aA
Евроинтеграция для Украины является той национальной идеей, которая позволит объединить, сшить страну, считает украинский бизнесмен и политик Петр Порошенко. «Мы должны объединять и сшивать страну», - утверждал он в интервью DELFI. По его словам, украинские власти дискредитировали себя действиями в отношении демонстрантов Майдана, а украинцы показали свое небезразличие к происходящим в стране процессам.
Петр Порошенко: мы должны объединять и сшивать страну
© DELFI / Kiril Čachovskij

Сегодня в Тракай закончилась традиционная неформальная «Снежная встреча» (Snow meeting) экспертов и политиков, на которой в числе прочих обсуждалась и украинская тематика с участием бизнесмена, миллиардера и политика П.Порошенко. Кроме того, с ним встретились глава МИД Литвы Линас Линкявичюс, глава МИД Швеции Карл Бильдт, а также с заместитель госсекретаря США Виктория Нуланд.

В интервью DELFI политик выразил уверенность в том, что взятая нынешними украинскими властями пауза в процессе евроинтеграции продлится недолго. При всем при этом, П.Порошенко подчеркнул, что решения должны приниматься в Киеве, а не в Брюсселе, Москве или Вашингтоне. Кроме того, он считает, что оппозиция должна выработать программу и определиться по поводу единого кандидата.

- Протестующие на Майдане говорят, что намерены стоять до конца. Что, по Вашему мнению, может быть этим концом?

- Я не люблю этот лозунг. Я считаю, что на Майдане он звучит, как «Майдан до победы», «Майдан до конца» - лозунг неудачный. Под победой мы понимаем решение тех вопросов, которые вывели людей на Майдан. Сначала это было разочарование в связи с неподписанием соглашения об ассоциации, и решением этого вопроса будет возврат на европейский трек. Мы должны подписать соглашение об ассоциации, и правительство должно начать его претворение в жизнь.

Второе, это привлечение к ответственности тех людей, отдававших приказы по избиению мирной демонстрации, где были дети, студенты, девушки, местные и иностранные журналисты, сотни людей, которые пострадали в результате этого совершенно недопустимого поведения власти. И это делается не из чувства какой-то там мести, а делается, чтобы не допустить повторения этого прецедента вновь. Каждый должен понимать, что расплата за подобные модели поведения неотвратима.

Третье, мы должны объединять и сшивать страну. Впервые массовая акция, пусть и носящая политический характер, не была организована политическими партиями. Это было уже не противостояние власти и оппозиции, а противостояние общества и власти, потому что политический лозунг с требование евроинтеграции – лозунг, поддержанный всеми слоями общества, а не какой-то отдельной политической силой. Лозунг о неприменении насилия – это реакция общества на совершенно недопустимое поведение власти. Поэтому власть должна найти в себе силы и выстроить такую модель поведения, которая даст достаточно аргументов для вышедших на Майдан людей быть удовлетворенными и свернуть протесты.

- Что все-таки доминирует – евроинтеграция или же в первую очередь вопрос стоит собственно о свободе, т.е. недовольстве порядком вещей в стране?

- Я не разделяю этого. Вопрос евроинтеграции – это не географическое движение. Это вопрос ценностей. Одной из ключевых ценностей является демократия и свобода. Люди хотят быть уверены, что от них зависит будущее их страны, что оно решается их голосами, а не в каких-то зарубежных столицах, независимо от того, это Брюссель, Москва или Вашингтон. И это на самом деле очень важно.

Представьте себе, насколько вдохновляет эта акция, демонстрирующая, что люди вышли не с требованием повышения зарплат, пенсий, снижения тарифов или налогов, а вышли за ценностями. Они говорят: ребята, мы понимаем трудности, с которыми сопряжены реформы, но мы дальше не собираемся терпеть, когда страна не модернизируется, экономическая ситуация ухудшается, государственный долг растет, а самое главное – страна и поколение лишены надежды.

- Вы говорите, что решения должны приниматься не в Москве, Брюсселе и Вашингтоне. Где они принимаются сейчас в таком случае?

- Сейчас пока решения не принимаются и, если бы не Майдан, они бы принимались не в Украине, потому что в результате финансового пакета, который нам предлагается, мы повышаем внешний долг и не проводим никакой модернизации страны. Это неприемлемо. Страна с таким высоким уровнем привлекательности и с таким высоким уровнем коррупции, откуда бегут инвестиции, где внутренний валовой продукт падает, падает доходная часть бюджета – обречена.

- Украинское руководство заявляет о продолжении движения в сторону европейской интеграции. Это декларации или же действительное намерение?

