aA
В Киев пришла жара, карантинные ограничения ослаблены, акции протеста на улицах случаются реже обычного. Но есть одно место в украинской столице, где уже почти год каждые выходные собираются люди с плакатами и флагами. Преимущественно бело-красно-белыми.
Aliaksandras Lukašenka, Volodymyras Zelenskis
Aliaksandras Lukašenka, Volodymyras Zelenskis
© Itar-Tass / Scanpix

Посольство Беларуси "осаждают" политические эмигранты из этой страны и сочувствующие им граждане Украины. Иногда это обычные пикеты, иногда весьма креативные. Месяц назад проживающий в Киеве белорусский оппозиционер Петр Маркелов пытался перебросить через ограду посольства несколько мешков с навозом, но был задержан правоохранительными органами. Последняя акция состоялась в украинской столице 20 июня – на Майдане собрались несколько десятков людей почтить память погибшего в заключении белорусского активиста Витольда Ашурко.

С момента прошлогодних выборов в соседней стране белорусская тема "фонит" в украинском информационном пространстве. Политики в эфирах телеканалов, а простые граждане просто за чашкой кофе или кружкой пива рассуждают о том, возможен ли Майдан в Беларуси или том, что с усилением зависимости режима Лукашенко от России наша северная граница превращается в потенциальную линию фронта.

Если на уровне гражданского общества солидарность с белорусской "улицей" в Украине очевидна, то в политикуме ситуация неоднозначна. Поддержка действий Лукашенко со стороны пророссийских деятелей очевидна. Но ими количество симпатизирующих "бацьке" не ограничивается. Член президентской партии "Слуга народа" Евгений Шевченко в апреле этого года ездил в Минск на встречу с Александром Лукашенко, а после задержания Романа Протасевича написал в соцсетях пост в поддержку белорусского режима. Это выпад не остался незамеченным, и из фракции "Слуга народа" его после этого исключили. Что касается официального Киева, то его реакция на политику Лукашенко выстраивается по такой логике: посмотреть, насколько суровой по отношению к белорусскому режиму будет реакция Запада и идти в кильватере его решений.

В украинско-белорусских отношениях есть свои скелеты в шкафу. В октябре 2019 года Зеленский встречался с Лукашенко в Житомире в крайне радушной атмосфере, которую стоило бы описать советским штампом "Дружбе крепнуть". Известный украинский журналист Дмитрий Гордон накануне выборов в августе 2020 года записал комплиментарное интервью с Александром Лукашенко. Да и в целом в украинском обществе отношение к белорусской диктатуре было довольно лояльным. Только после жестокого подавления протестов после августовских выборов, популярность "бацьки" в Украине стала падать: сейчас ему тут не доверяют 54% украинцев, а доверяют 36% (данные опроса КМИС).

Когда весь мир ужаснулся от акции воздушного пиратства в Беларуси, в украинских соцсетях быстро вспомнили историю Павла Гриба – украинского гражданина, которого в 2017 году российские спецслужбы выкрали с территории Беларуси и вывезли на территорию РФ, где предъявили обвинение в терроризме. Павел Гриб без малого два года провел в российской тюрьме (его обменяли в сентябре 2019 года), но официальный Киев ни при прежнем, ни при нынешнем президенте не поднимал вопрос о похищении украинского гражданина с территории страны, которая в целом считалась до недавних пор дружественной.

Но несмотря на некоторые внешнеполитические проколы, Украина уже много лет принимает у себя белорусских политэмигрантов: от художников и программистов до добровольцев, которые воюют на Донбассе на украинской стороне. Официальное белорусское телевидение выливает ушаты помоев на Украину, которая приютила у себя, говоря языком пропагандистских СМИ, "политических бомжей".

Единственной сферой, в которой украинско-белорусских отношениях наблюдался здоровый прагматизм, была экономика. Уровень сотрудничества между странами в последние годы не был высоким: на Беларусь приходится 3% украинского экспорта, а часть белорусского импорта в общем числе не превышает 5%. Торговые отношения между странами начали портиться после выборов президента в Беларуси в августе прошлого года: страны стали применять друг к другу спецпошлины с осени прошлого года, а с конца мая санкционная политика усилилась с обеих сторон. Началась она, ожидаемо, с ограничения полетов. Стоит сказать, что Минск долгое время был своего рода "хабом" для полетов из Киева в Москву и назад. Прямого авиасообщения между Украиной и Россией нет с 2015 года, и Беларусь выступала своего рода "воздушным мостом", который прекратил свое существование 26 мая сего года.

Если посмотреть на структуру украинско-белорусской торговли, то станет заметен серьезный дисбаланс: украинский экспорт в Беларусь оценивается всего в 113 млн долларов, в то время как белорусский импорт – 2,9 млрд долларов. Такие цифры наглядно демонстрируют, что для Беларуси украинский рынок крайне важен. Это заметно и из структуры торговли. Беларусь закупает в Украине (в порядке убывания) кондитерские изделия, мебель, сельхозтехнику, а продает преимущественно топливо и удобрения (52% от всех поставок).

Полномасштабного эмбарго страны не ввели, но уже наметились наиболее чуткие к ограничения сферы: для Украины это будет аграрный сектор и производители стройматериалов, для Беларуси – прежде всего нефтепереработка. Официальный Минск заявил, что не будет прекращать поставки топлива в Украину, а просто уменьшит их. Официальная версия о сокращении продажи бензина в Украину - ремонт на Мозырьском НПЗ с 1 июня.

Украинский розничный рынок отреагировал на это незначительным подорожанием топлива на АЗС. Но говорить о каких-то серьезных последствиях, бензиновом кризисе не приходится. Во-первых, украинская компания "Укртатнафта", контролирующая Кременчугский НПЗ заявила о готовности нарастить производство и перекрыть дефицит белорусских нефтепродуктов. Во-вторых, третьим после России и Беларуси поставщиком топлива в Украину является Литва (литовская часть в общем импорте нефтепродуктов сегодня составляет 12%). Потенциально она могла бы нарастить поставки бензина в Украину, если для этого не возникнут логистические препятствия со стороны все той же Беларуси. В-третьих, это может быть любая из стран ЕС, в которых Украина закупает топливо, но тут встает вопрос о его цене. Вполне возможно, что Беларусь не откажется от поставок бензина в Украину (найти альтернативный рынок будет не так и просто), но в таком случае возникает вопрос о целесообразности полномасштабного сотрудничества, учитывая санкции и в целом токсичность режима Лукашенко.

Есть во всей этой истории и еще один малозаметный пассаж. В опубликованном недавно расследовании украинского бюро "Радио Свобода" всплыла интересная информация о белорусском олигархе Николае Воробье, - бизнес-партнере Виктора Медведчука. Против последнего, как известно, в Украине применены санкции и выдвинуты обвинения в государственном измене. Интересы ж Воробья мало пострадали.

Белорусские олигархи вообще люди малоизвестные, тем не менее богатые и влиятельные до тех пор, пока им благоволит диктатор.

Николай Воробей наладил поставки дизельного топлива в Украину, а сравнительно недавно и битума. Как известно, в Украине сейчас реализуется президентская программа "Большое строительство", которая предусматривает ремонт и строительство дорог и объектов инфраструктуры. Именно эта программа подстегнула спрос на битум в Украине. Предприятие Воробья "Нефтебитумный завод" - один из поставщиков, на которого приходится около 10% импорта битума.

Несмотря на сотрудничество с Медведчуком и раскрытые в журналистском расследовании непрозрачные схемы поставок битума, ни Воробей, ни другие белорусские импортеры не пострадали. Этому есть объяснение: для Зеленского критически важно не снижать темпы "Большого строительства", ведь 24 августа – юбилей, 30 лет Независимости, следовательно, будет много мероприятий с перерезанием ленточек на трассе. Поэтому если санкции против белорусского битума и последуют с украинском стороны, то не ранее сентября.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt