Сейчас в Литве 2,9 млн. жителей, согласно прогнозам, в 2050 г. останется около 2,2 млн.

"Такое сокращение популяции еще больше исказит возрастную структуру в обществе – наше общество станет одним из самых старых в Европе", – сказано в прогнозе на будущее "Литва 2050".

Предполагается, что на двух человек трудоспособного возраста будет приходиться один пенсионер.

"Самое большое давление будет на систему социальной защиты, вырастет число получателей помощи. Это скажется и на пенсионной системе: согласно прогнозам, уровень пенсий сократится с 31,7% в 2019 г. до 24,7% в 2050 г.", – сказано в документе.

Почему сокращается число жителей Литвы? Стумбрис назвал Delfi основную причину и рассказал, что можно сделать, чтобы остановить эту тенденцию. По его словам, поощрение рожать детей путем выплат - не выход: такие средства не дают долгосрочного эффекта.

– Какова основная причина сокращения численности населения Литвы?

– Демографические перемены, смена популяций неизбежны и всегда связаны с тремя факторами: рождаемость, смертность, миграция. Процесс старения жителей протекает во всех странах Запада, он связан в основном с тем, что улучшается здоровье людей, они живут дольше. Другой фактор – снижается рождаемость, она относительно небольшая, не гарантирует смены поколений. Поэтому сокращается число молодежи, становится больше пожилых людей. Популяция стареет.

Но в Литве в последние 30–35 лет до 2019 г. основным фактором сокращения численности населения была эмиграция. Это значит, что литовское общество старело не потому, что снижалась рождаемость, а потому что уезжали молодые жители и жители средних лет. Именно трудоспособная часть, люди с детьми. Когда они уехали, автоматически увеличилась часть населения старшего возраста.

– Значит ли это, что политики должны сосредоточиться на этой причине? Делать что-то для возвращения эмигрантов, чтобы другие не эмигрировали? Поскольку сейчас политики чаще говорят о поощрении рождаемости.

– Одного ответа нет. Сейчас уже нет таком масштабной эмиграции. Плюс наблюдается масштабная иммиграция. К нам много приезжает – из Украины, Беларуси, России – хотя сейчас, может, уже немного меньше <...>. Но уезжает все равно немало: конечно, раньше это было 30 000, 40 000, сейчас 10 000-15 000 в год. Это все равно проблема, которую надо решать.

Только у нас много говорят о том, что надо возвращать людей. Да, потенциал большой, много людей уехало, мы можем их вернуть. Но этот потенциал очень ограничен. Чем дольше люди живут за границей, тем меньше вероятность их возвращения. Попытка концентрироваться на возвращении не даст хороших результатов. Да, мы должны к этому стремиться, но ресурсы ограничены. Нам сложно сделать так, чтобы вернулись все или большая часть.

Другой момент, что делать, чтобы люди не уезжали. Н в коем случае это не должны связывать с ограничениями или обязательствами (например, отработать после окончания учебы в Литве). Я знаю, что датчане требуют от врачей отработать 1-2 года. Но хорошая практика показывает: надо стараться делать так, чтобы всем людям в Литве жилось хорошо. Тогда они не уедут и будут создавать здесь семьи.

Выплата больших пособий по материнству и отцовству не даст значительных результатов, если в стране сохранится экономическое неравенство и большое число осужденных – это снижает благосостояние литовского общества, увеличивает число самоубийств <...>. Особенно важны услуги для семей, доступность искусственного оплодотворения, поощрение разных семей, помощь разным семьям – неважно, одна женщина воспитывает детей или нет, традиционная семья или нет. Важно поддерживать материнство и детство, чтобы детей воспитывать было приятно и легко, чтобы люди хотели это делать.

– Мы говорим о комплексе мер. Такое средство – за одного ребенка столько денег, за двух столько, это не будет побуждать рождаемость?

– В долгосрочной перспективе это не даст никаких результатов. Другой вопрос если будем платить 10 000 или 20 000 евро или дадим квартиру на льготных условиях за каждого ребенка, то какую группу мы будем побуждать к рождению детей? Ту, для которой важны деньги, у кого низкое образование, низкие доходы? Этим людям такие вещи кажутся важнее. В такой группе менее образованных и бедных людей семьи будут больше, там они и без того больше, но так мы создадим себе проблему в будущем. Такие меры дают небольшие и краткосрочные результаты. Нужен комплексный подход - например, компенсация аренды молодым семьям, помощь с выплатой ипотеки. Например, я буду знать, что если в семье родится третий ребенок, то государство поможет с платой за аренду большего жилья.

– Вы упомянули об иммиграции. Наше общество структурно меняется. Будет ли такое и в будущем или это сложно прогнозировать?

– Конечно, многое сложно предугадать. Но если взглянуть на миграционные потоки последних лет, то, вероятно, этот поток вырастет из соседних стран или из дальних. Нам не хватает ясности в вопросе иммиграционной политики.

Другой момент, если мы решаем впускать иммигрантов, а это неизбежно, мы это делаем и сейчас: хотим ли мы, чтобы они быстрее уехали или хотим, чтобы они интегрировались и стали лояльными жителями Литвы – необязательно гражданами. Это важный вопрос, связанный с владением языком. Если у нас есть некоторые группы, живущие здесь 50 лет и не говорящие по-литовски, то что говорить о тех, кто только что приехал. Вопрос языка актуален для иностранцев, это основной вопрос интеграции.

Если мы создадим условия для бесплатного изучения литовского приезжими (или на определенных условиях, например, в обмен на волонтерство) – мы от этого только выиграем.

– Если государство примет всесторонние меры – будет поощрять рождаемость, применит адекватную миграционную политику, будет работать над возвращением уехавших, можно ли сохранить нынешнюю численность населения?

– Нам не надо фиксировать внимание на 3-4 млн., не в этом дело. Конечно, чем больше, тем лучше, но проблема - неблагоприятная структура общества. Очень много людей старшего возраста. Через 10-20 лет на их место придут более малочисленные поколения.

Если мы хотим избежать этого, нужны большие потоки иммиграции, например, за 20 лет – 300 000, 500 000, 700 000, чтобы сохранить 3 млн. Представьте, что значит 700 000 иммигрантов: как изменится структура литовского общества, какими будут экономические, культурные изменения. Как за короткое время интегрировать столько людей.

Второй момент - увеличение рождаемости. При нынешней структуре, надо, чтобы каждая женщина рожала 3-4-5 детей, а ведь сейчас некоторые вообще не рожают. Это нереальная цель.

Во всех Западных странах средний показатель рождаемости 1,5 ребенка на женщину, но рождаемость можно увеличить, например, на десятую часть. Надо концентрироваться не на числах, а на равновесии в структуре общества, увеличивать продолжительность жизни людей, важно улучшать качество жизни.

У нас продолжительность жизни невелика – особенно здоровой жизни. Женщины живут дольше мужчин, но продолжительность здоровой жизни небольшая. Это значит, что последние годы людям тяжело, они нуждаются в уходе – много времени проводят в больницах, в отделениях паллиативного ухода.

Поделиться
Комментарии