Вашему вниманию цикл статей "Выжившие", посвященный литовским предпринимателям – изобретательным людям с коммерческой жилкой, которые наперекор вирусу и карантинам, не предаются меланхолии. Они приспосабливаются к ситуации, меняют профиль и ищут новые формы.

Один из таких жизнелюбцев – бизнесмен из Клайпеды Евгений Соколов, директор небольшой фирмы по обслуживанию мероприятий Gera nuotaika, глава Клайпедской ассоциации предприятий по организации досуга. Не секрет, что отрасль, в которой задействован наш герой, возможно, больше всех пострадала от пандемии – коронавирус украл у нас праздники. Мы поговорили с Евгением о том, как он выживает в условиях карантина.

Подкаст: выживший бизнес, история Евгения. Что дальше?

Визитная карточка – хроники пандемии

"В январе этого года предприятию исполнилось уже пять лет. Мы занимаемся обслуживанием мероприятий. Речь идет и о технических решениях, и об оборудовании, и об организации питания. В том числе мы занимаемся и торговлей во время того или иного мероприятия. Можем продавать условные вафли, закуски, пиво", - пояснил Соколов.

По словам собеседника, на заре 2020 года ничто не предвещало беды. Еще в марте в республике гремели фанфары по случаю Дня восстановления независимости, а уже через несколько дней кабмин ввел строгие – невиданные для современной Литвы – ограничения.

"Наша основная специфика – уличные мероприятия. Мы работаем с большим количеством людей. Традиционные "Праздник моря", зимний "Фестиваль света", Международный фестиваль искусств, открытие сезона в Паланге, фестивали в Неринге и многое другое. Я упомянул лишь те, что известны широкой публике, а есть еще и множество частных. У нас были хорошие планы на 2020 год, но пандемия все переменила… Все произошло очень неожиданно. 11 марта коронавирус уже шагал по Европе широкими шагами, а у нас на улицах пели песни, устраивали парады, гремели салюты, народу было полно, а спустя несколько дней правительство объявляет о жестком локдауне. Для нас это стало шоком. Было непонятно, насколько это все затянется", - вспоминает бизнесмен.

"Выжившие" - клайпедская история: "Карантин нас ранил, но не убил. Работаем, ищем новые формы"
Šaltinis: Mindaugas Milinis

Во время затишья предприятие фактически не нуждается в работниках и волонтерах, но в пиковые моменты Соколов нанимает от 15 до 30 человек – все зависит от масштаба мероприятия. В этом смысле его фирма – не исключение. По такому принципу работает большинство компаний этого типа. Отчасти это помогло легче справиться с предыдущим блоком ограничений.

"Мы нанимаем людей сами, иногда призываем на помощь партнеров и другие компании, которые дают людей. В марте прошлого года мы не понимали, что можно делать, а чего нельзя. Скажу честно: я не верил, что это будет длиться так долго. Думал, что все это временно – на короткий срок. Но, как видите, все получилось иначе", - вздыхает собеседник.

Не потрудиться, так и хлеба не добиться

О больших праздниках и мероприятиях весной прошлого года пришлось забыть. На тот момент коронавирус посеял страх в сердцах литовцев – гораздо больше, чем сегодня, признается Евгений. Отрасль, в которой был задействован он и его команда, фактически умерла. В марте-апреле абсолютное большинство даже не помышляло о том, чтобы что-то организовать или праздновать. Однако владелец Gera nuotaika не опустил руки и кардинально перепрофилировал свою деятельность – стал поставлять маски.

"Что делать, когда мероприятия вдруг стали никому не нужны и даже опасны? Меняться. Мы поменялись настолько быстро, насколько смогли. Как вы помните, в начале прошлого года был большой дефицит масок, при этом в них нуждались все, вот мы и занялись новым делом. Переориентировались, причем довольно успешно", - рассказывает клайпедчанин.

