aA
Не власть в России выстраивает мост для диалога с обществом, а сами россияне под большим давлением заставляют ее обратить внимание на то, что существует не только политика, но и гражданское общество, утверждала в интервью DELFI исполнительный директор фонда «Голос» Лилия Шибанова.
 Aleksejus Navalnas
Aleksejus Navalnas
© AFP/Scanpix

По ее словам, в российском обществе существует потребность в таких людях, как Алексей Навальный, чем и объясняется его популярность.

Она отметила, что на последних выборах в Москве значимых нарушений не было, однако назвать их абсолютно прозрачными не может, а низкую явку избирателей объясняет полным разочарованием жителей России в выборах и власти. Что касается других регионов, то, по мнению Л.Шибановой, ряд из них потянулись за Москвой.

Власть сейчас находится на распутье – либо проводить политику жестких репрессий, либо все же двигаться в сторону реформ и диалога с обществом. Об этом бывшая глава организации «Голос», деятельность которой в России оказалась блокированной, рассказала в интервью DELFI. Л.Шибанова была вынуждена покинуть Россию и сейчас находится в Литве.

- После известных событий, когда недовольные фальсификациями на парламентских и президентских выборах в России россияне вышли на улицы Москвы, власти, по всей видимости, задумались над ситуацией и пришли к выводу, что необходимо каким-то образом выстроить некое подобие диалога с обществом. Как вы видите ситуацию?

Лилия Шибанова: Россия - на гражданской волне требований изменить ситуацию
© DELFI (K.Ameliuškino nuotr.)

- Это не власть выстраивает этот мостик, это люди, граждане, которые все-таки под большим давлением заставляют власть обратить внимание на то, что существует не только политика, но и гражданское общество, люди. И эти люди поддерживают не отдельно взятую политическую силу, а требуют от власти реальных демократических преобразований и действительно в них нуждаются. Это очень хорошо проявилось на выборах в Москве и Екатеринбурге, где видно, что выборы выиграли граждане. Не политики, а именно граждане.

Кампания Навального показала, что он сильный политик, яркий лидер, организатор сообщества в интернете. Он завоевал очень большой авторитет. Но надо понимать, что лидеры появляются на волне гражданского интереса, как поэты. Это не эпоха Пушкина, это эпоха людей, которым Пушкин был нужен. Дело в востребованности и она у Навального появилась, потому что появилось интернет-сообщество. Года за четыре до 2011 года, еще в период кампании Медведева, мы заметили, как это сообщество перешло в политику. Навального еще не было, однако после появилась потребность в таких, как он. Поэтому он – политик своего времени.

- Как вы смотрите на результаты прошедших выборов в Москве и регионах России? Явка низкая, Навальный проиграл Собянину, однако в Екатеринбурге и Петрозаводске единоросам не удалось выиграть выборы…

- Низкая явка означает абсолютное разочарование общества в выборах вообще, абсолютное недоверие к власти при подсчете голосов и нигилизм по отношению ко всем политическим партиям и системе в целом. Навальный вытащил свой электорат (свои 20% и еще 7% протестного электората). Эти 27% сложились, и больше ничего нет. Основная масса людей индифферентна к сегодняшней политической среде и не доверяет политикам вообще. И это проявилось давно. Вы посмотрите на любые московские выборы, не совмещенные с федеральной кампанией – они никогда не давали больше 35%. И нужно понимать, что это за проценты, когда были вбросы и карусели. Так что, уже много лет Москва держит максимум 30%.

- При этом утверждают, что выборы прошли довольно чисто…

- Надо сказать, что видимых, значимых нарушений на этот раз не было. К сожалению, у нас (наблюдателей – DELFI) есть мертвая зона. Наблюдатели смогли закрыть в Москве 2160 участков, а их 3620. Поэтому мы сейчас создали комиссию, которая будет проверять ситуацию на участках, где нас не было, и нам нужны видеозаписи. Ситуация может сильно меняться в зависимости от того, что мы получим на этих записях.

- Однако массовых фальсификаций, как это было на парламентских и президентских выборах не было…

- Массовых нарушений не было, но, я подчеркиваю, нужно проверить.

- Власти допускают к контролю над ходом голосования?

- На этот раз в Москве наблюдателей практически не выгоняли, стояли видеокамеры, на телеканале «Дождь» шла трансляция, но власть не может отпустить ситуацию из своих рук до конца. Нашу карту нарушений «положили» (DDOS-атака – DELFI) в двенадцать часов дня, три раза атаковали интернет-сайт.

