aA
Сегодня любое рекламное агентство, которое решило покреативить с картой мира, потенциально может попасть в международный скандал. Если дизайнеры и менеджеры недостаточно подкованы в современных политических реалиях, то могут взять в работу карту современной России, на которой Крым обозначен как территория РФ, или же изобразить Украину без полуострова на юге.
Не забывать об оккупации. Что может изменить Крымская платформа
© Reuters/Scanpix

Даже транснациональная корпорация Coca Cola не застрахована от подобного промаха: свою новогоднюю кампанию 2016 года она запустила с топографической ошибкой, которая противоречит международному праву. Это "взорвало" соцсети, компания быстро написала письмо с извинениями в посольство Украины в США и исправило изображение карты. Реакция была столь быстрой, что украинские потребители не успели воплотить свои обещания о бойкоте популярного напитка, который разливают в том числе и на большом заводе под Киевом. Этот мелкий, казалось бы, инцидент довольно ярко подчеркивает, насколько за последние годы маргинализировалась тема оккупации украинского полуострова, ее практически нет в "большом" информационном пространстве.

О войне на Донбассе знают и говорят гораздо больше, чем об оккупации Крыма. И, что наиболее важно, существует нормандский формат: четырехсторонний диалог (Украина, Россия, Франция и Германия) на высшем уровне об урегулировании конфликта на востоке Украины. И хотя Москва постоянно пытается свести эти переговоры на уровень Киев-самопровозглашенные республики, формат тем не менее существует. С Крымом все иначе: есть ряд резолюций ООН, призывающих восстановить территориальную целостность Украины, есть санкции отдельных стран по отношению к стране-агрессору, но до недавнего времени не было единой международной площадки, где обсуждалась бы крымская проблема.

Крым и Донбасс в глазах мирового сообщества выглядят совершенно по-разному. Последний – это выжженная земля, место гуманитарной катастрофы. Европейские политики если и посещают этот регион, то исключительно подконтрольную Киеву территорию. В "ЛНР"-"ДНР" приезжают весьма специфические иностранцы: это, как правило, либо маргиналы-экстремисты, либо "солдаты удачи". А вот немецкие, французские, итальянские парламентарии не стесняются посещать Крым. Это преимущественно представители евроскептических партий, симпатизирующие России, но факт остается фактом: никаких серьезных последствий для европейских политиков такие визиты не несут. Да и бизнес порой рад обойти санкции – скандал с поставками на оккупированный полуостров турбин Siemens - яркое тому подтверждение.

В Москве вряд ли всерьез рассчитывали на то, что международное сообщество быстро смирится с оккупацией Крыма. Поэтому Кремль пошел по пути "ползучей" легитимизации: минимальное присутствие темы Крыма в информационном поле, а особенно на дипломатическом уровне, лоббирование постепенного снятия санкций, спекулирование на теме поставок воды, которой, по мнению РФ, Украина должна обеспечивать полуостров, плюс тотальная милитаризация оккупированной территории по аналогии с Калининградской областью. Решение Киева организовать Крымскую платформу как международный координационный механизм для возвращения полуострова в состав Украины – серьезный проактивный шаг, который вызвал в Москве шквал эмоций. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков назвал платформу "недружественным антироссийским мероприятием".

Крымская платформа долго и системно готовилась, и дата ее учредительного саммита была выбрана довольно удачно: 23 августа сего года, накануне празднования 30-летия провозглашения Украиной независимости. Как шутят в экспертных кругах, саммит стал своего рода "переписью друзей Украины". И в общем качественный и количественный состав делегаций (всего их было 46) говорит, что так оно фактически и есть. Первыми лицами на саммите были представлены восточноевропейские страны (в том числе и Литва), которые последовательно поддерживают восстановление территориальной целостности Украины.

"Тяжеловесы" ЕС и США отправили в Киев министров. Далекие, но солидарные в Киевом государства, такие как Япония. Новая Зеландия и Канада делегировали своих послов. Показательно, что на Крымской платформе не было представителя Азербайджана. В последнем Карабахском конфликте Киев открыто поддерживал эту страну как такую, что восстанавливает свою территориальную целостность. Опосредовано Баку на саммите представлял Алтай Эфендиев, генеральный секретарь объединения ГУАМ (созданная еще в 1990-х организация Грузия-Украина-Азербайджан-Молдова, которая на сегодняшний день по сути уступила свое место инициированной ЕС программе Восточного партнерства).

