля 1508 года Яна Заберезинского захватили и казнили. Со своими отрядами Михаил пытался с ходу взять Каунасский замок, Новогрудок, Вильнюс. Однако всюду его преследовали неудачи (особенно досадно было то, что Каунасский замок не был захвачен, там в тот момент содержался особенный узник – последний правитель Большой Орды Шейх Ахмед хан).

Теперь, вернувшись в Туров, свой город, Глинский стал ждать предложений. И они поступили: Великий князь Литовский и король Польский Сигизмунд готов был удовлетворить все требования Глинского, Крымский хан Менгли Гирей предлагал Киев с окрестными землями, наконец, Василий III согласился принять в свое подданство весь клан Глинских вместе с их уделами и теми территориями, которые Глинские еще захватят. Первый вариант Глинский не принял, ему ясно дали понять, что знать и Великий Князь против него. Второй вариант принять было трудно, так как Менгли Гирей отдавал Глинскому то, что формально ему, Менгли Гирею не принадлежало. Оставался третий вариант. Глинский поднимает знамя борьбы за православие и переходит к Василию III. Тем не менее, сам Михаил Львович все еще оставался католиком. Дальнейшие успехи мятежников более чем скромны. Вскоре между Сигизмундом и Василием заключён был мир.
Тем не менее, Михаила Глинского совершенно не устраивала роль просто изгнанника. Статус Глинского на международной арене сохранился. Сигизмунд добивался выдачи Михаила Львовича, гарантируя свободу, но Василий III дорожил этим изгнанником, с которым считались в Чехии, Германии, Крыму.

Следующая война стала временем больших надежд и жестоких разочарований для Михаила Львовича. В 1512 году он вербует наемников для Василия III, участвует во взятии Смоленска. Но Василий III не передает этот город Глинскому, и мечты о своем удельном княжестве рушатся. Михаил Глинский пытается бежать в Литву. Но его перехватывают, обвиняют в измене и в оковах отправляют в Москву. Каким бы ни был вес Глинского на международной арене, сильная власть не терпит подле себя олигархов. В 1527 году Глинский освобожден. В 1530 он снова на службе, после смерти Василия III в совете при малолетнем Иване iV. Казалось, Михаил Львович через 30 лет снова достиг вершины власти, его племянница совершила переворот и, казалось, он станет первым человеком в государстве. Но его вмешательство в личные дела правительницы сыграло роковую роль. В 1534 он снова оказался в темнице. Формально обвинение было уже как бы обычным для Глинского: стремление завладеть государством. Это заключение оказалось последним, в темнице он скончался.

Януша Радзивилла и его противостояние Яну Казимиру можно рассматривать как следствие безграмотной политики центральной власти, многих лет военных неудач и личной неприязни. Украинское восстание (1648), не подавленное в самом начале, и нежелание идти на компромисс с восставшими, а так же финансовый ущерб нанесенный восстанием многим магнатским фамилиям создало благоприятную обстановку для образования партии недовольных. Во главе оппозиции стал гетман Литовский Януш Радзивилл.

Если одной из основных проблем Михаила Глинского было отсутствие родственных связей с аристократией ВКЛ, то Януш Радзивилл, казалось, был родственником почти всех крупных землевладельцев. Однако до последнего он сохранял верность Яну Казимиру. Только когда казацкие и русские войска проникли вглубь ВКЛ, а с севера вторглись шведские войска, когда на все просьбы о помощи Варшава отозвалась молчанием (в июле1655 Ян Казимир бежал из столицы), Януш Радзивилл начал действовать самостоятельно. Большой удачей для него было то, что в его руки попала большая печать ВКЛ.

Януш Радзивилл, как и большинство представителей этой фамилии, отличался широтой взглядов и религиозной терпимостью. Очевидно и то, что он прекрасно понимал реалии своего времени. Было очевидно, что ни Швеция, ни Россия не могут вести войну на нескольких театрах, а их столкновение между собой – вопрос времени. В такой ситуации у Януша Радзивилла появлялся небольшой шанс на успех. Он вступает в переговоры с Магнусом Делагарди (в общем, таким же олигархом, как и он сам). Переговоры заканчиваются Кейданской унией (Кедайняйский договор), по которой разрывается уния с Польшей и заключается со Швецией. Договор оказался не выполнен. С одной стороны, противники Януша Радзивилла обвиняли его в предательстве и капитуляции, с другой, как справедливо отметили представители Жемайтии, шведы вели себя, как завоеватели.

Янушу Радзивиллу не удалось убедить дворянство последовать за ним. Причина тому не столько в привязанности к Яну Казимиру, сколько в понимании, что под Шведским протекторатом вся реальная власть окажется в руках гетмана. Таким образом, снова свою роль сыграл механизм дворянской самозащиты слабого против сильного. Януш Радзивилл был осажден в Тыкоцине, где и скончался во время осады. Его смерть поставила точку попытке прервать отношения с Польшей. После его смерти должность великого гетмана Литовского занял Павел Сапега, заложивший фундамент доминированию своей фамилии на территории ВКЛ.

Семейство Сапег значительно усилилось в конце XVII века. В ВКЛ они занимали ряд ведущих должностей: подскарбий дворный литовский, кастелян и воевода троцкий, воевода минский, староста берестейский, чашник литовский, маршалек надворный литовский, маршалек великий литовский, конюший литовский, генерал артиллерии литовской и так далее. Такая концентрация должностей внутри одной семьи не могла не создать оппозицию. Особенно настраивало против Сапег их высокомерие и своеволие. Их фамилия яростно противилась избранию Августа Саксонского на престол. В конце концов, против Сапег образовалась конфедерация, как против внешних врагов было объявлено посполитое рушение – сбор военных сил.

Малая война в ВКЛ продолжалась 4 года. Так долго противостоять совместным силам Радзивиллов, Огинских, Вишневецких, Сапегам позволяло использование войск ВКЛ. Но финалом разорительной внутренней войны стало сражение неподалеку современного Валькининкай. Соотношение сил в этом сражении трудно установить встречаются цифры и 18-12 тысяч, и 6-3 тысячи. Как бы то ни было количественное соотношение сил не было в пользу Сапег, в то время как качественно их войска были лучше. Сражение не напоминало эпизод малой войны: участвовала артиллерия, наемная татарская и валашская конница. И все же в этом случае качество уступило количеству. Конфедераты зашли во фланг и тыл войск Сапег и это решило исход баталии. Поражение Сапег означало конец их доминированию в ВКЛ.

Итак, во всех трех случаях мы сталкиваемся с вызовом, который бросала олигархия государству. И во всех случаях, поражения были результатом того промежуточного положения, которое занимали в государстве магнаты.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.

TOP новостей

Рост цен в Литве достиг недопустимого градуса: накопленные деньги "тают"

Экономический кризис не уходит, а усугубляется,...

Швянтои от наплыва отдыхающих трещит по швам, но удивляет ценами

Литовские курорты многие делят по тому, кто в них едет:...

В Литве 10% людей, живущих в нищете, работают на полную ставку

Согласно статистике, количество бедных людей в Литве...

В жару в Литве раскупали кондиционеры и вентиляторы

В июне, когда в Литве установилась жаркая погода,...