aA
Роман Карцев, любимец публики, актер, миниатюры которого помнит и знает каждый, кто когда-либо интересовался миром сатиры и юмора, в начале ноября посетит Вильнюс, где не выступал 20 лет. В интервью DELFI он рассказал о своем отношении к современному юмору, своей публике, театре миниатюр и программе, которую он приготовил для зрителей в Вильнюсе.
Роман Карцев: каждый заслуживает того юмора, который он слушает

В столице Литвы Роман Карцев покажет программу «Я родился в Одессе», куда вошли избранные миниатюры (Михаила Жванецкого, Семена Альтова). Совсем новым для Вильнюса будет то, что Роман Андреевич познакомит вильнюсского зрителя и со своим творчеством.

Говорить с такими людьми, как Роман Карцев, одно удовольствие: трезвый взгляд на вещи, интеллигентность, открытость, уверенность в своем деле, что многие называют словом «профессионализм». Но в случае с Романом Карцевым, это больше, чем просто профессионализм.

Человек, который провел на сцене более 50 лет, видел публику тогда и наблюдает ее сейчас, жил в советское время, а сейчас продолжает пользоваться неизменным успехом, а главное, шутил, грустил и не унывал, неся зрителю положительные эмоции, с сожалением констатирует, что нынешний, современный юмор победил. Это что касается юмора. Что касается сатиры сейчас, то он выразился так: ее вообще нет.

«Каждый заслуживает того юмора, который он слушает», – уверен Роман Карцев, который оветил на вопросы DELFI по телефону.

- Роман Андреевич, Вы же не первый раз в Вильнюсе?

- Нет, конечно. В основном мы приезжали сюда «до того» (до развала СССР – DELFI). В Прибалтике вообще мы были с Витей Ильченко, наверное, раз пять. После того, как произошло отделение государства, по-моему, я не был. Прошло уже 20 лет, видимо, было не до меня.

- Получается, что Ваш концерт – своего рода возвращение…

- Второе пришествие (смеется).

- Вы упомянули время «до того», в связи с этим и вопрос: Вы выступали и выступаете в тех странах, что появились после распада СССР. Что изменилось, и изменился ли зритель?

- Это сложный вопрос. Тот зритель, который к нам в то время ходил (я уже лет 50 на сцене), и который с нами идет все время – не изменился. Он знает, что от нас ждать и поэтому приходит. А зритель, который сейчас смотрит 15-16 юмористических программ по телевидению, конечно, изменился. Такой зритель смотрит эти программы, и они ему нравятся. В основном – это молодой зритель. Но это уже другой юмор, другая жизнь.

Так что, если говорить вообще, то зритель изменился, а наш зритель – нет. Он так же ходит, так же встает в конце спектакля и благодарит, потому что мы сейчас не так часто ездим, нас очень мало осталось (смеется) – Миша Жванецкий и я. Есть ребята более среднего возраста – Шифрин, Новикова, может быть Задорнов. А в основном – это КВН, который буйствует на всех каналах, и чем дальше, тем хуже.

- Сейчас многие критикуют уровень нынешнего эстрадного юмора. Если сравнить, скажем, передачу «Вокруг смеха» советских времен и «Камеди клаб», то это даже эстетически разные вещи. По Вашему мнению, все ли в порядке в российском мире сатиры и юмора?

- Если честно, то я эти программы не смотрю. Я могу их быстро переключить – и мне все ясно. Не знаю почему. Возможно, мне не хочется портить свой вкус, а, может быть, не хочется портить настроение своим внукам, которые смотрят эти программы. Что поделать, такое время, и это их юмор.

Что касается сатиры, то ее вообще нет. Ее просто нет. Честно говоря, не очень хочется об этом говорить, потому что настоящий юмор понятен всем и везде.

Чаплина все знают и все помнят. Хотя он и не говорил, всем было все ясно. А мы вышли из театра Райкина, организовали свой театр миниатюр, работали в Одессе, Ленинграде, сейчас в Москве… Вы слышите, я все время говорю слово «театр»? Потому что мы всегда делали спектакли. Да, это театр малых форм, но обязательно есть основная тема, на которую, как на шампур насаживались миниатюры, и возникал образ спектакля, персонажей. Так что – это театр. И вообще, мы всегда дружили с театрами.

Сейчас будет 65 лет Петросяну, и он будет буйствовать на экране, но это совсем другое. Меня спросили, нравится ли он мне? Я с ним никогда не общался, человек работает и слава Богу. Каждый заслуживает того юмора, который он слушает.

- Как бы Вы определили функцию сатиры и юмора? Что эти вещи должны нести публике, людям?

- Какую-то правду. Честно говоря, и Жванецкий, и я с Ильченко, никогда не называли себя сатириками, потому что мы не боролись с советской властью, она сама погибла. Мы играли в театр, нам были интересны образы, характер, обобщения, отсюда уже рождались юмор и сатира.

- Если говорить о жанре, в котором работаете Вы, то сейчас не видно новых лиц, молодых артистов, которые бы продолжали традиции. С чем Вы могли бы это связать?

