"Дубенецкий мог бы еще значительнее проявить свои дарования, не будь он по своей натуре человеком слишком скромным и пассивным, совершенно непрактичным и большой богемой", - написал Мстислав Добужинский в 1932 году на смерть Владимира Дубенецкого, замечательного русского архитектора и театрального художника, талант которого расцвел в межвоенном Каунасе.

Портал DELFI в преддверии 100-летия восстановления государственности Литвы публикует серию статей о выдающихся людях этого края, чьи дела неразрывно связаны с именем современной Литвы.

Имя Дубенецкого тесно связано именно с Каунасом, хотя, будучи уроженцем Змеиногорска, в паспорте местом рождения он указал Вильнюс. Русский архитектор так и не заговорил по-литовски, но это не помешало ему стать своеобразным центром притяжения каунасской богемы 20-х годов, а в документах В. Дубенецкий назвал себя литовцем.

Таких неточностей, или мистификаций в его последующей жизни будет немало. Несмотря на то, что, по словам Добужинского, его порой буквально "рвали на части", он оставался очень скромным в своей профессиональной деятельности, что создает для ученых дополнительные проблемы: найти и определить его архитектурные и сценографические шедевры бывает очень непросто.

В.Дубенецкий /Фото из фондов Национального художественного музея им. М.К.Чюрлениса
В.Дубенецкий /Фото из фондов Национального художественного музея им. М.К.Чюрлениса

Но и список его классических, общеизвестных каунасских работ впечатляет: реконструкция Литовского государственного театра, Художественная школа, медицинский факультет университета Витаутаса Великого, гостиница "Летува", здания художественного музея (Галерея Чюрлениса) и нынешнего Военного музея имени Витаутаса Великого. Кроме того, согласно последним подсчетам, он создал сценографию к 18 театральными постановками.

Краткая биография: учился у Бенуа

В.Дубенецкий родился в 1888 году в поселке Змеиногорск Алтайского края. Сын врача.

В 1906 г. поступил на архитектурное отделение Императорской академии художеств в Санкт-Петербурге, учился у Л.Бенуа. Вместе с другими учениками Бенуа входил в студенческий кружок Duodecim, выступавший за возрождение классических традиций в архитектуре.

В.Дубенецкий был участником художественного объединения "Мир искусства".

В 1919 г. выехал в Литву с женой – балериной, художницей О.Дубенецкой. В конце 1920-х после развода с Дубенецким она стала женой литовского художника П.Калпокаса.

В 1921–1932 годах он преподавал в Каунасской художественной школе.

Дубенецкий выполнил в Каунасе ряд построек в стиле модернизированной классики: здания Художественной школы (1922), гостиницы "Летува" (1923–1925), медицинского факультета университета Витаутаса Великого (1931–1933), Исторического музея имени Витаутаса и Художественного музея Чюрлениса (1931–1936).

Он оформлял драматические, оперные и балетные постановки для Литовского государственного театра в Каунасе.

Разлад в личной жизни, богемный образ жизни привели к тяжелому заболеванию. В 1932 г. для лечения был направлен в клинику в Кёнигсберг (ныне Калининград), где скоропостижно скончался. Похоронен в Каунасе на Петрашюнском кладбище.

Не все тайны раскрыты

Военный музей Витаутаса Великого
© Diana Varnaitė
Военный музей Витаутаса Великого


Доктор гуманитарных наук из университета Витаутаса Великого, искусствовед Лина Прейшегалавичене в данный момент завершила масштабную монографию, посвященную Владимиру Дубенецкому. Издание "Архитектор национального модернизма: жизнь и творчество Владимира Дубенецкого" выпустит Национальный художественный музей М.К.Чюрлениса в следующем году, когда исполнится 130 лет со дня рождения архитектора.

