aA
В мае этого года в Вильнюсском университете прошли первые Студенческие чтения, организованные кафедрой русской филологии. Среди прочих докладов, в которых речь шла об интересующих студентов проблемах литературы и языка, своей актуальностью выделялся доклад студентки второго курса, в прошлом прибывшей в Литву из Беларуси, Екатерины Нестеренко (бел. Katsiaryna Nestiarenka) "Понятие языкового империализма". Предлагаем вашему вниманию этот доклад.
Rusijoje artėjant stačiatikių Velykoms kepami pyragai su Z raide
Rusijoje artėjant stačiatikių Velykoms kepami pyragai su Z raide
© Soc. tinklų

Языковой империализм — это термин, получивший широкое распространение после публикации одноименной книги британского лингвиста Роберта Филлипсона. В своей работе он определяет языковой империализм английского языка как «доминирование, обусловленное установлением и постоянной поддержкой структурного и культурного неравенства между английским и другими языками». [1]

Несмотря на то, что в своём исследовании Р. Филлипсон фокусируется на проблематике империализма английского языка, он поясняет, что термин «языковой империализм» является теоретическим конструктом, созданным для объяснения того, как происходит процесс иерархизации языков, а также для выявления проблемы, почему одни языки используются больше, чем другие, и какие структуры и идеологии способствуют этим процессам. По мнению ученого, данный термин может и должен применяться по отношению к другим языкам. [2]

Р. Филлипсон выделяет следующие характеристики и закономерности языкового империализма:

языковой империализм переплетается с другими системно-структурными проявлениями империализма — в культуре, образовании, экономике, политике и т. д.;


языковой империализм способствует возникновению иерархии, где привилегии даются лишь тем, кто использует доминирующий язык;


языковой империализм носит структурный характер: доминирующему языку выделяется больше ресурсов и инфраструктурных средств, чем другим языкам;


языковой империализм имеет идеологическую основу: доминирующий язык превозносится на фоне других языков, стигматизирует их, а возникающая иерархия языков выставляется как логичная и верная;


доминирование носит гегемонистский характер: оно навязывается как естественный процесс в контексте спроса и предложения;


доминирование влечет за собой неравные права для носителей разных языков;


использование языка часто бывает субтрактивным, знание имперского языка и его изучение в образовании предполагает его закрепление за счет других языков;


языковой империализм — форма лингвицизма, разновидность дискриминации, аналогичная сексизму, расизму и классизму;


языковой империализм неизменно вызывает споры и сопротивление.

Зачастую языковой империализм имеет под собой непосредственно империалистическую основу и является следствием оккупации или колонизации земель, на которых доминирующий язык был искусственно навязан проживающим там народам. Однако языковой империализм — гибкое понятие. Под данное определение попадают не только те языки, которые получили свою распространённость на территории какого-то государства, заняв доминирующее положение в различных сферах общественной жизни по отношению к местному языку; проявлением языкового империализма также является привилегированное положение языка в более узконаправленных отраслях. Примером подобного проявления может служить требование знания доминирующего языка для получения более высокооплачиваемой работы или продвижения по карьерной лестнице.

В условиях позднего капитализма и глобализации языковой империализм так или иначе проявляется в разных формах по всему миру. Выявление языкового империализма требует глубокого анализа языковой среды на рассматриваемой территории. Сейчас, как правило, распространение доминирующего языка не носит силовой характер, не подаётся через прямое навязывание, что делает данный процесс менее заметным и очевидным.

Империализм русского языка на территории Беларуси

Господствующее положение русского языка в Беларуси обусловлено рядом факторов.

1. Насильственное навязывание русского языка, или процессы русификации населения на территории Беларуси

После подавления национально-освободительного восстания в 1830-1831 гг. император Российской империи, под контролем которой находились беларуские земли, Николай I создал особый «Западный комитет», целью которого являлось «уравнять Западную область во всех отношениях с внутренними великороссийскими губерниями». В 1840 г. Беларусь получила название «Северо-Западный край». Кроме того, Николай I утвердил постановление о переселении на территорию Беларуси «выходцев из внутренних губерний, которые привезут с собою на эту землю, которая сторонится России, наш язык, обычаи, приверженность русских к престолу».

После подавления восстания 1863-1864 годов процесс русификации продолжил набирать обороты. Глава «Северо-Западного края» генерал-губернатор М. Муравьев особое внимание уделял русификации образования. Широко известен его девиз: «Что не доделал русский штык, доделает русская школа и церковь».

2. Русификация непосредственно беларуского языка

Реализация языковой политики в БССР осуществлялась по двум взаимодополняющим направлениям, но последовательно приводила к полному нивелированию беларуского языка:

Сужение использования беларуского языка в общественной жизни и замена его русским языком;

Комплексная русификация беларуского языка, который допускался к публичному использованию.

28 августа 1933 г. было издано постановление правительства СНК БССР «Об изменении и упрощении белорусского правописания», которое касалось не только орфографии, но и фонетики, а также морфологических особенностей беларуского языка. Данная реформа искусственно приблизила беларуский язык к русскому, при этом обращения было изъято беларуское классическое правописание — тарашкевица.

3. Репрессии в отношении беларуских деятелей культуры

Репрессии стали эффективным инструментом уничтожения беларуской культуры и языка. Только в 1921 году в БССР было репрессировано до 1500 «националистов». В 1922 году на восток были высланы известные профессора, бывшие эсеры Н. Ярошевич, С. Скандраков, А. Мицкевич, В. Живан, А. Савич, П. Каравайчик и другие.

Сотни литераторов, почти весь Союз писателей сначала были депортированы, а позже — расстреляны. К началу войны, в 1941 году, в живых осталось не более 20 человек. Тысячи ученых, учителей, журналистов и чиновников были высланы или расстреляны.

После войны произошла фильтрация неблагонадёжных элементов, продолжались высылки, аресты. Были разоблачены тайные беларуские организации студентов педучилищ, выступавших против русификации. Были уничтожены даже юные романтики и организованные ими партизанские отряды. Одних расстреляли, других отправили в ГУЛАГ на 25 лет.

Каток репрессий не останавливался продолжительное время. Люди стали бояться разговаривать по-беларуски.

4. Искусственно созданная недоступность беларуской печатной продукции

Книги, написанные на беларуском языке, хранились на складах, не продавались, а потом списывались как некоммерческая продукция, которую никто не хочет читать. Наряду со снижением тиража и количества беларускоязычной печатной продукции увеличилось количество и доля русскоязычной. В 1946 г. тираж русскоязычных журналов в БССР составлял 1%, в 1955 г. он достиг 31%. В 1970 году общий тираж беларускоязычных книг составлял 9 миллионов экземпляров, русскоязычных — 16 миллионов.

5. Манипулятивные воздействия на население

Видом экономической манипуляции для укрепления позиции русского языка в образовании, например, можно считать постановление о повышении заработной платы на 15% учителям русского языка в беларускоязычных школах, принятое 26 мая 1983 года ЦК КПСС и Советом Министров СССР.

Доминирующее положение русского языка в современной Беларуси

После распада СССР единственным государственным языком в стране законодательно был закреплён беларуский, однако инициированный А. Лукашенко референдум в 1995 г. дал русскому языку статус равного беларускому. Происходящие впоследствии социальные и политические процессы лишь укрепляют языковой империализм русского языка в Беларуси.

Количество беларускоязычных школ с каждым годом сокращается. В стране не осталось ни одного университета, где преподавали бы на беларуском языке. Телевидение и государственные средства массовой информации продолжают транслироваться и издаваться в основном на русском языке. Беларускоязычные проекты и культурные площадки попадают под репрессии.

Ещё в 2006 г. А. Лукашенко заявлял, что «люди, которые говорят на беларуском языке, не могут ничего делать, кроме как разговаривать на нем, потому что по-беларуски нельзя выразить ничего великого. Беларуский язык — бедный язык. В мире существует только два великих языка — русский и английский». [4]

Сформулированные Р. Филлипсоном характеристики языкового империализма применимы к положению русского языка в Беларуси. Последствием доминирующего статуса русского языка стало внесение беларуского в список «исчезающих языков» по данным ЮНЕСКО.

Империализм русского языка в Беларуси — это не про дружбу народов и не про общее прошлое, это внедрение другого языка в культуру насильственным способом.

Языковой империализм на фоне неотрефлексированного имперского прошлого неизбежно проблематичен. Отсюда и возникают такие концепции, как «Русский мир» или «Братские народы».

Языковой империализм может формировать ложное представление, что одни языки «важнее» или «полезнее», чем другие, но это не так. Ценность языка не измеряется количеством его носителей или востребованностью на рынке труда. «Можно сказать, что сравнительная ценность языка определяется не столько численностью говорящих на нем людей, сколько качеством отношения языкового сообщества к своему языку. В том числе желанием и возможностью практиковать этот язык в его сложности». [5]

Список литературы:

1. Phillipson R. (1992) Linguistic imperialism. Oxford, England, Oxford University Press.
2. Phillipson R. (1997) Realities and Myths of Linguistic Imperialism, Journal of Multilingual and Multicultural Development.
3. Абламейка С. (2022) Как мы стали «сильно похожи друг на друга». Открытое письмо Борису Акунину, Радыё Свабода
4. The Village (2017) Лукашенко рассказал, почему не разговаривает по-беларуски
5. Гусейнов Г. (2019) Почему Россия не понимает по-удмуртски? RFI
6. Лыч Л. Русіфікацыя // Беларусь: энцыклапедычны даведнік / Рэдкал.
7. Гісторыя Беларусі (у кантэксце сусветных цывілізацый). Вучэбн. дапаможнік / В. І. Галубовіч, З. В. Шыбека, Д. М. Чаркасаў і інш.; Пад рэд. В. І. Галубовіча і Ю. М. Бохана. — Мн.: Экаперспектыва, 2005.
8. Станіслаў Станкевіч. Русіфікацыя беларускай мовы ў БССР і супраціў русіфікацыйнаму працэсу. — Мн.: Навука і тэхніка, 1994.
9. Phillipson, R. (2016). Native speakers in linguistic imperialism, Journal of Critical Education Policy Studies
10. Nordquist R. (2019) The Meaning of Linguistic Imperialism and How It Can Affect Society, ThoughtCo

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt