aA
Когда ситуация в Афганистане пришла к молниеносному захвату Кабула, во всех СМИ и социальных сетях появилась тысяча экспертов со своими выводами и анализами. Причем абсолютно все они никогда не были в Афганистане, не знакомы ни с одним афганцем, но считают возможным высказываться на эту тему.
Taivanas
Taivanas
© Zuma Press / Scanpix

Я лично ждал, когда выскажутся два литовца, имеющих достаточно опыта и знаний о стране и происходящих там процессах – Вигаудас Ушацкас и Валдас Туткус. Ушацкас не удивил и не разочаровал, сказав ожидаемые и достаточно пресные комментарии в стиле «МИД уполномочен заявить».

Понимаю причину – карьерный дипломат, бизнес по всему миру, нужно говорить осторожно и взвешенно. Зато Туткус меня не разочаровал – давно я не читал комментарии в ФБ с таким интересом. Отставной военный, ни от кого не зависящий, никому не должен, в его положении можно резать правду-матку. Особенно зацепила вот эта часть поста Туткуса в ФБ: «Я считаю, что те, кто верит в то, что талибы будут «лучше и демократичнее», ошибаются. Кто хотя бы немного знаком с восточным миром, знают, что мусульманин думает одно, говорит другое, а делает третье. Было бы неплохо знать, что, насколько мне известно, по убеждениям радикальных мусульман обман (или убийство) иноверца - это благое дело. Видимо при поиске решений это надо учитывать».

Мой личный опыт общения с радикальными, да и не очень, мусульманами (справедливости сказать, не со всеми, но с большинством) точно такой же, как описал Туткус. Но я никогда не скажу об этом открыто – ну все-таки XXI век, ЕС, демократия, бизнес интересы, толерантность, заклюют правозащитники и еще тысяча причин. В работе, в турпоездке, при общении большинство европейцев обязательно думает про эту особенность и старается уменьшить риск возникновения проблемы, но вот в публичном общении сказать об этом впрямую считается некультурным.

В начале 90-х у меня был хороший друг и бизнес-партнер из штата Южная Дакота. Когда я приехал к нему в первый раз в 1994 году, мы медленно двигались по 229 шоссе штата, и он показывал мне своих поставщиков: «Вот эта семья нам поставляет пластиковые части уже 30 лет», «Вот эта семья начинала 40 лет назад с производства металлических деталей для нас в своем гараже, а сейчас смотри, какое у них производство», «Вот эта компания - наши поставщики этой продукции в третьем поколении».

Второй раз я приехал в Южную Дакоту в 1998 году, и мой партнер был просто в фантастическом настроении – он перевел все производство в Китай, снизил все расходы в 3-4 раза, цены оставил на прежнем уровне и получал прибыль, о которой он не мог и мечтать раньше. Некоторые его поставщики обанкротились из-за этого решения, на что он, как типичный американец, говорил: «Выживает сильнейший». Возил он меня на новеньком Бентли. В 2000 году он возил меня на том же Бентли, но каждое второе его слово было F..k – его партнер в Китае просто присвоил все чертежи и дизайны изделий, начал производить их под своей торговой маркой, продавать по всему миру на Алибабе, а американцу поднял цены в три раза. Все попытки предъявить претензии провалились, потому что, вдруг, на электронные письма перестали отвечать, а, когда мой друг приехал в Китай, на фабрике висела уже другая вывеска, и его просто не пустили в офис охранники.

