aA
Белорусская пресса подвергается неслыханному прессингу со стороны властей, это утверждение стало общим местом, однако не перестало быть правдой. Так утверждает член правления Белорусской ассоциации журналистов, журналист телекомпании "Белсат" Эдуард Мельников. По его словам, в Беларуси нет доступа к информации, а власти "сильно улучшили зомбирующую силу своих масс-медиа".
Eduardas Melnikovas
Eduardas Melnikovas
© DELFI / Audrius Solominas

Профессор Европейского гуманитарного университета, координатор телеканала "БЕЛСАТ", автор и ведущий еженедельных ток-шоу "Форум", а также член правления БАЖ Эдуард Мельников поделился с DELFI своими мыслями о независимых и государственных СМИ в соседней стране, особенностях работы журналистов в белорусских условиях, а также о Литве и освещении СМИ вопросов, волнующих людей по обе стороны границы.

- Как бы Вы в двух словах обрисовали ситуацию с независимыми СМИ в Беларуси в данный момент?

- В двух словах ее не охарактеризуешь. Белорусская пресса подвергается неслыханному прессингу со стороны властей – такое утверждение стало общим местом, но не перестало быть правдой, причем правдой, которая ежедневно пополняется фактами. В течение почти всех 16-ти лет (президентства Александра Лукашенко) осуществляется экономическое давление, устанавливаются заведомо невыгодные экономические условия, несмотря на то, что эти СМИ имеют государственную регистрацию и являются полноправными участниками информационного пространства.

- Насколько известно, есть ограничения по продаже и распространению?

Eduardas Melnikovas
Eduardas Melnikovas
© DELFI / Audrius Solominas

- Они явные и неявные. В 2005 году половина негосударственных газет была выкинута из системы государственного распространения и продажи. Кроме того, есть практика внесудебного закрытия газет, вынесения предупреждения газетам. Два предупреждения в год являются основанием для их закрытия. Фактически власть создала «правовое» основание для закрытия газеты во внесудебном порядке, если в период обострения политической ситуации, в частности выборов, им это понадобится. Но накануне выборов этого не сделали, чтобы создать демократический имидж перед Европой.

Наблюдаются разные формы преследования СМИ властями, вплоть до налетов на редакции. После выборов из редакции «Нашей нивы» вынесли все – компьютеры, базы данных и т.д. В Борисове таким же действиям подверглась редакция «Борисовских новостей». Героем дня стал чайник, из электроприборов в редакции остался только он.

- Вынесенные из редакции вещи, техника возвращаются обратно?

- То возвращаются, то нет. Например, все, что было изъято у журналисток Ирины Халип, Натальи Радиной, Светланы Калинкиной задолго перед выборами не возвращено до сих пор. У меня, к примеру, весной 2008 года было два обыска за участие в работе «Белсата». Забрали ноутбуки, вернули, но пользоваться ими невозможно.

- Если чинят препятствия по подписке, изымают оргтехнику, которая нужна для работы, откуда негосударственные СМИ черпают средства для существования?

- Картина очень пестрая. Однозначных выводов сделать невозможно. «Наша Нива», к примеру, является одной из тех немногих белорусских независимых газет, которая базируется на собственном экономическом фундаменте – это добровольные пожертвования читателей.

Есть немногие газеты, которые живут за счет тиража и рекламы. Но белорусскому бизнесу публиковать в независимых СМИ рекламу опасно. В свое время правительство разослало письма с рекомендацией не размещать рекламные заказы в негосударственной прессе. Многие газеты вследствие указанных причин исчезли, а те, что есть, еле-еле выживают.

- Насколько тесно негосударственные СМИ связаны с оппозиционными партиями и движениями и насколько критично эти СМИ относятся к оппозиции в Беларуси?

- Достаточно критично. Были случаи серьезных конфликтов между негосударственной прессой и оппозиционными политическими силами. В государственных же СМИ – сплошные инсинуации, провокации с участием спецслужб.

- То есть, по Вашему мнению, в государственных СМИ говорить о журналистике не приходится?

- Негосударственного телевидения нет вообще. «Белтелерадиокомпания» является не только компанией, но и органом государственного управления. Большинство радиовещательных компаний – государственные, а те, что негосударственные, находятся в условиях ограничений.

В газетном мире ситуация несколько иная. На 1 января этого года было зарегистрировано 1344 печатных СМИ, из которых, о чем власти с гордостью говорят европейцам, государственными являются только 397. Однако абсолютное большинство из негосударственных печатных СМИ являются сугубо развлекательными, рекламными. По данным БАЖ, зарегистрированных негосударственных СМИ общественно-политической направленности в стране около 30. Количество независимых СМИ за последние 10 лет сократилось вдвое. Есть государственные общественно-политические издания, но они действуют настолько одиозными методами, что это бросается в глаза, там нет места какой-либо объективности.