Участники саммита были солидарны в вопросах сдерживания России и необходимости деоккупации Крыма, что, по словам Владимира Зеленского, является задачей, которую Украина не способна выполнить самостоятельно. Президент Литвы Гитанас Науседа сказал, что Крымская платформа важна "в контексте дальнейшего непризнания незаконной и нелегитимной аннексии Крыма". Другие лидеры и политики высказывались в том же ключе. Но среди бодрости и оптимизма звучали слова, которые вряд ли можно назвать утешительными для Киева.

Вице-президент Европейской комиссии Валдис Домбровскис заявил, что не видит перспектив для запуска процедуры членства Украины в ЕС в ближайшие 3-5 лет. Президент Эстонии Керсти Кальюлайд в интервью "Европейской правде" через три дня после саммита сказала, что Киеву для евроинтеграции понадобится "20 лет работы". Такие реплики европейских политиков активно используются российской пропагандой и ее рупорами: мол, Украину никто не ждет в Евросоюзе, какой смысл туда стремиться?

Впрочем, Крымская платформа – это не о европейском будущем Украины. На саммите в Киеве была принята декларация, суть которой сводится к взаимодействию и координации в вопросах мирной деоккупации Крыма, дальнейшим санкциям, давлению на Россию в вопросе выполнения норм международного права, сотрудничеству на уровне национальных парламентов. Как для учредительного мероприятия результат неплох. Главный вопрос: как будет действовать платформа в дальнейшем? В тот же день, 23 августа, в украинской столице был открыт Офис Крымской платформы, который, как сказал украинский президент, будет работать в режиме 24/7. Но даже если в Киеве будут придерживаться этого режима, насколько будут активны те страны, что подписали декларацию?

С российской стороны уже слышен троллинг о том, что платформа – это разовое мероприятие, которое не будет иметь реальных последствий. Вероятнее всего, наиболее последовательными в своей приверженности деоккупации Крыма будут все те же восточноевропейские страны, прежде всего Польша и Литва. Показательно, что лидер Германии Ангела Меркель посетила Киев за день до проведения Крымской платформы, но на саммит оставаться не стала. Никто из лидеров стран G7 не приехал 23 августа в Киев, и это тоже сигнал, который вряд ли можно назвать положительным. Оптимисты говорят о том, что поддержка G7 у платформы однозначно есть, просто главы этих государств сегодня более обеспокоены проблемами Афганистана. Пессимисты считают, что инициативу Киева просто саботируют и "Северный поток-2" для Берлина, например, куда важнее Крымской платформы.

В сухом остатке имеем: Киев в вопросе деоккупации своих территорий перешел от реактивной политики к проактивной, и это однозначный плюс. Круг союзников (как минимум, на уровне декларации) довольно широк. Активность участников Крымской платформы будет зависеть от их реального состояния отношений с Москвой. А они у каждой страны, которая прислала своего представителя на саммит в Киев, нестабильны. Сегодня Москва может "мягко стелить", завтра вмешаться в выборы, устроить диверсию (как это было на складах вооружения в Чехии), применить боевые отравляющие вещества типа "Новичок", "вложиться" в дестабилизацию ( будь то референдум в Каталонии или протесты "желтых жилетов" во Франции). В такие моменты о Крымской платформе могут вспомнить даже те страны, для которых российская угроза сегодня кажется далекой и абстрактной.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt

TOP новостей

Больницы заполняются тяжелыми пациентами с COVID-19: пришлось принимать срочные меры некоторые отделения закрываются (20)

Больницы продолжают заполняться тяжелыми пациентами с...

Президент Литвы: режим Лукашенко увидит, что ЕС готов защищать себя (288)

Президент Литвы Гитанас Науседа заявил, что...

Йонас Милюковас. Локдаун как аргумент (87)

Мы уже чуть ли не впереди всей Европы по смертности и...