В четверг, 10 февраля, начались совместные российско-белорусские военные учения "Союзная решимость - 2022".

По официальной информации Министерства обороны Беларуси, целью учений является пресечение и отражение внешней агрессии в ходе ведения оборонительной операции, а также противодействие терроризму и защита интересов Союзного государства.

В сообщении белорусского военного ведомства также указано, что "практические действия войск (сил) пройдут на полигонах «Обуз-Лесновский», «Осиповичский», «Брестский», «Гожский», а также отдельных участках местности, расположенных на территории Республики Беларусь. Задействованы аэродромы Барановичи, Лунинец, Лида, Мачулищи".

Военные учения России и Беларуси в программе "Delfi.Главное" обсуждаем с белорусским политическим обозревателем Валерием Карбалевичем.

Delfi: Почему начавшиеся 10 февраля совместные российско-белорусские военные учения привлекают сейчас такое большое внимание, заслуживают ли они такого внимания, ведь учения с участием белорусских и российских военных проходят очень часто?

Валерий Карбалевич: Совместные белорусско-российские учения проходят на территории Беларуси в таком масштабе примерно раз четыре года.

Valerijus Karbalevičius

И последний раз учения прошли в сентябре 2021. Нынешние учения отличаются от всех других тем, что, во-первых, они внеплановые, решение об их проведении принято неожиданно.

Во-вторых, нынешние учения очень масштабные. Такого большого количества российских военных и техники на территории Беларуси не было со времён распада Советского Союза.

В-третьих, сам ход учений очень непрозрачный: совершенно непонятно, какие вооруженные силы России прибыли в Беларусь, в каком количестве, какая техника. Известно, что есть и самая современная техника.

Главная причина, по которой внимание приковано к российско-белорусским военным учениям "Союзная решимость – 2022".

И самое главное - эти учения проходят на фоне резкого обострения конфликта между Россией и Западом, выдвижения России ультиматума в адрес США и НАТО.

И еще особенность – нынешние учения проходят на границе с Украиной. Если раньше все учения проходили в основном в западных областях Беларуси – в Гродненской, Брестской, то есть на границе с Польшей, границей с Литвой, то сейчас значительная часть учений проходит в Гомельской области на границе с Украиной. И понятно, что это вызывает тревогу и дополнительную напряженность.

Pratybų scenarijus

- Можно ли сказать, что эти учения являются следствием обострения отношений России и Запада России, России и Украины?

- Эти учения являются одновременно и следствием такого напряжения, и элементом этого напряжения. Они создают дополнительный фактор этого конфликта, этой конфронтации, этого обострения отношений.

И поэтому многие обозреватели говорят, что возможен какой-то силовой конфликт. Особенно с учётом того, что российские вооружённые силы активно приблизились к границе Украины и с российской территории.

- Многие обозреватели, наблюдатели опасались и опасаются, что после окончания учений, - а официально 20 февраля они должны закончиться, - российские войска останутся в Беларуси. Даже 77 европарламентариев, по инициативе литовского евродепутата Пятраса Ауштрявичюса, подписывали специальное заявление по этому поводу. Но в понедельник, в ходе встречи президентов Франции и России Владимир Путин заверил Эммануэля Макрона, что после окончания учений войска будут выведены. Можно ли доверять словам Путина?

- Я считаю, что да, скорее всего, войска будут выведены.

Но, с другой стороны, российское военное присутствие на территории Беларуси усилилось, оно возрастает и становится постоянным фактором.

Во-первых, на территории Беларуси созданы два военных учебных центра - около Гродно и около Баранович. И там фактически находятся российские военные подразделения, это напоминает военную базу.

Во-вторых, на прошлой неделе в Минск приезжал министр обороны России Сергей Шойгу, и он сообщил, что в этом году запланировано 20 совместных белорусско-российских мероприятий в сфере обороны. То есть будут ещё учения.

Возможно, что вот эти войска, которые сейчас введены в Беларусь, будут выведены, но потом на эти грядущие 20 мероприятий будут снова вводить российские войска. И, таким образом, российское военное присутствие на территории Беларуси становится постоянным фактором.

- Можно ли это назвать ползучей оккупацией?

- Это, скорее, публицистический термин, я бы более осторожно относился к таким громким словам как оккупация. Пока, я думаю, это вряд ли можно называть оккупацией.

- У Союзного государства России и Беларуси есть совместная военная доктрина. Что в этом документе принципиально важно?

- Военная доктрина Союзного государства была подписана ещё прошлом году, в 2021-м. Опубликована она, стала достоянием гласности, недавно. В этой доктрине фактически обосновывается, необходимость усиления военного присутствия России и Беларуси в регионе, необходимость укреплять военную оборону в связи с тем, что, по мнению разработчиков доктрины, Запад тоже усиливает влияние.