- Пытается ли Европа или Россия со своей стороны влиять на содержание негосударственных СМИ? Если да, то насколько велико это влияние?

- О влиянии на белорусские независимые СМИ мне неизвестно. Мы можем говорить о поддержке политических сил. Но пока люди находятся в заключении, думаю, не стоит говорить вещи, которые были бы кому-либо неприятны. Накануне и в ходе выборов были свет и тень. Белорусская пресса постфактум это освещает.

- Как бы Вы охарактеризовали действия властей в плане фиксации происходящего в Беларуси в ходе предвыборной компании и 19 декабря? Какое мнение в данный момент формируют в обществе?

- Либерализация была, но все отслеживалось. Каким образом это все аукнется для всех нас, будет видно. В день выборов были задержаны 27 журналистов, 21 был избит, 13 журналистов получили административный арест сроком 10-15 суток. Вот и цена либерализации.

- Если вернуться к формированию мнения в обществе?

- Я не отвечаю за наше общество. Есть совершенно разные люди. Я только скажу, что в белорусском обществе наконец-то что-то всколыхнулось. До этого оно было индифферентным. Мнения есть совершенно разные, но лишь немногие остаются сознательными борцами. Многие из них сейчас находятся в Вильнюсе или в Варшаве, в Праге, поскольку им пришлось уехать в связи с угрозой тюремных сроков за организацию массовых беспорядков.

Eduardas Melnikovas
Eduardas Melnikovas
© DELFI / Audrius Solominas

В целом – картина печальна. Может быть, мы в БАЖ (Белорусская ассоциация журналистов – DELFI) идеалисты, но мы считаем, что лозунг с требованием свободы слова должен стать общеполитическим для всех партий и всего общества. Если мы не имеем доступа к объективной информации, в том числе о действиях властей, то мы слепы. А этого нет. Считанные политические деятели понимают, что за это нужно бороться. Остальные с упорством достойным лучшего применения продолжают ставить вопрос о доступе на государственное ТВ.

Нужно ставить вопрос об изъятии таких мощных СМИ из-под контроля государства, чтобы в стране государственной журналистики не существовало вообще. В Беларуси совершенно открыто бюджетное финансирование государственных СМИ исчисляется десятками миллионов евро.

- Пытаются ли белорусские власти влиять на белорусов вне пределов своего государства? На нашем портале возникла целая полемика по поводу заявления главы Объединения общественных организаций белорусов Литвы Романа Войницкого.

- Пытаются. Я слышал мнения, что белорусские власти активно воздействуют на подконтрольные структуры диаспор, но нужны факты. Однако заявление Войницкого уже является фактом. Было бы наивным полагать, что власти будут упускать такую возможность.

- Вы, как журналист независимого ТВ, приглашаете на свои передачи представителей белорусских властей?

- Мы постоянно старались это делать, но практически безуспешно. К нам не идут представители властей, но и представители оппозиционных структур часто не приходят, сколько мы их не приглашаем, хотя многие откликаются.

- Вы общаетесь с литовскими коллегами. Что общего?

- По свободе слова Беларусь занимает 154 место из 178. Литва занимает 11-е место. Если судить по той прессе, которая мне доступна, то степень свободы в Литве на порядки выше. Другой вопрос, чем это заканчивается. Публикация в прессе о факте коррупции может стать поводом для возбуждения уголовного дела. Это необходимая цепочка, иначе пресса будет одна стоять в борьбе с ветряными мельницами. В Беларуси этой цепи нет.

- Как бы Вы определили ситуацию в оппозиционном лагере Беларуси? Власти говорят, что оппозиция себя дискредитировала, и выборы показали, насколько ничтожна их поддержка населением страны.

- Если у нее есть такие утверждения, то я бы задал вопрос: почему вы так нервно отреагировали? То, что крушение стекол и дверей в Доме правительства было провокацией со стороны властей никакого сомнения не вызывает. Сейчас мы разоружены морально. Люди сидят в тюрьмах, подвергаются пыткам, но и перед выборами многих из них спрашивали, есть ли у вас (оппозиции – DELFI) план, конкретная цель, метод достижения этой цели? Cобытия показали, что ничего этого на самом деле не было. И в тактике самой оппозиции есть определенные слабости.

- Какие у нее перспективы?