И эта ситуация является квинтэссенцией бизнеса с коммунистическим Китаем – открытое воровство интеллектуальной собственности, невозможность цивилизованного судебного решения хозяйственных споров, отсутствие даже минимальной защиты прав некитайских компаний и, как вишенка на торте, открытый обман, который по понятиям простых китайцев, является предметом гордости и обязательной составляющей в бизнесе с иностранцами. Пообещал при продаже, что запчасть будет стоить 20 евро, когда нужно купить запчасть, цена вдруг подскакивает до 600 евро. На вопрос: «Но мне же вот с этого адреса эл. почты миссис Спринг Лай обещала 20 евро, ты сразу получаешь ответ, что миссис Спринг Лай работала очень плохо, ее уволили, и теперь цена 600 евро, но, так как Вы наш старый клиент, Вам сбросим до 400 евро. И эта экстраполяция идет снизу - от держателей для мобильных телефонов, которые ничего не держат, возвратить деньги за них нельзя и через месяц после покупки они летят в мусорку, до верха – миллиардного долга Черногории Китаю за построенные 41 км автострады, которые ведут вникуда. Один километр этой автострады обошелся Черногории в 23 024 000 евро и стал самым дорогим километром дороги в мире. Чтобы достроить дорогу, надо заплатить Китаю еще 1.2 миллиарда евро, которых у Черногории нет. Практически страна стала банкротом. В дополнение к проблемам финансовым, Черногория получила проблемы экологические, потому что вся природа и реки в радиусе километра от строительства были загажены и практически уничтожены китайскими строителями.

В Африке все проще – дал немного тому, немного этому и выиграл конкурс на приватизацию порта, железной дороги, шахты.

Китай проводит новую колониальную политику. Если раньше европейцы обменивали золото на стеклянные бусы, теперь те же европейцы свое золото в эквиваленте евро обменивают на пластиковые чехлы для телефонов, убогие наклейки для автомобилей, на майки, которые сделаны неизвестно из чего, покрашены неизвестно чем, и разваливаются после первой стирки. И мы сами подливаем бензин в неэкологичную, отравляющую планету, нужную только китайским производителям машину производства и потребления дерьма. И США тут впереди планеты всей, где абсолютное большинство ширпотреба, обуви, одежды, игрушек и продуктов сделаны в Китае, в то же время Китай является вторым по размеру владельцем казначейских обязательств США на сумму 1,061 трлн долларов.

Пандемия ковид очень хорошо показала, насколько Европа зависима от Китая, став хорошей встряской для политиков ЕС.

Я лично не согласен с формулировкой «деньги не пахнут». У меня был бизнес с китайскими производителями, и ничего, кроме убытков для меня и прибыли для китайцев, от него не осталось. Зачем делать бизнес с людьми, которые не уважают тебя как партнера, готовы надурить тебя при малейшей возможности, украсть твои идеи. Огромный рынок, скажете Вы. Но важен не размер рынка – важна прибыль, которую ты получаешь, работая на нем. Я не слышал, чтобы литовские компании декларировали огромные прибыли от операций на китайском рынке. С другой стороны, маленький Тайвань купил в Литве товаров на 76 млн евро. И я могу сказать, что лучшие мои бизнес-партнеры были именно с Тайваня.

Когда я первый раз прилетел в Тайбей, я ожидал как раз какой-то азиатской ментальности, но был абсолютно поражен реальностью. У меня было ощущение, что я нахожусь в Европе, просто вывески почему-то написаны иероглифами. Все партнеры говорили на английском, все имена были европейскими, и только фамилии были китайскими. И до сих пор помню, что во всех переговорах была абсолютная открытость, доверие и желание делать бизнес многие годы. Мы пожали руки друг другу и работали вместе почти 9 лет. Все, что было обещано на словах – выполнялось безупречно.

Поэтому, когда Литва открыла в стране представительство Тайваня – я был очень рад этому абсолютно правильному решению. А когда министр экономики Аушрине Армонайте анонсировала приезд тайваньской бизнес-делегации, ее личный и Министерства экономики и инноваций рейтинг в моих глазах запредельно скакнул вверх.

Несколько советов нашим молодым и амбициозным работникам министерства от человека, который проработал с тайваньским бизнесом 12 лет.

1) Тайваньские компании, в отличие от китайских, охотно размещают в европейских странах офисы и склады, работающие по законодательству ЕС. Обычно это 300-400 кв. м офиса и склад на 1-3 контейнера. В отличие от китайских компаний, тайваньские не стараются располагаться в одном месте, а, наоборот, стараются раствориться среди местных компаний в индустриальных парках. На сегодня самая большая концентрация таких представительств в Бельгии и Голландии, что связано с контейнерной логистикой грузов. И большой шанс привлечь такие компании есть у Клайпеды, только нужно оперативно инвестировать в небольшие офисно-складские блоки под аренду.

2) Логистический потенциал имеют и грузовые аэропорты, способные принимать самолеты класса Б747 – в нашем случае Каунасский и Шяуляйский аэропорты. Опять же в каждом из них есть тормоза для развития бизнеса – нехватка складов в обоих и военные ограничения в Шяуляй. Перспектива развития этого направления зависит от того, как быстро смогут договориться государственные ведомства и потенциальные инвесторы. Логичная, но очень непопулярная, я бы даже сказал преступная, идея – пригласить на встречу с потенциальными инвесторами Avia Solutions Group, которая мастерски лавирует в мировом авиабизнесе, но это явно не в тренде правящей коалиции, а Армонайте пока плывет именно в фарватере правящей партии. Если будет грузовой трафик, вполне возможен и пассажирский, который сейчас также очень ограничен из-за требований Китая.

3) Студенческий и научный обмен. На Тайване в мою бытность было мало университетских программ на английском языке, но, надеюсь, сейчас они появились. Что касается докторантуры и других научных программ, то проблем с английским языком не было и тогда, и сейчас. На острове сильная робототехника, проектирование и производство промышленного оборудования, промышленных лазеров, и, конечно – электроника, проектирование и производство чипов и микросхем. Нужно создавать литовско-тайваньский Эрасмус не только для студентов и научных работников, но и для бизнесменов.

4) На Тайване большинство компаний высокотехнологичные малые и средние. Поэтому перенесение их производства ближе к европейским клиентам дает огромный шанс для литовской провинции – Висагинас, Шальчининкай и т.д. Нужно провести инвентаризацию имущества провинции, собрать в единую базу все, что можно предложить инвесторам для размещения производства.

5) Аренда спортивных баз и совместные тренировки с литовскими спортсменами. Близость к Европе создает отличные возможности для акклиматизации, а уровень некоторых видов спорта в Литве – тот же баскетбол, плавание, гребля на байдарках и каноэ, современное пятиборье, делает тренировки с литовскими спортсменами привлекательными.

6) Для азиатских стран всегда были и остаются привлекательными творческие специальности – балет, оперное пение, живопись, архитектура. И тут у Литвы есть неплохие шансы привлечь студентов из Тайваня.

7) И конечно – туризм. Если для китайца с материка туризм в Европе – это, в первую очередь, шоппинг, то для китайца с острова туризм - это, в первую очередь, спокойствие, природа, медитация. И тут и Литве есть что предложить, и нашим сестрам-соседям Латвии и Эстонии.

Решение и вектор развития Литва уже выбрала – от Китая к Тайваню. Не нужно бояться, не нужно метаться – нужно развивать экономические отношения с Тайванем. Не сомневаюсь, что с Литвы будут брать пример, будут точно так же привлекать тайваньский бизнес, так что не надо снижать скорость. Наоборот, нужно рекламировать Литву как мирового лидера стартапов и финтехов в Гонконге и Макао, где много бизнесменов думает о переводе бизнеса в более спокойные юрисдикции. Что касается частного бизнеса, работающего с Китаем – пусть работает дальше, но на свой страх и риск. Зарегистрировать компанию в Латвии или Эстонии стоит несколько сотен евро, а это позволит вывести бизнес из-под негативного отношения китайских государственных структур. Но, если это надо делать, стоит задуматься – а есть ли смысл делать бизнес со страной, в которой влияние на экономику власти и идеологии столько сильно?

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt

TOP новостей

Коронавирус в Литве: 2354 новых случая и 26 смертей

За минувшие сутки в Литве было выявлено 2354 новых случая...

За минувшие сутки пограничники не впустили в Литву 120 мигрантов (5)

За минувшие сутки литовские пограничники не пропустили...