"До сих пор о Дубенецком много говорили, но мало делали. Меня поразило это несоответствие между поверхностностью интереса к его фигуре и глубиной самого Дубенецкого. В итоге я решила написать большую монографию. Довольно много материала будет посвящено его так называемой известной и неизвестной биографии", - поделилась с DELFI своими планами ученый.

В новой книге нас ждет рассказ о многогранной творческой жизни Дубенецкого, в том числе о работах архитектора до объявления о независимости Литовского государства и о его деятельности после прибытия в Литву в 1919 году.

"В Литве он работал чуть больше 10 лет, относительно недолго, однако объем выполненной работы феноменален. Феноменальными были и профессиональные отношения с коллегами и его общественная деятельность. Готовя материал для раздела книги, посвященного его архитектурной деятельности в независимой Литве, я нашла и несколько неизвестных спроектированных им зданий. И даже пыталась вывести хронологию нагрузки, которая приходилась на него в разные годы. Порой ему приходилось работать очень много", - рассказала автор монографии.

Она признается, что работать с архивами было непросто, ведь некоторые здания проектировались по эскизам В.Дубенецкого, но подписи ставили другие коллеги: сам же он к славе не стремился. Таким образом, появилось множество объектов, которые Дубенецкому не приписаны, но эскизы говорят о том, что он имел к их проектированию непосредственное отношение.

Вильнюс или Змеиногорск?

Музей культуры Витаутаса Великого со стороны музея им.М.К.Чюрлениса /Фото из фондов Национального художественного музея им. М.К.Чюрлениса
Музей культуры Витаутаса Великого со стороны музея им.М.К.Чюрлениса /Фото из фондов Национального художественного музея им. М.К.Чюрлениса


Мистификации и загадки в биографии архитектора начались еще на заре его жизни. Как подчеркивает в интервью DELFI эксперт в области культуры межвоенного Каунаса, историк архитектуры Йолита Канчене, Дубенецкий родился в Змеиногорске, однако позже указал местом рождения Вильнюс.

"Он родился в 1888 году в Змеиногорске, его отец застрелился, а мать вышла замуж за врача А. Недвецкого, который был родом из Литвы. Позже Дубенецкий посетил Вильнюс, который и решил указать как место своего рождения, хотя по паспорту — это Змеиногорск. В те времена, чтобы получить паспорт или временное удостоверение, достаточно было свидетельства свидетелей. И, таким образом, было указано не только другое место рождения, но и другой год — 24 августа 1887 года, и то, что он литовец", - рассказывает Й.Канчене.

Можно только предполагать, что подвигло его изменить данные о своем рождении, но он переехал в Литву и, как считают ученые, видимо, хотел влиться в местную жизнь и даже указал, что является литовцем. Литовский язык он понимал, но не говорил. "Себя он называл потомственным литовским дворянином", - свидетельствует историк архитектуры.

Петербургский период

Государственный театр / Фото из фондов Национального художественного музея им. М.К.Чюрлениса
Государственный театр / Фото из фондов Национального художественного музея им. М.К.Чюрлениса


В. Дубенецкий учился в Императорской Академии художеств, учебном заведении очень высокого уровня. Это был центр художественной, культурной жизни, здесь работали знаменитые преподаватели. Сам же Дубенецкий учился у профессора Леонтия Бенуа. На факультете архитектуры прививались академические традиции.

"Уже в академии расцвел его талант. Он получал высокие оценки, и его конкурсная работа 1912 года, монумент, созданный по случаю 100-летия битвы у Бородино, на всероссийском архитектурном конкурсе заняла второе место. Были и другие награды. В 1912 году он также спроектировал реальный объект — дом отчима А. Недвецкого в Вильнюсе на улице Витауто. Это здание в классическом стиле, с колоннами, балюстрадами. И позже в творчестве Дубенецкого проявились классические традиции", - рассказывает Йолита Канчене.

Еще учась в Петербурге, Дубенецкий входил в различные художественные общества, в том числе в "Мир искусства", членом которого был, например, и Мстислав Добужинский. Общество поощряло интерес к старине и своим корням, кроме того, художники "Мира искусства" считали приоритетным эстетическое начало в искусстве и стремились к модерну и символизму.

"Это вдохновило Дубенецкого по возвращении в Литву искать свои корни в архитектуре. Можно сказать, что именно он одним из первых в Литве начал искать истоки литовского национального стиля, чаще всего — в национальном искусстве", - рассказывает эксперт межвоенного Каунаса.

Два мостка через бездну

Костел Кармелава /Фото из фондов Национального художественного музея им. М.К.Чюрлениса
Костел Кармелава /Фото из фондов Национального художественного музея им. М.К.Чюрлениса


Когда Дубенецкий приехал в Литву, то одной из первых его работ был деревянный костел в Кармелаве, при проектировании которого он опирался на архитектурные традиции народного искусства. Вторым источником его вдохновения был стиль барокко, который в Литве считается одним из самых своеобразных.

"Дубенецкий писал, что народная архитектура и барокко — это два мостка через бездну, которые протянула история", - цитирует Й.Канчене архитектора.

Он искал связь с вильнюсскими костелами и говорил, что здесь мы видим отражение вильнюсского барокко. Проектируя нынешний каунасский Музыкальный театр, он увеличил зал и добавил в него народные элементы и детали стиля ар-деко. Например, это тюльпаны, или лилии, которые В. Дубенецкий очень любил. Он украсил зал этими стилизованными народными элементами.

После оккупации Вильнюса Польшей Каунас в 1919-1939 годах был временной столицей Литвы. Именно поэтому В.Дубенецкий создавал свои шедевры в Каунасе, как и многие другие творческие люди, общественные деятели тех времен.

"В Каунасе расцвел его талант. Примером зрелого стиля Дубенецкого является музей им. Витаутаса Великого, в котором отражаются одновременно классические традиции и модернизм. Именно этот музей потом стал одним из характерных черт каунасского модернизма. Для каунасского модернизма характерны также поиски национального стиля. Медицинский факультет, например, на ул. А.Мицкевича, скорее, монументальный, отражающий классические традиции, этот же стиль отражается в здании, где сейчас находится Художественная школа и галерея им. Чюрлениса. Так что можно сказать, что он этих традиций классицизма, привитых в Петербурге, всегда придерживался. Он всегда искал отправную точку в культуре прошлого", - рассказывает Й. Канчене.

Дубенецкий общался и дружил с Добужинским еще с петербургских времен, его друзьями также были Юстинас Веножинскис, Пятрас Калпокас, Владас Диджёкас.

Сценография: принцип логотипа и футуризм

Как рассказывает автор моногорафии о В. Дубенецком Лина Прейшегалавичене, в книге будет отдельный раздел, посвященный сценографическим работам Дубенецкого.

"В книге я даю анализ сценографических работ Дубенецкого. И в этом контексте меня очень интересовал его путь в качестве основоположника национального литовского стиля. До меня авторы занимались лишь тем, что констатировали те или иные детали национального стиля, я же задавалась вопросами: почему?

Ведь он был участником группы "Мир искусства", и многие вещи он перенес в Литву из русской традиции. Кроме того, мне было интересно посмотреть, как литовская периферическая культура формирующегося государства повлияла на него как на архитектора", - делится своими мыслями Прейшегалавичене.

"> Эскиз сценографии спекталя "Невеста" /Фото из фондов Национального художественного музея им. М.К.Чюрлениса
Эскиз сценографии спекталя "Невеста" /Фото из фондов Национального художественного музея им. М.К.Чюрлениса


В литературе обычно упоминаются около десяти спектаклей, оформленных Дубенецким, Добужинский говорит о 12. А вот автору монографии удалось на сегодня обнаружить 18. Наиболее известные — это спектакли "Сказки Гофмана" Ж.Оффенбаха, "Ромео и Джульетта" Ш.Гуно, "Сильвия" Л.Делиба, "Жар-птица" И.Стравинского.

