aA
Когда заходит разговор о любом национально-освободительном движении, в первую очередь воображение рисует беззащитных, но бесконечно обаятельных угнетенных и совершенно инфернальных угнетателей.
Приграничье и украинские земли ВКЛ как вызов центру (II)

Достаточно вспомнить хотя бы умилительную пасторальную сцену с танцующими на лужайке шотландцами из кинофильма Braveheart ("Храброе сердце")и для контраста – совершенно деструктивно настроенных англичан, при этом совершенно игнорируется факт постоянных разорительных грабительских набегов на северные графства Англии. Схожая ситуация наблюдалась и на территории современной Украины в 17 веке.

Проблема восстаний на Украине не вписывается в рамки общих концепций (от национально- освободительной до классовой борьбы), т.к. слишком много противоречий. Можно лишь констатировать наличие нескольких составляющих: религиозной, социальной, национальной, политической. Но это позитивные определения. Если определять события, то лучше использовать негативные характеристики мятежей: антикатолический, антишляхетский, антипольский и антиеврейский. Также следует отметить и своеобразное правовое положение казаков Сечи: фактически они не являлись подданными Речи Посполитой, поэтому участие их в восстаниях вопрос спорный. Скорее можно говорить о набегах на сопредельную территорию. В списке кошевых атаманов 16-17 века наиболее частой причиной смерти является казнь с распространенной формулировкой «за грабежи и убийства», а не за мятеж.

В 17 веке казачество хоть и декларировало свою миссию как защиту православия, тем не менее, достаточно активно участвовало в торговле людьми, поставленной на поток Турцией и Крымским ханством, совершенно не делая различия в вероисповедании пленных. Сечь чувствовала себя вполне самостоятельной силой для того, чтобы вести независимую политику по отношению к соседям. В то же время связь с подконтрольной Речи Посполитой территорией была достаточно тесной. Достаточно привлекательной казакам казалась перспектива перехода на службу Речи Посполитой с внесением в реестр. При серьезной дистанции, существовавшей между казачеством и крестьянством, переход в реестр кроме того, что давал то, что мы теперь называем социальными гарантиями, значительно приближал казаков к шляхетскому сословию.

Размытость границ и существование достаточно агрессивного полугосударственного образования не могло не беспокоить правительства соседних стран. Попытки обезопасить свои границы от набегов запорожцев и подчинить их хоть какой-то формальной власти не приносили успеха. К моменту восстания Хмельницкого раздраженность казаков примерно равнялась раздраженности их соседей.

Богдан Хмельницкий оказался именно той харизматической личностью, которой во многом восстание обязано своим успехом. Сам реестровый казак, человек с удачно складывавшейся карьерой, находившийся в отличных отношениях с королем, Хмельницкий, начав свою борьбу против личных обидчиков, вскоре оказался во главе движения, объединившего, казалось, совершенно разные силы.

В начале восстания Хмельницкого поддержала лишь небольшая часть реестрового казачества, да и то исключительно по причине его непререкаемого авторитета. Однако вскоре его силы пополнились за счет запорожцев Сечи (никогда не упускавших случая пограбить), крестьянского населения (которое в действительности несло все финансовые и хозяйственные тяготы) и крымских татар (с удовольствием вступившим в чужую войну с обычной целью- разжиться военной добычей и невольниками). Идеологическим знаменем восстания стала борьба за православную веру. Тем более парадоксально выглядят в этой борьбе союзники Хмельницкого – крымские татары.

Речь Посполитая оказалась не готова к борьбе сразу против нескольких противников. Тем более, что после первых побед восставших она лишилась большого количества войск, а рассчитывать на реестровое казачество, как это было прежде, уже не приходилось. По большому счету еще была возможность договориться с повстанцами, тем более, что Хмельницкий сам был не против переговоров. Но совершенно нельзя игнорировать такого фактора как человеческие амбиции. В ходе восстания именно столкновения сильных характеров во многом поддерживали пламя мятежа. К сильнейшим фигурам на этом поле можно отнести кроме самого гетмана его союзника хана Ислам-Гирея, противников: Иеремию Вишневецкого, Павла Сапеги, да и самого короля Яна Казимера. Каждый из них преследовал свои цели в этой войне, и столкновения амбиций зачастую делали невозможными любые компромиссы.

