aA
«За последнее десятилетие у создателей российской пропаганды было достаточно времени, чтобы испытать, что действует, а что нет. Поэтому сейчас мы видим уже зрелую пропаганду, и это произошло в то же время, когда западные демократические СМИ стали слабее», - сказал Христофер Уолкер, обозреватель и исполнительный директор Международного форума демократических исследований при Национальном фонде поддержки демократии.
Kremlin's propaganda on Youtube
Kremlin's propaganda on Youtube
© youtube.com

По его словам, складывается парадоксальная и опасная ситуация, так как российская власть систематически отрицает информацию независимых источников, а по своим телеканалам представляет только такую информацию, какую хочет. Поэтому западным СМИ приходится отвечать на два вызова: во-первых – распознать дезинформацию, во-вторых – предложить свою альтернативу.

- Как Кремлю удается добиться своих целей на информационном фронте?

- Есть несколько факторов, объясняющих, почему авторитарным системам в последние годы удалось достичь прогресса. И не только потому, что правительства России, Китая и Ирана много инвестировали в СМИ. Это произошло в то время, когда СМИ демократического мира попали в невероятно напряженный период. Положение американских СМИ – намного хуже, чем было пять или десять лет назад: сократились инвестиции в расследовательскую журналистику, сократились редакции. Это отрицательно повлияло на демократические СМИ, и, вместе с тем, повысило эффективность авторитарных СМИ.

Если посмотреть на вызовы российской дезинформации и пропаганды, их можно оценивать на нескольких уровнях: первый – это вообще понять. Потребители пропаганды в США и Европе чаще всего не понимают, что стоит за этой информацией, которую они видят. Они не понимают целей этой информации, а когда не понимаешь, очень трудно критически анализировать ее.

Christopher Walker, NED nuotr.
Christopher Walker, NED nuotr.

Еще один вызов – то, что за последнее десятилетие (как раз 10 лет назад был запущен телеканал RussiaToday) у создателей российской пропаганды было достаточно времени, чтобы испытать, что действует, а что нет. Поэтому сейчас мы видим уже зрелую пропаганду, и это произошло в то же время, когда западные демократические СМИ стали слабее, и это оказало двойное влияние. Во-первых, стало меньше защищающих демократию СМИ в новых демократических странах – в Центральной Европе. Например, в Чехии и Словакии снизилось качество демократической печати, и в то же время поднялись пропагандистские недемократические СМИ.

Эти тенденции оказали большое влияние, и сейчас мы видим, что западные СМИ пытаются понять, как ответить на эти вызовы. Часть ответа – это распознать проблему и критически ее анализировать, другая часть – создавать источники содержания, которые могли бы дать адекватную информационную альтернативу жителям Российской Федерации, соседним странам и другим крупным русскоязычным сообществам в мире. И все это – на русском языке. Это большой вызов. Также предоставлять информацию не русскоязычным, которые в той или иной форме являются потребителями российской пропаганды. То есть, возникает множество сложных задач, требующих осмысления, и большие вызовы.

- Задачи такие большие, что заставляют ощущать беспомощность, потому что трудно бороться с единой диктатурой, которая принимает решения быстро и не соблюдает никаких правил. Какой выход вы предлагаете?

- Последние 10-20 лет в СМИ мы наблюдали фрагментацию. С одной стороны, возможности интернет-СМИ огромны и значительны. У нас есть доступ к множеству источников информации, что раньше было трудно себе представить. Но определенная политическая сила, решившая инвестировать в СМИ, на таком фрагментированном рынке имеет преимущество: они могут обеспечить единый голос СМИ. То есть, если говорить о российской и китайской пропаганде, есть официальные голоса, выстроенные в единый ряд: это и кремлевские телеканалы, исходящие из Москвы, и международные многоязычные платформы, транслирующие на многих языках, в том числе – английском, испанском и арабском.

Это и телевидение, и все чаще – интернет: мы видим быстро растущие пропагандистские сайты на шведском, польском и других языках Центральной Европы. Число сайтов будет только расти, так как они, по сравнению с телевидением – недорогие.

То есть, вызов огромный, но он не является непреодолимым, с ним надо бороться, разделив вызовы на очевидные части. Надо распознать и договориться, какой объем и природа вызова. Думаю, что это уже происходит. На эту тему есть очень полезное исследование Питера Померанцева и Майкла Вайса.