Соколов озвучил простую истину: главное оружие успешного бизнеса – связи. Именно они и помогли ему развернуться на неизведанном доселе для компании поле.

"К счастью, у нас много друзей, знакомых, хороших коллег. Горизонтальная связь с партнерами в Литве и в Китае. Мы много лет сотрудничаем с поставщиками в Поднебесной, которые, например, поставляли нам оборудование, но с началом пандемии они тоже в срочном порядке перепрофилировались и стали продавать маски. Мы этим воспользовались. Условно говоря, заполнили свои склады и стали реализовать продукцию на местном уровне – тогда это принесло определенную прибыль, но кому-то мы просто помогали. Продажи шли напрямую – по секторам. Нотариальные конторы, частные компании. Также нам удалось выиграть несколько крупных конкурсов", - говорит Евгений, подчеркивая, что это было временное занятие.

Когда поставки наладились, когда маски появились в аптеках, а государство стало покупать защитные средства напрямую, повышенный спрос на этот товар иссяк.

"Мы получили временную выгоду, но это не наш рынок, конкурировать с профильными большими компаниями и государством мы не можем, да и не хотели".

"Выжившие" - клайпедская история: "Карантин нас ранил, но не убил. Работаем, ищем новые формы"
Šaltinis: DELFI / Rita Gečiūnaitė

Глотком свежего воздуха для фирмы стали летние месяцы.

"Летом многие ограничения сняли, какие-то мероприятия были, но по количеству людей они не сравнятся с теми, что проводились в 2019 году. Кроме того, на жителей нагоняли страх, иногда – совершенно неоправданный. В итоге многие просто боялись идти на мероприятия, это длится до сих пор. Я думаю, что и после того, как вторая волна отступит, эта негативная тенденция сохранится. У страха глаза велики, людей легко напугать. Почти уверен, что в 2021 году, даже если все будет отлично, мы не вернемся к тому числу людей на условных фестивалях или концертах, что было два-три года назад. Дай бог, чтобы в 2022-м", - делится мыслями бизнесмен.

Зимние забавы

В декабре перед компанией вновь встал насущный вопрос о том, что делать дальше. Эпидемиологическая ситуация в стране стремительно ухудшалась, о мероприятиях вновь пришлось забыть. В случае нашего героя эта проблема была довольно острой, поскольку еще весной он сознательно отказался запросить финансовую помощь у властей.

"Зимой мы вклинились в ту сферу, где не работали раньше. Рождественские и новогодние ели кажутся естественной необходимостью на исходе декабря. Мы начали определенные телодвижения, закупили ели, продавали их в Клайпеде. С одной стороны, что-то получилось. Здесь опять речь идет о краткосрочной выгоде, но могло бы быть и лучше. Поскольку новое правительство ввело еще более жесткие ограничения, запретив свободное передвижение между самоуправлениями, продажи были ограниченными – локальными. Люди из прилегающих муниципалитетов в Западной Литве и даже из Клайпедского района не могли приехать и не поехали бы в город за елями, хотя в нормальное время – это обычная практика", - объясняет Соколов.

В первую волну фирме Евгения помогли накопления – о кризисе он думал давно. Но вот с повторным ударом в виде ограничений приходится уже туго.

"Говоря о механизмах господдержки, мы воспользовались лишь тем, что часть людей, у которых не было работы, то есть те, кто был в простое, получали компенсации. Ни о чем другом не просили. Во-первых, не было насущной необходимости. Во-вторых, я думал, что это быстро закончится и точно не помышлял о второй волне. В-третьих, на протяжении последних двух-трех лет много говорилось о том, что нас ждет кризис. Просто никто не ожидал, что он будет именно таким. Многие подготовились, подумали о „подушке безопасности“ – мы не исключение. По этой причине с первой волной мы совладали, пережили ее довольно спокойно. Сейчас ситуация другая", - разводит руками предприниматель.

Критик – не нытик

Наш собеседник не скупится на критику в адрес властей. Евгений не скрывает, что он и множество его коллег по индустрии развлечений и организации досуга разочарованы новым кабмином под руководством Ингриды Шимоните. Бизнес жалуется не столько на ограничения и желание побороть пандемию, сколько на отсутствие конкретики, последовательности и четкого плана. По его словам, на всех уровнях транслируется, что деньги есть, но на этом месте нужно ставить не точку, а запятую.

"Во-первых, судя по всему, их уже не так много. Во-вторых, нередко заявки на получение средств рассматриваются непростительно долго. В-третьих, давайте не будем обманываться – никто ничего не дает просто так, никто не помогает безвозмездно. Государство предоставляет ссуду, то есть кредиты. В будущем всем придется платить – на то, чтобы погасить задолженности, могут уйти годы. Некоторые бизнесмены не вернут их. Кроме того, меня часто забавляет, что правящие депутаты от имени фракций говорят о послаблениях, но жалуются, что не могут убедить правительство. Это и смешно, и грустно, учитывая то, что кабинет министров – их коллеги по партии и Сейму", - пожимает плечами Соколов.

"Что касается нас, 7 февраля мы подали запрос о получении помощи. Прошло уже больше месяца – ждем результатов. Сначала говорилось о том, что решения будут озвучены в течение 16 рабочих дней, потом – 30 рабочих дней. В итоге, дай бог, чтобы после полутора месяцев мы получили какой-то ответ. Извините, но если мы говорим об экстренной помощи для тех, кто занимается теми же мероприятиями, это долго. Для такого бизнеса полтора месяца это вообще долго. Нужно понимать, что речь идет о живых людях, строящих планы, думающих о будущем, планирующих расходы", - отчеканил клайпедчанин.

"Выжившие" - клайпедская история: "Карантин нас ранил, но не убил. Работаем, ищем новые формы"
Šaltinis: Klaipėdos TIC

По его словам, сравнивать литовские механизмы помощи с политикой в странах Западной Европы неэтично.

"В Европе многим даются безвозвратные выплаты, а у нас правительство говорило – мы одолжили 5 млрд евро, чтобы раздать их во время первой волны предприятиям, но ведь это не так. В действительности деньги одолжили, чтобы одолжить, соответственно они к ним вернутся. Также меня смущает сам механизм. Правительство думает о том и по сути больше всего помогает тому бизнесу, который уже не выплывет. Тем, кто, условно говоря, отказывается работать, а те, кто старается удержаться, кто продает, например, движимое и недвижимое имущество, за счет этого генерирует какие-то доходы, продолжает свою деятельность в той или иной мере, дает людям работу, получает помощь в том же объеме или еще меньше. Это нелогично и неправильно", - парировал бизнесмен.

Работать, нельзя унывать

Евгений Соколов надеется, что в обозримом будущем – с наступлением лета и развертыванием массовой вакцинации – жизнь вернется в прежнее русло. Несмотря на то, что его предприятию до сих пор удавалось держаться на плаву за счет нестандартных решений, все это – краткосрочные инициативы.

"Мы работаем, чтобы фирма жила и чем-то занималась. Если ничего не делать, клиенты о нас забудут, люди о нас забудут, работники забудут, как работать. Это применительно не только по отношению к нам, но и ко всем предприятиям – от больших заводов до семейных ресторанов", - убежден герой.

Что день грядущий нам готовит – вопрос риторический, и все же глава Gera nuotaika не унывает. Более того, строит планы на будущее, ведет переговоры с партнерами о мероприятиях летом, закрываться не планирует. Если станет совсем туго, вновь будет приспосабливаться и искать новые формы. В конце концов, бизнес есть бизнес.