"А разница в цифрах такая большая из-за поверхностного отношения исследователей к его творчеству, я же проводила доскональные исследования", - свидетельствует искусствовед.

Автор книги о Дубенецком отмечает, что его сценография отличалась особым архитектурным видением, монументальностью. Художники того времени спектакли оформляли очень декоративно, его же видение было объемным, даже футуристическим.

"Он отказывался от ненужных деталей, а если деталь использовалась, то ее наличие было обусловлено необходимостью. Он по принципу логотипа отбирал только самое важное, что характеризует главную идею. По этому же принципу он создавал и национальный стиль, он не перегружал объект ненужной информацией. Чтобы это понять, надо, например, посидеть в зале Музыкального театра и понять, как непросто было на этой небольшой сцене создать ощущение огромного пространства. Ведь он занимался и его реконструкцией. И это тоже мистика. Я сама сидела в зале и думала над тем, как все прекрасно там организовано и как все хорошо работает", - констатирует ученый.

Как отмечает в своем последнем слове о Дубенецком Мстислав Добужинский, в театральных работах сказался культурный вкус Дубенецкого, его чувство стиля и историчности. "Особенно же удавалась ему гофманская романтика - "Сказки Гофмана" и "Выбор невесты", - писал он.

Человек богемы

Дубенецкий был человеком богемы, он организовывал вечеринки и посиделки у себя дома, любил общение. Семья Владимира и его жены балерины и художницы Ольги была очень радушной и пользовалась любовью друзей.

"Дубенецкий действительно был центром притяжения, это факт. Как и то, что он был человеком богемы. Все очень любят акцентировать его алкоголизм, утверждают, что он и умер от этого, но на самом деле причина смерти неясна. Так что и этот миф мне пришлось развенчать. Он пил не больше, чем его коллеги и друзья — Веножинскис или Диджёкас и другие коллеги. В те времена был такой образ жизни. Он, конечно, пил больше, нежели некоторые другие его коллеги, это акцентировал и Мстислав Добужинский, так как ему приходилось порой перенимать его работу по сценографии. Но все же это не следует акцентировать как нечто, что было присуще только ему. Если углубиться в жизнь художников того времени, то станет понятно, что он не был каким-то исключением. А его жена Ольга тоже любила такую жизнь! И ушла к такому же выпивохе Пятрасу Калпокасу", - рассказывает Лина Прейшегалавичене.

Каунасский архитектор был скромным человеком, это признают и его ученики. "То, что он не искал славы, не был честолюбив, это факт. Он никого — ни коллег, ни учеников - не критиковал и не унижал. Об этом пишут в своих воспоминаниях его современники", - констатирует автор монографии.

Й.Канчене также акцентирует, что Дубенецкий принимал участие в различных обществах, в художественных выставках. И архитектура, а также его метания, интенсивное творчество и богемная жизнь просто сожгли его дотла в сравнительно молодом возрасте.

"Творчество Дубенецкого всегда ценилось очень высоко и в межвоенное время, и советское время, и позже. Хотя, конечно, его тоже критиковали. В конце жизни он развелся с женой, детей у него не было, так что памятник надгробный ему поставили коллеги-архитекторы и заказчики", - рассказывает историк архитектуры.

Тем временем, Лина Прейшегалавичене отмечает и активную педагогическую деятельность Дубенецкого, работу по воспитанию молодого поколения художников и архитекторов, а это и Витаутас Ландсбергис-Жямкальнис, и Йонас Прапуолянис, и другие.

"Не все тайны жизни Дубенецкого раскрыты, - свидетельствует она. - И даже когда выйдет книга, можно будет продолжать их раскрывать. С одной стороны, мистики в моей книге не будет, потому что все подкреплено документами и историческими источниками. Но так как его жизнь все-таки была полна загадок, то без этого не обойтись".

ru.DELFI.lt
16