Один из способов бороться с вызовом, особенно в пространстве интернета – думать, как можно продолжать все хорошие дела, которые уже были сделаны в этой сфере, и не изобретать велосипед. Например, если говорить о пропаганде и дезинформации, мы видим такие проекты, как Stop Fake и подобные, довольно качественные, и они могут послужить начальной платформой, чтобы стать видимыми.

Еще нам нужны организации, особенно в Центральной и Восточной Европе, которые знают местную специфику, местные СМИ и политику, и могут рассказать своим аудиториям суть вызова. Еще одно направление – создавать альтернативное содержание, ориентированное на гражданские актуальные вопросы, думать о СМИ, которые могли бы существовать в современной среде и последовательно создавать содержание.

Если говорить о телевидении, это большой вопрос, так как это самое дорогое СМИ. В последнее время здесь возникают страшные парадоксы: российская власть систематически отрицает информацию независимых источников, а по своим телеканалам показывает только такую информацию, какую хочет. В то же время, Россия всеми возможными способами использует открытое информационное пространство за пределами страны, чтобы проектировать свою информацию, просто мутить воду.

Поэтому мы сталкиваемся с двойным вызовом: как отразить то, что Россия использует открытое демократическое информационное пространство за пределами своей страны, и в то же время – как передавать правдивую информацию из демократического мира в Россию. В век глобализации и интернета это, казалось бы, несложно делать. Кажется, в России очень много развлекательной и другой информации в интернете, но серьезные новости о политике, коррупции не доходят до телезрителей, они все больше ограничиваются и выталкиваются в независимые газеты.

Также становится меньше возможностей и в российском интернет-пространстве, которое раньше было открыто для серьезных новостей. Это вызывает тревогу. Российские обозреватели надеются, что, если не могут распространять информацию по телевидению, то смогут это делать в интернете, но неизвестно, оправдаются ли эти надежды…

- Каково ваше мнение об ограничении пропагандистских кремлевских телевизионных программ или целых каналов не на территории России?

- Это очень сложный и болезненный вопрос. Если вернуться к модели деятельности России – ограничивая информацию для своих граждан, она наслаждается свободой распространять свои известия в демократических обществах. А эти общества должны очень серьезно оценить это явление, так как это свалилось им на голову довольно неожиданно. От этого страдают и страны Балтии, которые, отвечая на российскую пропаганду, очень тщательно соблюдали свои правовые акты и правила. Запреты были очень хорошо мотивированы, и запрещались только специфические передачи.

В общем, необходимо создать хорошие возможности для свободного потока информации, она должна быть доступной. Но здесь мы возвращаемся к вопросу, который поднимают демократические страны, решая, запретить ли (временно) определенную информацию. То есть, является ли журналистикой информация, передаваемая по российским телеканалам? На этот вопрос надо себе ответить. Общий принцип – разрешить как можно больше альтернативных, независимых источников информации, и запретить те СМИ, которые создают угрозу национальной безопасности.

- В демократических обществах, таких, как Литва, иногда очень трудно достичь такого запрета. Транслировался пример пропаганды про Украину, не Литву. И суд попросил у ЛКРТ дополнительные доказательства, а ведь не так просто их представить, когда речь идет не о местных событиях. То есть, Россия пользуется преимуществами демократии, а мы должны обосновывать каждый шаг, чтобы защититься…

- Сейчас в демократических странах – огромное количество информации на русском языке, создаваемой российскими государственными СМИ. Например, в США телеканал Russia Today транслируется круглосуточно по кабельному телевидению во многих штатах. Он действует без каких-либо ограничений, передачи показывают везде, также и в Европе. Правда, в Британии за каналом Russia Today внимательно наблюдают, но и это делают очень систематично, осторожно и правильно. То есть, в отношении российского (и китайского) государственного телевидения практически не применяются никакие ограничения, а российское местное и международное телевидение внутри страны сильно ограничивается. Вы сами можете сделать выводы, какие стандарты и принципы у российского правительства.

- Спасибо за беседу.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.

TOP новостей

Жители Алитуса напуганы - среди нелегалов распространяется чесотка (27)

Врачам Алитусской больницы удалось спасти жизнь двоим...

Коронавирус в Литве: 337 новых случаев, никто не умер (3)

За минувшие сутки в Литве было выявлено 337 новых случаев...

Действия "Содры" шокировали мужчину: на счетах неожиданно "заморозили" сотни евро (5)

26 июля Фонд социального страхования (" Содра ") разослал...