"Будем делать мероприятия! Мы общаемся с партнерами и клиентами – думаем, планируем, размышляем. То, что было запланировано на май, очевидно, не состоится, но надеемся, что все удастся претворить в жизнь летом. Чем сложна наша сфера? Планирование занимает очень много времени – ты приглашаешь артистов, заказываешь технику, освещение, еду, нанимаешь людей, а потом все это может сорваться. Никто не готов брать на себя такие риски. Если речь идет о городских праздниках или тех, что спонсирует государство, там проще – тебе заплатят, люди смогут прийти и бесплатно поглазеть на то или иное действо. Частный сектор так не работает", - говорит собеседник.

"Выжившие" - клайпедская история: "Карантин нас ранил, но не убил. Работаем, ищем новые формы"
Šaltinis: DELFI / Rita Gečiūnaitė

Как писал классик, надежда видит невидимое, чувствует неосязаемое и совершает невозможное. Клайпедский предприниматель старается руководствоваться этим же постулатом.

"Одно могу сказать точно, поскольку у нас маленькая команда, поскольку расходы оптимизированы, объявлять о банкротстве мы не планируем. Мы – оптимисты. Верим, что к этому лету все более-менее наладится. Какие-то решения будут. Люди устали сидеть дома – невозможно сидеть в четырех стенах. В один момент народ хлынет на улицы. Тем более, страха сейчас меньше", - подытожил Евгений Соколов.

Справка

Возглавляемая Соколовым ассоциация в Клайпеде объединяет свыше 70 предпринимателей – это владельцы кафе, баров, ресторанов, спортклубов, тренажерных залов и те, кто занимается организацией массовых мероприятий. Основная цель – создание площадки, с помощью которой бизнесмены смогли бы отстаивать свои интересы, напрямую обращаясь к муниципальным и центральным властям с тем или иным запросом.

Индустрия развлечений и организации досуга создает около двух процентов ВВП страны. По оценкам гендиректора компании Tiketa – платформы по распространению билетов – Андрюса Жяубериса, оборот организаторов мероприятий в Литве упал на 99,5 процента.

По последним данным министерства культуры, за все время с начала пандемии в Литве – на определенное и неопределенное время – было перенесено свыше 870 мероприятий разного толка, всего было продано 350 тысяч билетов. Их совокупная стоимость составляет около 12 млн евро. Таким образом, можно лишь догадываться, что будет, когда клиенты начнут массово требовать вернуть деньги.

По словам главы Ассоциации индустрии мероприятий Валдаса Пятрейкиса, отрасль переживает тяжелый кризис, денег не хватает, но помощь правительства не может удовлетворить запросы бизнеса.

"Мы были закрыты на самый продолжительный срок и раньше всех. Есть предприятия, которые не работают уже год. Это огромная проблема, а пакетов помощи – нет, только горизонтальные меры поддержки, которые совершенно не подходят тем, кто задействован в секторе мероприятий. <...> В действительности же для отрасли мероприятий, которая пострадала больше всего, эта помощь сравнима с тем, как если бы человеку, нуждающемуся в аппарате искусственной вентиляции легких, предложили витамин C", - сказал он в интервью Delfi.

Valdas Petreikis
Valdas Petreikis. Šaltinis: Organizatoriai

Если правительство планирует снимать большую часть ограничений лишь в том случае, когда кумулятивный показатель заболеваемости будет составлять 25 случаев на 100 тысяч населения в течение 14 дней, организаторы крупных мероприятий могут никогда не вернуться к работе, утверждает Пятрейкис.

"Есть вероятность, что мы никогда не снизим показатель до нужного уровня. Получается, что все театры, вмещающие свыше 100 человек, должны закрыться? За границей, где активно идет процесс вакцинации, все же пытаются действовать – хотели бы видеть то же и у нас. <...> Совершенно по иным принципам работают, например, в Польше и в Дании: сектор культуры руководствуется планом по открытию – разрешению мероприятий. Если ты не можешь работать в рамках предложенного алгоритма, есть компенсационные пакеты, страховка. Такая помощь помогла бы и нам", - говорит глава Ассоциации индустрии мероприятий.

Подкаст: выживший бизнес, история Евгения. Что дальше?