- Этого еще долго не будет, потому что произошел разрыв времен. И то, что было хорошего в Советском Союзе – Булгаков, Зощенко, Ильф и Петров, огромное количество потрясающих писателей и сатириков – все было вопреки строю. Поэтому все это ценилось и возникало само собой.

Что касается сегодняшнего времени – все взаимосвязано. То же самое происходит в экономике, политике. Прервалась связь времен. Я не сторонник того времени, потому что я в нем жил, я его знал, но была молодость, были девушки, были другие занятия и мы, как и сейчас молодежь, не реагировали на политику, а занимались своим делом: играли в театре, работали и особенно не замечали, что происходит.

Сейчас начинают возвращаться к тому времени. Сейчас даже программу сделали на одном из телеканалов и вдруг вспомнили… Это ерунда, что вы мне показываете по телевизору, во-первых, то, что я знаю, а во-вторых, если возвращаться, то нужно правдиво говорить о том, что было. А так – люди делятся на тех, кто за одно, и тех, кто за другое. И сейчас происходит перелом времени, поэтому и юмор такой, рынок такой.

Что касается Вильнюса, то мне очень нравился этот прекрасный город. К нам на концерт всегда приходило огромное количество литовцев, что-то в нас для себя они находили. Не только они, но и русскоязычная публика. Настоящий юмор понятен всем, даже если ты не знаешь языка. К нам в Америке подходили американцы со словами «wow, fine!». Они языка не знают, а им понравилось. Это очень важно, поскольку, видимо, он что-то для себя понял.

- Отчего российские артисты такого жанра популярны в странах, где порою люди даже в быту не всегда говорят на русском языке, но ходят на эти концерты? К примеру, в Литве.

- Потому что это настоящий юмор, он не придуманный. Сегодняшний юмор построен на шутках, анекдотах, на полуругательствах. Они поймали публику, которая очень хочет слышать мат. Они все разговаривают матом, почти вся страна разговаривает матом, кто дома, кто на работе. И когда такая публика услышала это открыто, то жутко обрадовалась. Я никогда не обвиняю артистов, потому что артисты делают то, чем они зарабатывают. КВНовцы все были несчастными людьми. Они учились на физиков, на химиков, инженеров и вдруг стали артистами, стали получать какие-то деньги. Поэтому все так и выглядит. Там есть способные ребята, но учились они другому.

Были же Чарли Чаплин, Макс Линдер, у нас были прекрасные люди – Аркадий Райкин. То есть можно было понять, чем они занимались. А здесь – шутки, репризы, хохмы, набивают зальчик своими людьми, подставляют хохот, аплодисменты. Все это взято в Америке. Я был в Америке на нескольких шоу «Камеди клаб». Там приходят черные ребята и начинают ругаться матом, а публика хохочет.

Честное слово, предмет не стоит стольких разговоров, но, к сожалению, сейчас этот юмор победил.

- У России в последнее время не всегда самые лучшие отношения со своими соседями, если говорить о странах Балтии, Украине, Грузии и т.д. Вы на своих концертах это каким-то образом ощущаете?

- На публике - абсолютно нет. Не знаю как кого, но нас так же уважают и приходят к нам на выступления. Я только что вернулся из Одессы, в прошлом году у меня был юбилей, и город подарил мне квартиру. Раньше я приезжал туда на день-два каждый год, сейчас могу приехать и жить там полгода. Я был в Таллине несколько раз. В Вильнюсе и Риге не был, но в ноябре поеду.

Я люблю играть свои сольные спектакли. В прошлом году я сделал юбилейную программу, куда вошли избранные миниатюры, где я играю классику Жванецкого, несколько вещей Семена Альтова, и совсем новым для Вильнюса будет то, что я буду читать свои вещи.

Я выпустил две книги. Одна из них вышла 9 лет назад «Малой, сухой и писатель» про Мишу (Жванецкого), Витю (Ильченко) и меня, о Райкине, как мы жили и работали. Вторая вышла два года назад и называется «Родился я в Одессе», так называется и моя нынешняя программа. В этой книге – монологи, миниатюры. Кое-что из этого я буду читать для вильнюсской публики.

Привезу с собой несколько вариантов книги и кассеты. То, что я продаю, идет семье Ильченко, мы ее с Мишей Жванецким поддерживаем, потому что скоро уже будет 20 лет, как Вити нет, а это был наш большой и хороший друг.

А так я был и в Грузии, и в Армении, скоро поеду в Душанбе, и публика, которая ходила и ходит на нас абсолютно такой же и осталась.

- Может быть, в заключение Вы хотели бы что-нибудь передать литовским зрителям?

- Я все скажу, когда мы увидимся, и я очень рад, что мы увидимся, это очень важно и для меня и для них. Повидаемся, поговорим, посмеемся, может быть, даже погрустим – всё вместе, потому что настоящий юмор предполагает и грусть, и фарс, и смех, и лирику. В этом сила театра миниатюр – за один вечер можно сыграть 15-20 образов, что очень важно, интересно, и это жанр, которым почти никто не занимается.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.