- Есть позиция, которая была задекларирована не только украинской оппозицией, но и нашими европейскими партнерами: они назвали это «дымовой завесой», т.е. действиями, которые маскируют подлинные действия. И ни украинская оппозиция, ни европейские партнеры не хотят участвовать в этой «дымовой завесе», потому что за этими заявлениями не следует никаких реальных действий. Помните, в Вильнюсе было заявлено, что украинская сторона потеряет на евроинтеграции 160 млрд. долларов? Потом эта цифра быстро опустилась до 40 млрд., потом до 30, 20, потом до 15 млрд. Разве это подход, который может себе позволить официальное представительство 45-миллионной страны, самой большой страны по территории в Европе? За это должна быть ответственность, но поскольку за это никто ответственности не понес, мы считаем, что была специально организована такая «дымовая завеса», скрывавшая истинные намерения.

- Что помогло России определиться с цифрой кредита?

- Нет, я думаю, что переговоры по цифре кредита были определены существенно заранее. Обратите внимание, на что используются деньги, которые предоставляет Россия. Они используются для погашения дефицита бюджета, оформляются как государственный долг, используются для расчетов по кредитам с российскими банками. У нас был взят кредит в размере 750 млн. долларов, мы взяли под это российский кредит и вернули деньги российскому «Сбербанку». Скажите пожалуйста, это что такое?

Такая ситуация будет и дальше. Если мы будем брать кредит и рассчитываться за российский газ, без повышения уровня эффективности экономики, диверсификации источников энергоснабжения, создания конкурентной среды на рынке газа – это на самом деле ни к чему не ведет.

- Следующий этап – президентские выборы. Сложно себе представить, что нынешние лидеры оппозиции договорятся друг с другом и договорятся о едином кандидате. Такое, по Вашему мнению, возможно?

- Я уверен, что именно так и будет, потому что на сегодняшний день этого хочет большинство украинского народа. Если украинские власти еще могут позволить себе игнорировать мнение народа, то украинская оппозиция никак не может себе этого позволить. Реакция простая: если вы не можете сейчас договориться, то как вы будете договариваться потом в процессе управления страной?

- Вы не собираетесь каким-то образом участвовать в выборах?

- Я собираюсь самым активным образом участвовать в процессе формирования единого кандидата.

- Как Вы видите позицию нынешней власти?

- Если говорить о текущем уровне поддержки, то, я думаю, тяжело управлять страной при уровне поддержки в 15%. Есть два способа управления - демократический, когда тебя поддерживает большинство страны, и ты реально умеешь проводить реформы или когда тебя боятся. Эту власть не слушаются и не боятся, поэтому де-факто это правительство делегитимизировано своими действиями в процессе выхода из европейской интеграции. Майдан это очень убедительно продемонстрировал. Что нужно было делать? Очень просто – вернуться на трек евроинтеграции, к вопросу, который поддерживает две три украинского населения, подписать и начать его реализовывать. Если вы этого не хотите, то эта цена, когда вы – правительство, делаете то, чего общество не хочет и платите за это потерей доверия, вам не верят. Дальше – думайте сами, почему вам не верят, из-за коррупции, из-за того, что вы неэффективные управленцы, что не держите слово или почему-то еще.

С моей точки зрения, нам все равно нужно сшивать, объединять страну, находить какие-то консенсусные вещи, ту национальную идею, которая позволяет получать поддержку во всех регионах. Я абсолютно убежден, что евроинтеграция – это та национальная идея, которая позволяла бы нам ее реализовывать. К сожалению, этот шанс был упущен, но, я уверен, что упущен на очень короткий промежуток времени. Недаром сегодня в ходе этой встречи («Снежной встречи» в Тракай – DELFI) обсуждалась ситуация «Post Yanukovich agenda», т.е. что мы будем делать после президентских выборов. Мы должны убедительно представить обществу программу действий, которая будет дополнительно развивать позиции соглашения об ассоциации. И, уверен, что тогда победа будет обеспечена. Украинский народ продемонстрировал своей небезразличие в происходящим процессам.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt

TOP новостей

Глава Соцмина о вовлечении в пенсионное накопление: лучше этого варианта нет

В начале 2022 года больше 270 000 жителей Литвы получили из...

Глава МИД Литвы: Путин намеревается уничтожить украинский народ

Российский президент Владимир Путин намеревается...

Специалист напоминает: субсидии на электричество действуют только полгода (1)

Потребители, выбирая поставщика электроэнергии должны...

Спецэфир Delfi с советником главы МВД Украины Виктором Андрусивым

На 93-й день войны Россия продолжает наступление на...