- Наверное, все фигуры, сидят они в тюрьме или не сидят, фактически выбиты из политики. Но многие известные политики и не пошли на выборы.

- Срабатывает ли государственная пропаганда через ТВ и государственные СМИ?

- Власти сильно улучшили зомбирующую силу своих масс-медиа. Стали угадываться четкие приемы, спецсредства. Здесь сильно пахнет военными методиками воздействия на войска и население противника. Это внушение, минуя разум. Они это делают очень умело особенно на ТВ, которое Лукашенко назвал термоядерным оружием.

- Если эта заслонка спадет, белорусы воспримут свободу слова, о которой Вы говорите?

- Почему вы решили, что она спадет? Я не верю, что политическая оппозиция снизу придет к власти. Скорее всего, произойдет аппаратный переворот, если он будет нужен. Сейчас он не нужен – Путин приехал, все в порядке.

- По Вашему мнению, как власть поступит с теми, кто ожидает приговора?

- Мы не находим объяснения иррациональной вспышке насилия. С другой стороны, крушение дверей было спланировано. Такие вещи спонтанно не происходят. Но власти не просчитали долгоиграющих последствий в этой ситуации. Они влезли в плохое болото, создали тысячи поводов, чтобы «мочалить» Беларусь каждый день. Если у них есть хоть немного здравого смысла, то они должны как можно быстрее разделаться с этой ситуацией, выпустить политзаключенных под любыми условиями.

- Санкции Запада в свое время не очень помогли европейцам добиться от белорусских властей того, чего от них требовали.

- Не сильные и санкции были. Санкции могут быть серьезными, но в Европе хватает и лоббистов Лукашенко. Вообще санкции вещь серьезная, поскольку возникает вопрос, по кому они ударят больнее? Они ударят по политикам, а страдать будет население. Я не говорю, что их не должно быть, но, видимо, Европа думает, как сделать так, чтобы они воздействовали точечно.

- Как освещается в государственных и негосударственных СМИ Беларуси вопрос строительства АЭС?

- Полярно. Информация о многих вещах, которые происходят в Беларуси, закрыта, поэтому СМИ являются заложниками ситуации: никто ничего не знает.

Если говорить об АЭС, то об опасности ее строительства в непрозрачном обществе говорят такие специалисты, как Шушкевич, президент Национальной Академии наук Войтович, некоторые оппозиционные политики. Они в принципе не против строительства, однако видят чрезвычайную опасность в том, что в условиях авторитарного режима такие высокотехнологичные объекты, как АЭС, могут стать источниками смертельной опасности для населения. Как это случилось с Чернобылем. Кстати, по поводу АЭС в Островце также не было гласного и широкого обсуждения. Все делалось и решалось в закрытом режиме.

- В ближайшее время прозрачной ситуации в Беларуси ожидать невозможно?

- Невозможно. У нас действует указ номер 300, которым в разряд для служебного пользования переведена информация по 100 министерствам и ведомствам. Закон о госслужбе предусматривает дачу интервью служащего прессе только с согласия вышестоящего чиновника. Беда независимой журналистики заключается и в том, что мы ничего не знаем. На этой почве вырастает журналистика не фактов, а мнений. У нас по-прежнему один ньюсмейкер – власть.

- Что пишут о Литве, политике литовского президента в отношении Беларуси, планах Литвы построить АЭС?

- Политика – это искусство возможного. Грибаускайте исходит из интересов своей страны, они могут быть и экономическими, и политическими. Кризис серьезно затронул экономику вашей страны. В то же время экономика Беларуси больше экономики Литвы, представляет собой и рынок для рабочей силы, и сбыт. В этой ситуации вступают в противоречие политические принципы и принципы экономической целесообразности. Это довольно жесткая вилка.

У белорусов черно-белая картинка, в Литве все сложнее – есть разные политические силы и арена схваток – Сейм, а не улица. Если говорить об АЭС, то нельзя сказать, что независимые СМИ разрабатывают эту тему. Если есть повод, пишут, но это не является предметом постоянных дискуссий.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.

TOP новостей

Школьные каникулы: тестирующимся раздадут тесты, не будет детских лагерей (16)

Как и сообщалось, на каникулах внешкольные занятия...

В Медининкай произошли беспорядки: мигрантки пытались сбежать из лагеря, одна из них покусала охранника за сутки развернули 96 мигрантов (40)

Во вторник литовские пограничники предотвратили путь...

Коронавирус в Литве: 3509 новых случаев и 22 смерти

За минувшие сутки в Литве было выявлено 3509 новых...