- Нужно, вероятно, учитывать и так называемую «троллинговую» кампанию перед выборами?

- Была очень агрессивная кампания против Навального, в том числе ее вели ряд оппозиционных сайтов и СМИ, что меня очень удивило. Согласно мониторингу СМИ, который сделала «Газета.ру», слив информации против Навального шел как раз не через центральные СМИ, а через оппозиционные. И сейчас после кампании также много негатива против Навального. Это показатель того, что, к сожалению, либеральная политическая среда как всегда не может договориться.

- Видимо, в отличие от власти, которой удалось сделать эти выборы показательными. Можно их так назвать?

- Нет, я не могу этого сказать, пока я не увижу всех сюжетов и списков. Манипуляции возможны и мы никогда этого не увидим. Собянин не дотянул до второго тура, а по нашим данным он должен был быть. Значит, что-то было сделано, чтобы его не было. Говорить, что это были абсолютно честные выборы, нельзя. Они были чище думской кампании, но это не гарантия. Нам еще нужно сделать достаточно серьезный анализ.

- Вы сейчас были на выборах в Норвегии. Чем различается то, что вы наблюдали там и в России?

- В Норвегии комиссии не фальсифицируют выборы. Есть хороший закон, где все прописано. Все члены комиссии от разных политических партий, партии конкурентные, а не лежат под властью в отличие от наших. Т.е. комиссия, которая проводит выборы, не заинтересована в фальсификации. У нас же есть комиссия, которая полностью управляется администрацией, и наблюдатели, которые ложатся грудью, чтобы защитить свои выборы. Этого противостояния в Норвегии нет, нет ни одного наблюдателя, поскольку этого не нужно.

- Кроме Москвы, выборы проходили и в других регионах России. В Екатеринбурге и Петрозаводске их выиграли кандидаты не от партии власти. Как вы расцениваете это?

- Это точки роста. За Москвой потянулись другие регионы России и надо понимать, что Россия находится на гражданской волне требований к власти изменить ситуацию. Прежде всего, изменить ситуацию на выборах. В Екатеринбурге собралась критическая масса ярких лидеров, кроме того, сам регион похож на Москву в плане финансовом. Т.е. есть прослойка людей, которые хорошо зарабатывают, почувствовали, что им от государства нужен не только хлеб с солью. Процветающий в нищете патернализм уходит из регионов, которые начинают выращивать материально обеспеченных менеджеров, задумывающихся о свободе.

- Но так получается, что в кармане у власти всегда лежит тот или иной кодекс, работает принцип «был бы человек, статья найдется». Это мы видим на примере Ройзмана и Навального. Каких действий вы ожидаете от власти в ближайшей перспективе?

- Сейчас мы находимся на лезвии бритвы. Власть стоит на распутье между силовыми методами и реформами. Контрреволюция уже произошла, теперь возможен только обратный откат. Меня беспокоит этот вопрос, но я, к сожалению, не смогу пока на него ответить, по крайней мере, в ближайшие два месяца. Мы должны увидеть реальную ситуацию во всех остальных регионах, где были использованы технологии снятия с выборов, недопуска партий, давления на наблюдателей. Все это было на этих выборах в регионах. В таких жестких условиях, естественно, кандидаты от власти занимают лидирующее положение. Если власть сочтет, что эти способы эффективны для удержания власти, то она может пойти по пути жестких репрессий. И мы это увидим в ближайшее время.

Но сейчас появилась надежда, что ситуация начинает меняться в сторону постепенных реформ и понимания необходимости диалога хотя бы с не самой агрессивной частью общества. Либералы – не самая агрессивная часть общества, самая агрессивная часть – это левые, и эти настроения растут. Я думаю, если власть поймет, что давить на либералов – это худший из вариантов, поскольку вместо них на волне протеста придут социально и левоориентированные силы. Это для нее будет гораздо страшнее. Если же будут давить на либеральную часть общества, то бурление все равно не остановится, даже региональные элиты очень недовольны политикой центра. Я надеюсь, что будет преобладать движение в сторону реформ, пусть и медленно, и не будет жесткой репрессивной машины. Но я не могу за власть этого гарантировать, нельзя искать логику там, где ее нет.

- Деятельность «Голоса» в России прекращена, вам пришлось покинуть Россию. Вы себя ощущаете иностранным агентом?

- Я себя никогда не полагала иностранным агентом, потому что это человек, который выполняет чьи-то заказы.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.

TOP новостей

Новый порядок изоляции в Литве: что меняется (8)

С понедельника, 24 января, изоляция будет обязательной...