aA
Настроения на Майдане Незалежности в Киеве - стоять до последнего и бороться, поскольку это уже не мирный протест, а постоянная война, утверждал в интервью DELFI украинский журналист, главный редактор информационного сайта Тиждень.ua Дмитро Крапивенко. По его словам, все более или менее сочувствующие протестующим киевляне уже вовлечены в происходящее, поэтому сейчас решающую роль могут сыграть регионы Украины.
Protestai Kijeve
Protestai Kijeve
© AP/Scanpix

Д.Крапивенко полагает, что "Беркут" не будет останавливаться перед жертвами, а среди участников Майдана далеко не все готовы бросать в силовиков камни и коктейли Молотова. По его словам, президент Украины Виктор Янукович оставил возможность для переговоров, однако назвал при этом условие - оппозиция должна признать всех майдановцев радикалами и экстремистами, на что оппозиция вряд ли пойдет.

Интервью было записано за час до объявления на Украине о начале антитеррористической операции.

- Какие настроения сейчас в Киеве, на Майдане?

- Бороться и стоять до последнего. Народ прибывает, несмотря на то, что сейчас до Киева добраться крайне сложно. Все перекрыто, люди каким-то образом пробираются в город, объезжая лесами, тропами. Мне кажется, что более менее сочувствующие киевляне уже втянуты в процесс. Но ресурс Майдана сейчас это, конечно, регионы. Майдан это уже фронт, люди из последних сил пытаются обороняться, но, скажем честно, кидать шины, коктейли Молотова, камни готовы далеко не все. Далеко не все стоящие сейчас на Майдане это боеспособные единицы, готовые к противостоянию. Там довольно много женщин, пожилых мужчин. В случае силового сценария, если «Беркут» пойдет, эти люди однозначно станут жертвами, поскольку они не подготовлены, не обучены. Это люди, которые приходили, стояли на Майдане, участвовали в мирном протесте, который со вчерашнего дня прекратил свое существование. Это уже не мирный протест, а постоянная война.

- Силы внутренних войск, «Беркут» готовы к дальнейшим жертвам?

- Я думаю, что да. Когда за день положили 30 человек, трудно говорить, что это была попытка запугать. Я думаю, что они уже пошли ва-банк и не остановятся. Но сейчас силовики сами уже измотаны, возможно, поэтому и не идут на штурм. Откровенно говоря, и у Майдана дела обстоят не лучше, потому что необходимые для обороны ресурсы не бесконечны. Ситуация сложная, и, честно говоря, теоретически «Беркуту» сейчас под силу разогнать Майдан, разогнать жестко, с использованием огнестрельного оружия и еще большим количеством жертв.

- Если у власти и Виктора Януковича какие-то шансы придти к примирению с митингующими, стабилизировать обстановку?

- В своем обращении В.Янукович оставил возможность для переговоров, сказав, что еще не поздно договориться. Но его условия таковы, что оппозиционеры должны признать всех, кто остался на Майдане радикалами и экстремистами и, если читать между строк, тогда можно садиться за стол переговоров, формировать правительство и ждать выборов 2015 года. Я думаю, что оппозиция на это не пойдет.

- Каковы сейчас отношения участников Майдана с оппозиционерами, как их можно охарактеризовать?

Украинский журналист: это уже не мирный протест, а война, Майдан - фронт
© Facebook nuotr.

- Вчера я находился на Майдане примерно с девяти часов вечера. До 12 ночи на сцене политики выступали, после 12 часов я на сцене не видел ни одного представителя большой политики. Были священники, общественные деятели и просто случайные люди. Конечно, депутаты ездили по больницам, пытались как-то помогать людям, но это, скорее, депутаты рядового состава. Так что некоторое отчуждение вчера чувствовалось.

Оппозиция всегда старалась держать дистанцию с непосредственно силовым протестом. Они, конечно, вступились за арестованных, выдвигали требование освободить всех арестованных, но когда начинается жесткое противостояние, оппозиция не произносит со сцены призывов идти вперед, поскольку здесь важен фактор Запада, который осуждает проявления насилия с любой стороны.

- Каковы сейчас настроения среди протестующих в отношении ЕС и Запада в целом?

- Их можно охарактеризовать словам Виктории Нуланд в адрес ЕС. В основном настроения таковы, что Европа нам уже не поможет, потому что если бы они хотели, то уже ввели бы санкции, сделали что-то. В общем ходят шутки по поводу европейцев и настроения в их отношении ироничные.

- Кто все же стрелял, становится яснее?

- Становится яснее, когда в стране есть прокуратура, правоохранительные органы и т.д. Я думаю, нельзя говорить о том, что на Украине сейчас существуют органы, способные в чем-либо разобраться. Огнестрельное оружие есть и люди с оружием встречаются и с протестующей стороны баррикад. Но также ходит информация о том, что во время ночной кровавой стычки у областного управления киевской милиции с автоматами были «титушки». Я слышал там очереди, похожие на очереди из «Калашникова», и там действительно погибли люди, среди которых был и журналист. По предварительной версии, он погиб от огнестрельной раны со стороны этих «титушек». В МВД считают, что все трупы — дело рук исключительно экстремистов, хотя есть люди, которые утверждают, что видели бойцов внутренних войск, вооруженных автоматами «Калашникова».

- По вашим сведениям, армия приведена в состояние боевой готовности?

- Насколько мне известно, армия постоянно находится в состоянии боевой готовности начиная еще с декабря, но, по официальной и неофициальной информации, которая у меня есть, их задача — не допустить повстанцев к оружейным складам. Они усилили охрану складов, но принципиально не вмешиваются во внутренние конфликты. По моему мнению, власти побоятся использовать армию, поскольку настроения там далеко не такие.

- Какую роль могут сыграть регионы? Насколько известно, там также происходят серьезные события, идет захват зданий учреждений власти...

- Регионы могут сыграть решающую роль, поскольку в Киеве, условно говоря, местную власть можно заменить центральной, а в регионах они теряют вообще какую-либо власть, даже силовую вертикаль — люди берут штурмом прокуратуру, отделения СБУ, милиции и т.д. Если восстановить предыдущую хронологию, то когда начались захваты облгосадминистраций, власть пошла на переговоры и уступки. В Киеве они уже смирились с тем, что Майдан власти не контролируют, но когда они не контролируют ситуацию в регионах страны, думаю, это очень серьезные сигналы. Эти акты должны заставить власти идти на переговоры, потому что у них сейчас не хватит силовых средств для того, чтобы подавлять восстание в Киеве и гасить эти вспышки в регионах.

Как мы видим, здания учреждений власти в регионах берутся довольно легко в силу двух причин: слабой охраны и лояльности милиционеров к восставшим. До сих пор они мягко саботировали, искали причины, чтобы не ехать в Киев, сейчас они, с одной стороны, недостаточно жестко сопротивляются, с другой стороны — у них недостаточно сил для сопротивления.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt