- Хочу начать с кризиса с эмигрантами на границе между Беларусью и ЕС. Почему он так резко начался и так же резко утих?

- Надо начать с того, что сам кризис был задуман не в Минске, а в Москве. План лишь осуществляется руками режима Лукашенко. Было расследование центра "Досье" Михаила Ходорковского и журнала Der Spiegel, в которых было четко задокументировано, как и когда это начиналось. Там ясно видно, что даже не планирование, а само осуществление мигрантского кризиса началось на три недели раньше чем произошла посадка в Минске самолета Ryanair с Романом Протасевичем на борту (эта спецоперация белоруских спецслужб произошла 23 мая - "Апостроф"). Но на тот момент Лукашенко не имел еще никаких интересов усугублять свои отношения с ЕС. В то время даже реальных санкций, которые как-либо влияли бы на Лукашенко, не было. Значит, если не Лукашенко, тогда кто? Конечно, Москва.

Важно упомянуть, что вся атака изначально была направлена исключительно против Литвы. В первый месяц ни один нелегальный мигрант не переходил границу ни в Польше, ни в Латвии. Я даже знаю случай, о котором мне рассказал один из высокопоставленных представителей литовской стороны: одна группа мигрантов была привезена к месту, где проходит граница между Литвой и Латвией, и они как-то повернули в сторону Латвии. И белорусские силовики развернули мигрантов и оправили в Литву. Это звучит как анекдот, но своим источникам я доверяю.

- Почему Литва?

- Потому что российскому режиму надо как-то свергнуть нынешнее правительство Литвы. Потому что нынешнее правительство Литвы демонстрирует очень четкую позицию не только против режима Лукашенко, но и в поддержку демократии. Оно заняло очень четкую позицию, когда происходили все события с Навальным. И в Кремле видят, что это правительство намерено противодействовать российским интересам столько, сколько смогут. В предыдущем правительства два стратегических министерства контролировались откровенно пророссийской партией.

Конечно, свержение правительства было не единственной целью. Если смотреть на картину более широко, то кризис с мигрантами был направлен на дестабилизацию в самом Евросоюзе, то есть, везде. В первую очередь, в Кремле думали, что мигрантов не будут останавливать. И на то время это была реальность Евросоюза – нельзя было посылать мигрантов назад в Беларусь, если они просят политического убежища. Но Литва согласовала с Евросоюзом решение разворачивать мигрантов. Самое главное, что после этого поняли в Кремле, – что они не поссорили Литву с Евросоюзом. Стало очевидно, что Москва этот раунд проиграла и они начали отправлять эмигрантов в другие соседние с Беларусью страны, и – особенно – в Польшу.

Почему нынешний кризис разгорелся на границе с Польшей? Варшава воспользовалась достигнутыми договоренностями Литвы о том, что отказ от приема этих нелегальных мигрантов не противоречит никаким правилам Евросоюза. Но разница в том, что у Польши - продолжительный конфликт с ЕС. Россия увидела в этом возможность. Но Польша пригрозила Беларуси, что остановит железнодорожное сообщение, если ситуация у границ не будет нормализована. А там - транзит в Европу, в том числе из Китая. И это реальная цена, которую Беларусь оказалась не готова платить за свои действия – и буквально за день все утихло. Это так, как и надо действовать против диктаторов - разговаривать с ними на языке ультиматумов.

В тоже время Кремль поднимает не только AfD ("Альтернатива для Германии" - "Апостроф") в Германии, но и все пророссийские силы в Европе – мы в Литве это тоже ощущаем. В целом, ситуация с мигрантами стала самой большой гибридной атакой против Литвы за более чем десять лет. Одна из составляющих – мигранты; вторая – "ковидная", когда антиваксеров, которые выступают против вакцинации и ограничений, с самого начала поощряла Россия. Третья составляющая – это люди, которые поддерживают так называемые консервативные семейные ценности. Это главные инструменты гибридной атаки, которая началась еще весной этого года и до сих пор продолжается.

Конечно, это все не закончится, потому что ни российские, ни белорусские цели не достигнуты и они будут пытаться найти еще какой-то сценарий.

- Все-таки Лукашенко выиграл от этой ситуации с кризисом. Ему дважды звонила Ангела Меркель. И хотя в интервью ВВС он отказался признаться, называла ли она его "господин президент", вероятно, Лукашенко почувствовал некоторое подтверждение своей легитимности. И ему это было как медом по ушам. Вы согласны с этим?

- Я согласен, что это была большая ошибка со стороны госпожи Меркель и господина Жозефа Бореля. К большому моему сожалению, к этой ошибке присоединился и литовский президент – он поддержал Меркель. По этому случаю в Литве на него обрушилась большая волна критики. Но это было даже предсказуемо.

В краткосрочном периоде – да, Лукашенко добился своего. Как только появились первые картинки того, как колоны мигрантов по шоссе пошли маршем к границе, стало понятно, что Лукашенко хочет сделать. Он хотел искусственно создать на границе с Евросоюзом гуманитарную катастрофу. Было прогнозируемо, что западная политика так и буде действовать, как случилось с госпожой Меркель, что они не могут допустить гуманитарной катастрофы у своих границ и они пойдут на поводу у Лукашенко.

То есть, с одной стороны Лукашенко достиг цели - полная международная изоляция рухнула - но это не значит, что Евросоюз будет признавать его президентом – политика относительно этого не изменилась и не изменится.

- В своем интервью ВВС Лукашенко сказал, что возможна война между Россией и НАТО на территории его страны. Украинские военные эксперты говорят, что на Запад Россия вряд ли будет покушаться. А вот Украина находится под угрозой, с военизацией Беларуси мы оказываемся в полукольце...

- Этот вопрос имеет несколько важных составляющих. Что касается Запада, в первую очередь Литвы и Польши, потому что мы всегда говорим о Сувалкском коридоре, то большую угрозу составляют российские войска, которые могут передвинуться к нашим границам. Потому что чтобы даже теоретически исполнить сценарий захвата Сувалкского коридора, нужна атака не только с Калининграда, но и с формально нероссийской территории – с Беларуси.

Поэтому, когда в сентябре этого года было объявлено, что Россия продает Беларуси всякую военную технику и оружие за миллиард долларов, я это расценил как подготовку к продвижению российских военных сил и военной техники к нашим границам. Потому что это реально. Я считаю, что сейчас мы имеем ситуацию, когда у литовских и польских границ находится именно российская армия, только в другой униформе. Как я уже говорил, российские и белорусские вооруженные силы практически интегрированы – они имеют одно командование, единые цели. Так что это одна армия. Потому если начнется продвижение белорусской армии к границам Польши и Литвы, это будет представлять угрозу.

Что касается Украины, то Россия для нее как представляла военную угрозу, так и представляет дальше. Если они передвинут свои войска в Беларусь, то я стратегического увеличения угрозы для Украины не вижу. Потому что Беларусь не играет ключевой роли – и без нее Россия может осуществлять свои военные действия против Украины.

Интервью в полном объеме можно прочитать здесь.

Поделиться
Комментарии