Интересна эволюция взглядов самого Хмельницкого. С началом восстания его требования к короне были достаточно умеренными, но после первых успехов под Желтыми Водами Корсунем и Пилявцами, а так же занятия Киева в 1649, Хмельницкий уже действует как полновластный правитель земель, именуя себя «самодержцем руським». Честолюбие и властность Хмельницкого были столь велики, что даже после его своеобразного пленения крымцами в ходе неудачной для казаков битвы под Берестечком, никто не хотел брать на себя командование войсками, зная, что гетман не потерпит рядом с собой иного лидера. К моменту Переяславской рады также нельзя говорить о том, что Хмельницкий искренне желал присоединения украинских территорий к московскому государству. Как очень хороший дипломат он скорее пытался втянуть в войну против Речи Посполитой и царя.

Фигура крымского хана Ислам-Гирея всеми участниками конфликта расценивается достаточно негативно. Для одних он враг государства и веры, для других – склонный к предательству союзник. Но как политик, преследовавший собственные интересы, хан во многом переигрывал остальных участников конфликта. Прекрасно понимая свою зависимость от Турции, он пошел на союз с Хмельницким исключительно для того, чтобы разбить союз казаков и Польши. В то же время ему совершенно не была нужна у собственных границ сильная казачья государственная организация, что и объясняет его собственную дипломатическую игру в момент успехов Хмельницкого.

Иеремия Вишневецкий представлял собой не столько личность, сколько сам принцип того, что противостояло казакам. Владения Вишневецкого были размером с небольшую европейскую страну, но это не было некое отсталое феодальное владение. Рост населения, городов, доходов в период до начала восстания говорит о том, что такое государство в государстве как Вишневеччина было достаточно жизнеспособным. То есть, магнатам и шляхте также было за что воевать.

Позиция короля Яна Казимира наиболее непоследовательна в этом конфликте. Зачастую действия короля и сейма были просто парадоксальными. Так в 1649 году Ян Казимир жалует Хмельницкому звание гетмана, признавая его шляхетство и в то же время сейм объявляет посполитое рушение, во главе которого становится сам король. Одним из камней преткновения в этом конфликте был вопрос о количестве реестра. Происходит курьезная вещь: в 1648 Хмельницкий сам предлагает реестр 12 тысяч, по Зборовскому договору он вырастает до 40 тысяч (тут у Хмельницкого появилась реальная проблема – начав составлять реестровые списки, он столкнулся с тем, что в 40 тысяч его вооруженные силы никак не вписываются, а переводить в разряд крестьян часть войска означало пойти на вооруженный конфликт с этой частью), после поражения под Берестечком, согласно белоцерковскому договору реестр сократился до 20 тысяч. При этом Ян Казимир совершенно не стремился выполнять свою часть условий договора, видимо, надеясь еще переломить ход событий вооруженным путем.

Военные и карательные действия с обеих сторон продолжались. Численность населения сокращалось, начались голод и эпидемии. Попытки вернуть крестьян к прежнему состоянию были безуспешны. Взаимная жестокость достигла предела. Проживание в одном государстве становилось невозможным. Переяславская рада 1654-го и переход в подданство русского царя отнюдь не решили, а только усугубили проблемы. С вступлением в войну царя Алексея Михайловича стало также понятно, что русские армии не оттянут на себя часть коронных войск, а превратят украинские земли лишь в еще один театр военных действий. Верхушка повстанцев стала лихорадочно искать выход из создавшегося положения. Смерть Хмельницкого в 1657 году положила конец единой политике на украинских землях.

Приграничье и украинские земли ВКЛ как вызов центру (I)

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.