Как татары попали в Литву, почему они вовсе не были охраной великого князя Витовта и какое слово важно не пропускать в источниках, Тамара Байрашаускайте рассказала в интервью Delfi.

- У книги очень простое название – как говорится, в лоб – «История литовских татар»…

- Меня друзья уговаривали придумать коммерческое название. Но я подумала, что наши татары заслужили свою историю. И решила, что надо было так прямо и сказать – это ваша история.

- На обложке Вашей книги – часто используемая в изданиях про татар рисунок с татарским ротмистром. Почему вы все-таки взяли именно ее?

– Действительно, этот татарский ротмистр всем нравится, поэтому наши татары его сделали своим символом. Он есть в каждой книге, в любом месте, где пишут о татарах.
Но я поместила его не обложку вовсе не поэтому!

Этот рисунок у нас в Литве почему-то часто приписывают историку Тадеушу Корзону. Но никто не раскрыл его военную историю Речи Посполитой. Иллюстрации к этому изданию делал Бронислав Гембажевский, военный и в то же время талантливый художник. Гембажевский ходил по музеям, делал рисунки с разных картин. Ротмистра он срисовал с какой-то картины или гравюры середины XVII века и даже подписал, что это 1660 год. Я подумала, что, наконец, надо сказать правду об этом рисунке –– и выложила ее на обложку.

Tamara Bairašauskaitė
Tamara Bairašauskaitė . Šaltinis: DELFI / Josvydas Elinskas

Возможно, на рисунке изображен конкретный человек – очень известный тогда ротмистр Александр Кричинский. В 1660 году он проявил себя в битве под Чудновом, или же оригинал был нарисован во времена великого гетмана Яна Собеского, когда татары перешли на сторону Османской империи – врага Речи Посполитой. Александру Кричинскому даже стихи посвящали – разумеется, еще до того, как он перешел на сторону турок.

Пока это лишь предположение, но я надеюсь, что когда-нибудь найду оригинальную картину!

Все собрать и разложить по полочкам

- Насколько вообще сложно было писать такую книгу?

– Писать всегда сложно. Во-первых, сначала надо создать концепцию, определить, что важно включить в книгу, а что необязательно. Для этого необходимо прочитать множество источников и исследований, включая новые, которых сейчас появилось очень много. Из них надо выбрать самые обстоятельные и весь этот багаж разложить по полочкам и передать в книге, по сути, небольшого объема – на четырехстах страницах коротко сказать о многом.
А другая трудность была в том, что книга писалась во время пандемии. Представьте себе: закрыты архивы, библиотеки, читальни. Если чего-то не хватало, мне приходилось писать коллегам в Литве и за границей. И они делились всем, что имели! Они присылали мне архивные материалы, которых я никогда до этого не видела.
И, в-третьих, мне было важно написать эту книгу понятным языком, чтобы получилась научная книга для всех.

- То есть вы рассчитываете на широкую аудиторию?

- Да. В книге даже намеренно нет сносок. Люди не любят читать книги со сносками. Но зато есть хорошие иллюстрации.

Очень надеюсь, что читателям будет интересно. Я дискутирую с историками – не передаю только свое мнение. Старалась показать, какое разнообразие источников, как сложно с ними работать. Мой принцип – критическое отношение к источнику и к исследованию. Я их сравниваю, смотрю, насколько им можно доверять.

Более надежные источники о времени поселения татар в Великом княжестве Литовском – это даже не польские или русские хроники и летописи, а прусские хроники. Есть также переписка великого князя Витовта «Codex epistolaris Vitoldi». О татарах там тоже есть сообщения, но нигде, кстати, не говорится, где он их расселил.

Tamara Bairašauskaitė
Tamara Bairašauskaitė . Šaltinis: DELFI / Josvydas Elinskas

Нельзя сказать: пришли и стали жить

- Так когда татары появились в Литве в конце XIV века или раньше?

- Источники говорят, что поселения татар вряд ли появились раньше конца XIV века. А легенды и домыслы, что они здесь оказались раньше, не имеют под собой никакой основы.

Важно помнить о том, что татары в большей степени нападали, чем были союзниками Литвы. То они объединяются с бывшими союзниками и нападают на Великое княжество Литовское, то, наоборот, взаимодействуют с его правителями.

Вообще, в Средние века постоянства в политике не было, создавались то одни, то другие союзы. Например, крестоносцы, которые тоже были врагами Литвы, в 1399 году вместе с великим князем Витовтом и ханом Тохтамышем шли вместе на юг, где потерпели поражение в битве на реке Ворскле (сейчас Украина – прим. Delfi).

- Первое поселение всегда символично. Удалось ли установить, где оно было и как называлось?

