aA
На девятом месяце беременности я шла из магазина по улице. Выпивший, вполне гетеросексуальный мужчина средних лет схватил меня за грудь. Испугавшись, что если я закричу, он ударит меня в живот и навредит ребенку, я промолчала и на дрожащих от ужаса и отвращения ногах поспешила к дому. Хотелось спрятаться и защититься.
Лина Авертене. Чем и кому опасны геи?
© Shutterstock

Это был не первый раз, когда в светлое время суток я подвергалась сексуальным домогательствам в общественных местах: в транспорте, на работе, на практических занятиях по вождению. Каждый раз угроза исходила исключительно от гетеросексуальных мужчин.

Поэтому на улице я обхожу стороной места скопления гетеросексуальной молодежи и выпивших людей. Они часто пускают в ход и слова, и руки.
Вблизи нетрезвых гетеросексуальных мужских компаний, я ощущаю угрозу. Прогуливаясь по парку, я стараюсь, чтобы в моем окружении оказывались пожилые женщины, девушки или, возможно, геи. В их обществе я не боюсь сексуальных домогательств.

Еще не разу я не подверглась нападению лесбиянки или гея на улице или в общественном транспорте. Они не совали мне под нос, свои органы и не стремились засунуть руку под юбку. В автобусе с гомосексуальными людьми я чувствую себя в большей безопасности, чем в транспорте полном гетеросексуалов.

Домогательства мужчин - это типичная проблема для женщин во многих странах мира, поэтому, например, на Филиппинах есть специальные женские вагоны метро. В некоторых странах с целью уберечь женщин от сексуального преследования существуют женские такси, женские купе и даже целые женские вагоны в поездах дальнего следования.

Я совершенно не опасаюсь за свое здоровье в компании людей нестандартной ориентации. Бояться нужно не геев или лесбиянок, а людей, которые сеют ненависть и стремятся найти очередную незащищенную группу, как евреев во время второй мировой войны, чтобы выместить на ней свою злость и садистские наклонности.

Если честно, большой вопрос, чему научат нетолерантные «традиционные» семьи своих детей? Ненавидеть и унижать тех, кто слабее, тех, кто «другой»?

И если уж на то пошло, нужно говорить о необходимости ратификации Стамбульской Конвенции и защите от сексуального насилия, а не спорить о том, кто с кем спит и правильно ли они это делают. Лично я вообще не вижу в этом проблемы и угрозы для жизни и безопасности.

Гомосексуальные союзы существуют среди птиц. Пингвины, фламинго и черные лебеди образуют однополые союзы. Высиживают вместе птенцов, которые впоследствии образуют нормальные разнополые пары.

Так чем и кому опасны геи?

Гомосексуалисты не бегают с табличками о том, кто они такие. Я не встречаю их на каждом углу, а если даже увижу, не всегда могу определить, что это люди с нестандартными сексуальными предпочтениями. Для меня это просто люди. Не стоит приписывать им рога, делать из них очередных ведьм и пытаться бросить в огонь.

«Другие» - веганы, нудисты, хиппи, рокеры, готы — лично у меня вызывают любопытство и интерес. Даже если мне не всегда понятен их образ жизни, это не мешает строить уважительные отношения. Сторонники однополых союзов еще не разу не пытались меня к чему-то принудить или насильно навязать свои взгляды и желания. Зато гетеросексуалы это делали постоянно.

Мне непонятно, почему нужно осуждать кого-то, исходя из его манеры спать и заниматься любовью. Это вторжение в пространство человека и нарушение его личных границ. Споры про то, допустимы ли браки гомосексуалистов, напоминают желание авторитарного родителя, навязать свою волю, ограничить «нерадивого» ребенка, для его же «пользы».

Знаете, что обычно делают в подобных случаях дети? Уходят из дома или бунтуют, а иногда кончают жизнь самоубийством. Авторитаризм и тотальный контроль ведут к разрушению.

Не нужно лезть к другим людям в постель и судить, хорош ли человек, по его сексуальным предпочтениям. То, что приемлемо для двоих и совершается по обоюдному согласию — это не извращение.

Геи и лесбиянки — такие же люди, налогоплательщики, как и гетеросексуалы. Как и мы с вами они имеют право на защиту и соблюдение конституционных прав. С кем они спят и как это делают — их личное дело.

Ненавидеть легко. Для этого не нужно делать никаких усилий над собой. Это часть нашей животной сущности. Но для того, чтобы превратиться в человека, нужно учиться принимать других и строить отношения.

В пору пандемии, мне кажется абсолютным излишеством «Марш в защиту» традиционных семей, «антирадужное» шествие, которое является источником распространения ненависти и увеличивает количество заболевших, если не ковидом, то агрессией. Впрочем, радужные, а так же все иные шествия во время эпидемии тоже неуместны.

В стране достаточно проблем: безработица, бедность, алкоголизм, агрессия стран-соседей, экология, новые вирусы. Нам есть, над чем работать и что менять.

Большинство не всегда право. Все великое в мире придумывали отдельные личности, а не толпа. Пенициллин изобрел не народ, а отдельно взятый человек. Нельзя полагаться на мнение большинства, когда дело касается прав человека. История Холокоста демонстрирует, что случается, если следуешь желаниям толпы.

Нужно изживать из себя варварство и учиться толерантности, а иначе человечество обречено повторять историю разрушенных цивилизаций, вместо того, чтобы заниматься колонизацией Марса.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt

TOP новостей

На полигон в Руднинкай привезли первых мигрантов (19)

29 июля на полигон в Руднинкай привезли первых...

"Delfi Главное": новая волна коронавируса и наплыв мигрантов - можно ли остановить? О премьере сериала "Коридор" (4)

Главные темы недели в новом выпуске " Delfi Главное "....