aA
«Мы живем в воюющей и униженной стране, в которой загипнотизированные люди с ностальгией вспоминают имперские времена и думают, что достигли величия. Кремль культивирует самые низменные инстинкты жителей, разжигает ненависть, вносит враждебность в общество. Этот ад не может закончиться мирно», - такую мрачную картину России в последнее время видел Борис Немцов.
B. Nemcovo nužudymas
B. Nemcovo nužudymas
© AFP/Scanpix

К сожалению, это подтвердила его трагическая судьба: либеральный оппозиционер был изрешечен пулями убийц, даже не пытавшихся скрыть лица, в самом центре Москвы, на расстоянии нескольких сот метров от центра политической мощи – Кремля.

Некоторое время назад Немцов был лицом и надеждой другой России – стремящейся к сотрудничеству с Западом. После краха Советского Союза сделавший стремительную карьеру – от губернатора Нижегородской области до вице-премьера при президенте Борисе Ельцине – он был одним из наиболее реальных претендентов на пост нового главы страны.

Но экономический кризис 1998 года, окончательно подорвавший авторитет Ельцина и скомпрометировавший элиту, потянул за собой и Немцова. В эпоху Путина либералы окончательно потеряли свои позиции, а Немцову пришлось начинать все сначала – в последнее время он был не очень влиятельным членом Ярославского горсовета. Но он не утратил оптимизма, так как считал себя марафонцем политики, плоды работы которого, возможно, придется ждать еще долго.

Такая утрата влияния не должна удивлять, так как Немцов во всех аспектах выпал из контекста политической арены России при Путине. Образованный (доктор физико-математических наук), прекрасно владеющий английским языком, не разбогатевший, несмотря на высокие политические посты, сторонник либеральных и демократических ценностей, он был инородным телом в кремлевской системе.

Ни политическая элита, ни элита госбезопасности, ни многочисленные сторонники имперской идеологии, ни олигархи (которых он одним из первых назвал этим термином еще в девяностые), не могли одобрить видение демократического развития России одного из наиболее известных критиков аннексии Крыма и войны в Восточной Украине – Немцова. Было немало предупредительных сигналов, а последний – прошедший несколько недель назад в Москве прокремлевский митинг, агрессивные участники которого осуждали Майдан и обещали разделаться с местными разжигателями, как не раз называли на плакатах Немцова.

Приходится констатировать, что в таких условиях Немцов представлял картину альтернативной России на Западе, где его замечали и цитировали, но не являлся лицом, которое могло бы собрать вокруг себя массы и бросить вызов режиму Путина. Даже в более-менее надежных опросах общественного мнения он уже не фигурировал среди лиц, в которых усматривали альтернативу Путину. Напротив, он оказывался рядом с националистом Владимиром Жириновским, в числе нежелательных в обществе политических лидеров.

Но расправа с инакомыслящими, вне зависимости от их положения, является нормой существования поддерживаемой более десятилетия системы, и это подтвердил уже не один пример – от Сергея Юшенкова до Анны Политковской. Правоохранительные органы ограничиваются тем, что в лучшем случае находят исполнителей, но настоящие мотивы и заказчики остаются спекулятивными.

Даже если это преступление не является прямым заказом российского лидера, оно напоминает результат тенденций последних лет – сорвавшегося с цепи российского экстремизма, который разжигала политика Путина. Антизападный психоз, поиски предателей и «пятой колонны» создали благоприятную среду для того, чтобы разные фанатики «русского мира» и империалисты начали «охоту на ведьм». Путин уже давно играет в опасную игру с русским экстремизмом и идеями мессианизма, который может выйти из-под контроля.

Конечно, в публичном пространстве России доминируют заявления, что Путин не имеет ничего общего с убийством Немцова. Напротив – архитектор перестройки Михаил Горбачев, лидер контролируемых властью коммунистов Геннадий Зюганов, бывший премьер России Сергей Степашин заявили, что это провокация против Путина, и, конечно, против всей России.

Сразу начали склонять якобы заинтересованные в этом внешние силы. По словам прокремлевского обозревателя Сергея Маркова, «надо откровенно сказать, что Немцова убили люди, организовавшие Майдан в Киеве, и желающие революции в России». Обвиняются и другие деятели оппозиции – якобы их цель – воспользоваться этой трагедией и вызвать фурор в обществе, поэтому прямые обвинения падают на Михаила Ходорковского и других.

Наверное, недаром в числе возможных убийц уже появился след исламистов и Северного Кавказа – именно эти группы в истории современной России наиболее часто становились «козлами отпущения», и этого нередко хватало, чтобы убедить наиболее наивных представителей Запада. Вероятно, именно в одном из этих направлений будет вестись «официальное» расследование.

Политических изменений в ближайшем будущем трудно ожидать, потому что сам Немцов признавал, что в современной России оппозиция идеологически слабая, расколовшаяся, поэтому надо готовиться к долгим годам тяжелого и малопродуктивного труда.

Это обусловливает и то, что Путину удается создавать картину, в которой оппозиционеры представляются либо как переживающие идеологическое банкротство коммунисты, либо как те же либералы, чьи идеи у большей части общества все еще ассоциируются с хаотической постсоветской шоковой терапией. Либеральная оппозиция стремится ограничить роль власти, но это не популярно в российском обществе. С исторической точки зрения, в западных обществах модернизацию государств проводили силы, возникшие из низов общества этих стран, а в России эту роль выполняло государство, а конкретно – политическая элита.

Большую опасность для режима представляет последовательное националистическое движение, поэтому его представитель Алексей Навальный идеологически неудобен Кремлю и более популярен в обществе. Навальный уже заявил, что империалистическая политика, ориентированная на расширение территории и влияния России, саму Россию толкает в небезопасную ситуацию. Иначе говоря, Навальный является сторонником неимпериалистического российского национализма, но и его возможности повлиять на систему ограничены – во время шествия в память Немцова 1 марта он остается за решеткой за раздачу буклетов.

Другой важный вопрос – насколько это жуткое происшествие разбудит российское общество. Может ли это вывести сотни тысяч жителей Москвы, Санкт-Петербурга и других крупных городов на улицы – так, как они по призыву Немцова и других деятелей оппозиции протестовали в 2011 году? Способно ли российское общество доказать, что не является только проектом социальной инженерии Путина? К сожалению, похоже, что благодаря контролируемой информационной системе и другим факторам политическая элита в глазах общества остается хозяином, гарантирующим определенный стандарт благосостояния, стабильности и величия страны в обмен на тихое одобрение «царской» политики.

Благодаря растущей в начале правления Путина экономике удалось обеспечить достаточный для общества «социальный контракт»: бизнес, интеллигенция в обмен на поддержку определенного уровня благосостояния гарантирует невмешательство в политический процесс, одобрение политической стабильности. В таких условиях, когда на Путина смотрят как на человека, решающего проблемы, а не как на их причину, трудно рассчитывать на перемены в России. Иначе говоря, в ближайшее время в России будут благоприятные условия для доминирования системы, которая будет продолжать убирать с дороги инородные тела, уничтожая их.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.