- По моему мнению, это все-таки были окрестности Тракая, и даже, может быть, в районе реки Ваки. Это похоже на правду, но в источниках этого нет. Это надо находить между строк и сравнивать источники разного времени. Но я думаю, что правы те историки, которые говорят: надо связывать первые места поселения татар с именем великого князя Витовта.

Что касается реки Ваки, то для кочевников, на мой взгляд, эта река была спасением. С одной стороны, они были близко к князю, с другой – у них была вода. В то же время это были великокняжеские земли, а Витовт хотел их иметь под рукой.

И все же татары то появлялись, то уходили. В общем, нельзя так сказать, что пришли, поселились и стали жить. Думаю, что процесс расселения растянулся на полторы сотни лет. И об этом я пишу в своей книге.

"Наши татары заслужили свою историю". Тамара Байрашаускайте собрала ее в одной книге и очистила от мифов
Šaltinis: DELFI / Orestas Gurevičius

– А такие деревни, как Сорок татар? Райжяй?

- Честно, для меня это загадка. Сорок татар – вполне возможно. Но я не думаю, что Райжяй это ранее поселение. В тех местах они поселяются в XVI-XVII веке, когда Пуня и Райжяй были отданы на кормление одному из ханских наследников. Но это еще нужно проверять.

- Из-за чего татары переселялись в эти земли? Из-за проблем в Орде? Нужны ли были татары Витовту в качестве охраны?

- Да, в Орде было неспокойно. Но сильно сомневаюсь по поводу охраны, я нигде не нашла источников, это подтверждающих. Они ему были нужны, чтобы заселить земли людьми, которые могли отбывать военную повинность. Он дал им землю, и татары действительно с определенного количества земли выставляли воина с конем и экипировкой. Но семьи были большие, поэтому, татары, хоть и пришли в эти земли как воины, служили не все.

Одна книга татарского историка подсказала мне такую вещь. У Витовта было три похода на юг, последний закончился поражением в битве на Ворскле. Он пишет, что в это время в Золотой Орде свирепствовала чума. За ней, конечно же, следует голод. Значит, степной народ ищет место. В 1397 или 1398 году Витовт получает от Тохтамыша ярлык на степные земли между Доном и Днепром. Это значит, что у татар появляется новый господарь. И это также означает, что какая-то их часть могла захотеть переселиться на новые земли.

- А зачем Витовту были нужны воины извне? Своих не хватало?

- Великое княжество Литовское не было густо заселено. И вообще, наплыв новых людей – не редкость. Так почему не переселить сюда татар, с которыми Витовт непосредственно сталкивается?!

Меня вот что заставило задуматься: почему Витовт не дал никакой привилегии татарам? Караимы в первой половине XV века получили привилегию, евреи тоже получили. А почему татарам не дали? И я пришла к такому выводу: потому что было ясно, что они делают, какая от них польза. Татарин – воин, он получил землю, значит выставит воина.

Lietuvos didysis kunigaikštis, karalius Vytautas Didysis
Lietuvos didysis kunigaikštis, karalius Vytautas Didysis. Šaltinis: DELFI / Kiril Čachovskij

Привилегия у татар появляется гораздо позднее, в XVI веке, когда начинают кодифицировать литовское право, появляются статуты. Это привилегии Жигимантаса Августа 1561 и 1568 годов. Татары задумались: мы тут уже давно живем, воюем, а нас не вписывают туда как шляхту. И тогда они начинают бороться за свои права. Но им это не совсем удалось. Привилегии получили только те, которые воевали. За военные заслуги они получали земли, потом расселялись и так распространялись. И таким образом, я думаю, татарских поселений на территории Литвы, Беларуси, в Подляшье (в Польше) становилось все больше и больше. Хорошо бы, на самом деле, сделать атлас исторических татарских поселений, но это большая, кропотливая работа...

- Правильно я понимаю, что до Вашего труда, историки недооценивали масштаб расселения татар по территории Литвы и что вы расширяете эту географию?

- Да! Но это надо еще исследовать. Например, когда я писала эту книгу, еще поняла, что была довольно крупная община в окрестностях Кайшядориса. И она редко где появляется в наших научных работах, хотя там была мечеть. Для меня также было открытием, что и в Руднинкай была мечеть.

- Как пополнялось татарское население?

- Сложно сказать. Вот, например, Клецкая битва, 1506 год. Татары сильно проигрывают, многих берут в плен. Их расселяют по городам в частных владениях, в основном на территории современной Беларуси. Часть из пленных выкупают татары, которые уже здесь живут. Потом оказывается, что часть татар пришла из Крыма, а часть из Большой Орды, из Поволжья. А потом оказывается, что поволжские татары начинали переселяться туда, где спокойнее, то есть в сторону Крыма. Все эти пути надо еще внимательно проследить.

Не стоит забывать, что они селились и на территории современной Украины. Те же самые имена и фамилии. В начале XVI века Константин Острожский расселял их на своих землях на территории современной Беларуси и Украины. И другие знатные фамилии, включая Радзивиллов, расселяют пленных татар на своих территориях, где они и жили вплоть до начала 20-века.

Для кого разбойник, для кого – герой

- Что еще принципиально новое есть в Вашем исследовании?

- Во-первых, я закрепляю тезис о том, что татары не были шляхтой и не были дворянами до XIX века. Еще я доказываю, что рукопись XVI века «Рисале-и-Татар-и-Лех» («Послание о польских татарах»), это фальсификат.

И, кроме того, мне удалось установить настоящего автора антитатарского пасквиля, напечатанного в начале XVII века под псевдонимом Петра Чижевского. Это был аббат Старо-Трокского монастыря Томаш Павловски.

- Зачем он написал пасквиль?

- Бенедиктинцы жили рядом с татарскими поселениями. И вопрос, как поделить эти территории, стоял очень остро. Монастырь наступал на татарские земли, и позже ему все-таки удалось эти земли забрать.

- А как вообще местное население относилось к татарам?

- Это не моя тема. Тут и так ясно, что не все проходило гладко. Татары были жесткого нрава. В источниках появляются разные судебные дела, разбирательства. Конечно, разбойничали, между собой выясняли отношения.

С другой стороны, антитатарский пасквиль – это не единственное произведение. Если мы возьмем Генрика Сенкевича или Адама Мицкевича, то найдем у них романтизированный образ татар: верность долгу, надежность. Еще пример – Игнатий Ходько, который в «Pamiętniki kwestarza» («Мемуары сборщика пожертвований», 1851) описывает татарское поселение и татарина, который пожертвовал на монастырь.

Tamara Bairašauskaitė
Tamara Bairašauskaitė . Šaltinis: DELFI / Josvydas Elinskas

Слово, которое все пропускают

- А Википедии написано, что Сенкевич сам происходит из татар. Так ли это?

- Я думаю, что это не совсем так. Станислав Дзядулевич, польский историк и геральдист, в 1929 году издал «Гербовник родов татарских в Польше». И там он пишет, что, возможно, Сенкевич происходил от одного из татарских родов, который давно принял католичество.

Знаете, что такое «возможно»? Это слово, которое все пропускают! Да и какая разница! В Литве вы легко найдете человека с литовской фамилией и именем, а сам себя человек при этом считает татарином. С другой стороны, недавно прочитала научную статью, что потомок Сенкевича сделал генетический тест, который показал, что знаменитый писатель является «генетическим родственником» татар, монголов, чувашей и эвенков.

На самом деле, идентичность людей зависит от них – от того, насколько они ее сохраняют, или насколько они ее сами создают, или пытаются сохранить коллективную идентичность, оберегая свою национальную, этническую или народную группу. Такая группа литовских татар, то есть старых поселенцев, существует. Они поддерживают свою идентичность за счет религии и браков, стараясь не перемешиваться с другими. Они считают себя автохтонами.

А правда ли, что татары, когда перебирались в Литву, были вынуждены брать в жены местных женщин, потому что с собой привезли мало?

Боюсь, что это легенда. Все опираются на источник-фальсификат. Другие источники дают совсем другую картину: пришел хан со своим окружением, с женами, с сыновьями, с их женами. То есть в целом своих женщин хватало, что не исключает того, что они могли перемешиваться. Мы не можем этого установить, даже по фамилиям, потому что они могут происходить и от местности, и от патронима. Кроме того, татарам, у которых было больше привилегий, хотелось, чтобы их фамилии звучали по-местному. Они стремились быть поближе к верхушке и занимать более высокие посты. Те же Туган-Мирза-Барановские, например. Или Кричинские, их фамилия происходит от названия имения.

- Вы стали историком еще в советское время. Можно ли сказать, что в СССР был своего рода провал в изучении истории татар?

– Да, в советское время мы знали только историко-этнографическую работу Станислава Кричинского, которая была издана только на польском языке в межвоенный период. Я училась на историческом факультете, и моя первая работа была по литовским татарам. И тогда я впервые прочитала его монографию. Она мне по-прежнему очень нравится, я необыкновенно уважаю самого Кричинского. Поэтому, кстати, свою книгу я заканчиваю не выводами, а рассказом о нем и его книге. Это своего рода дань уважения, памятник ему!

- Считаете ли Вы, что своей книгой в некотором роде поставили точку в изучении истории литовских татар?

– Наоборот! Я надеюсь, что своей работой смогу подтолкнуть, вдохновить других историков на новые исследования.