В частности, влияние информационное, влияние с помощью новых информационных технологий на жизнь граждан Союзного государства, разжигает протестные настроения, и всему этому надо противостоять.

То есть это обычная риторика официальных СМИ России и Беларуси теперь перенесена в эту военную доктрину и изложена наукообразным языком.

- На 27 февраля 2022 года назначен референдум по изменениям в Конституцию Республики Беларусь. Есть ли, на ваш взгляд, связь между этим грядущим событием и нынешними военными учениями? Много говорили ещё до начала этих военных учений о возможном присутствии российских войск во время референдума.

- Я не думаю, что дата проведения референдума как-то очень сильно связана со временем проведения военных учений.

Референдум в Беларуси проходит в стерильных условиях. Представителей оппозиции не допустили в избирательные комиссии. Проект, предложенный оппозицией, не вынесен на референдум. Поэтому итог этого референдума абсолютно понятен с самого начала, и для подкрепления его итогов нет никакой необходимости вводить российские войска. Поэтому это, скорее, совпадение.

Я думаю, что эти российские войска больше связаны именно с обострением между Россией и Западом, чем с референдумом.

- На прошлой неделе появилась информация о том, что белорусские военные в рамках некоего соглашения с Россией будут отправлены в Сирию. Причём, российская сторона это официально подтвердила. Однако Лукашенко на этой неделе заявил, что никаких распоряжений на эту тему он не подписывал. Что происходит на самом деле? Стоит ли ожидать нового конфликта в информационном поле между Путиным и Лукашенко в связи с противоречивыми заявлениями сторон?

- Действительно возник определённый скандал, Лукашенко опроверг распоряжение премьер-министра России Михаила Мишустина. Я думаю, что идея о том, что белорусские граждане отправляются в какие-то точки мира воевать, - или даже не воевать, а с миротворческой гуманитарной миссией, но всё равно это военнослужащие, - очень непопулярна в Беларуси, непопулярна даже среди сторонников Лукашенко.

А тут мы видим какую информационную картину? Были войска белорусские в Казахстане, события вокруг Украины, а тут ещё и Сирия… И это вызывает, скажем так, определённое недовольство даже среди сторонников Лукашенко. И поэтому Лукашенко назвал это фейком.

В белорусско-российских отношениях такое часто бывает, - когда стороны договариваются о чём-то, а потом, по итогам, оказывается, что они по-разному интерпретируют то, о чём они договорились. Я полагаю, что эта ситуация как раз из этой серии.

- Лукашенко назвал сообщения об отправке 200 белорусских военных в Сирию фейком. Тем не менее, там, где 200, - там и 2000 может появиться. Сейчас многие российские политологи сравнивают ситуацию со временем вхождения советских войск в Афганистан, что стало триггером распада Советского Союза. Речь идет о том, если сейчас Россия начнёт новое нападение на территорию Украины, то это будет такой Афганистан 2.0. Может ли отправка белорусских военных в различные такие точки - как Сирия - стать неким стимулом для новой волны протеста внутри Беларуси?

- Нет. Если даже действительно 200 белорусских военнослужащих появится в Сирии, то, я думаю, это никакой реальной публичной реакции в Беларуси не вызовет.

Если белорусские войска будут участвовать в каком-то военном конфликте с Украиной, вот тут, я думаю, будет безусловно болезненная реакция белорусского общества. А в каких формах это будет проявляться, сложно сказать. Но всяком случае недовольство в Беларуси по этому поводу будет. Украинская тема очень болезненна для Беларуси, а сирийская, - я думаю, что это не слишком важно для Беларуси.

- Увидим ли мы ядерное оружие на территории Беларуси? Лукашенко заявлял, что готов обратиться к России с просьбой разместить его на белорусской территории.

- Я полагаю, что нет, - по той простой причине, что в этом не заинтересована Россия, в этом нет никакой практической необходимости. Россия может разместить ядерное оружие и в Калининграде, и на Балтийском море, и в Чёрном море, чтобы контролировать регион Восточной и Центральной Европы.

Я не думаю, что на территории Беларуси Россия сейчас готова на такие действия, потому что очень много усилий в своё время Россия предприняла, чтобы вывести ядерное оружие из четырех бывших республик Советского Союза – в их числе Беларусь, Украина, Казахстан. Причём, это было очень болезненно, Украина очень не хотела это делать. Но всё-таки это произошло. И сейчас снова возвращать ядерное оружие в Беларусь, - я думаю, что России на это не пойдёт.

Поделиться
Комментарии