aA
На фоне недавних заявлений министра иностранных дел Литвы о необходимости освобождения политических заключенных в Беларуси в Вильнюсе прошла пресс-конференция посла Владимира Дражина и представителей Конфедерации литовских промышленников. В ходе этого мероприятия звучали слова о «стратегическом партнерстве» двух стран, и посол Беларуси не стал отвечать на вопрос литовских журналистов о политических заключенных, отметив, что сейчас разговор идет не об этом.
Egidijus Vareikis
Egidijus Vareikis
© DELFI / Tomas Vinickas

Опять же на днях в посольстве Литвы в Минске состоялось мероприятие, посвященное развитию туризма между странами. За последние дни возникли сразу несколько вопросов, которые Литва и Беларусь не могут решить уже на протяжении нескольких лет, среди которых – вопрос приграничного движения.

На следующей неделе в Клайпеде пройдет очередной литовско-белорусский экономический форум. Интересно, что в преддверии форума белорусские официальные СМИ излучают оптимизм по поводу экономических связей двух стран, заявляя, например, о росте перевалки калийных удобрений в Клайпеде (здесь будет уместным вспомнить об угрозах белорусского режима перенаправить грузопоток из стран Балтии в российские порты).

В то же время, часть западных политиков и оппозиционных сил Беларуси выступают за ограничение контактов с представителями белорусского режима и за введение экономических санкций. Другая часть европейских политиков и белорусских оппозиционеров выступают за диалог с режимом. Подтверждением тому служит недавнее обсуждение в Брюсселе так называемого диалога для модернизации Беларуси.

ЕС ничего не делает для изменений в Беларуси, считает член литовского Сейма Эгидиюс Варейкис.В интервью charter97.org о сложившейся ситуации глава парламентской группы литовского Сейма «За демократическую Беларусь», консерватор, представитель Литвы в Совете Европы выразился просто: Александр Лукашенко – не Михаил Горбачев, сам он не изменится.

- Нужно ли продолжать экономическое сотрудничество при том, что белорусские власти не выполняют главное требование ЕС об освобождении политзаключенных?

- Я вспоминаю времена Рональда Рейгана и недавно ушедшей от нас Маргарет Тэтчер. Тогда вопросы и ответы были очень ясны: то, что у нас развивается экономическое сотрудничество, не означает, что мы не обращаем внимания на политических заключенных. Страна, у которой есть политические заключенные, не становится лучше от того, что у нее есть нефть. Нынешние диктаторы стараются навязать нам такую схему: мы вам даем нефть, а вы не обращайте внимания на права человека. Если мы на это соглашаемся, то тогда наша внешняя политика превращается в торговлю, и мы говорим, что нам все это не интересно. Но если нам не интересны права человека и ценности, значит, будут войны и другие проблемы.

Я опять вернусь к последнему десятилетию времен холодной войны. Нынешнее поколение уже не знает, что торговля с СССР была, были нефтепроводы и газопроводы, Запад все получал, но никто не говорил, что мы не будем обращать внимание на права человека. Это и приблизило конец СССР. Сейчас, в принципе, Европа требует того же самого, только в более мягкой форме. Я не думаю, что это хорошая политика. Мы рады, когда один политический заключенный помилован, но это все равно означает, что судимость остается, а выпускает его «хороший президент». Ситуация очень сложная, и в Европе есть люди, которые принципиально смотрят на это. Есть и другие, кто смотрит на это так: зачем нам какой-то Алесь Беляцкий, если есть газ или какие-то минеральные удобрения. Такой подход приводит к войнам и конфликтам.

- Вы сторонник жесткой позиции?

- Я сторонник принципиальной позиции. Я все время вспоминаю своего любимого политика Рейгана, который не стеснялся открыто говорить о том, что такое империя зла. Я могу у этой империи покупать яблоки, но она не становится от этого лучше. Все империи зла хотят купить сертификаты свободы за природные ресурсы. Есть такие страны, которые думают, что рано или поздно мы им такие сертификаты дадим. Я говорю, что если мы так поступим, то у нас будут большие неприятности.

- Какой позиции вы придерживаетесь по поводу приглашения или неприглашения на саммит ВП в Вильнюсе белорусских официальных лиц и общения с ними в принципе?

- Были прогнозы, что с авторитарными режимами можно пытаться договариваться. Но, как вы видите, от того, что ЕС смягчил позицию, лучше не стало ни Беляцкому, ни другим. Даже стало хуже. Если мы будем это продолжать, значит, в Беларуси ничего не изменится. Есть такая идея фикс, неправильная, по-моему, идея, которая берет начало со времен Михаила Горбачева. Тогда появился человек, который сам решил, что он не диктатор, и у нас появилась теория, что все диктаторы в принципе хорошие люди, нужно только подождать. И вот мы ждем уже 20 лет, мы все время говорили, что Беларусь – это последняя диктатура, которая рухнет. Теперь мы видим, что диктатур появляется все больше и быть диктатором довольно легко. В одной из статей я написал, что диктаторы спят спокойнее демократически избранных руководителей. Нам кажется, что мы можем договариваться с ними, но в долгосрочной перспективе они будут требовать все больше и больше. Все это напоминает годы перед Второй мировой войной, когда общественность перестала придерживаться принципов, делала концессии и для Гитлера, и для Сталина. В конце концов, дошло до войны.

- На днях белорусские официальные СМИ пестрели заголовками о том, что, возможно, возобновится процесс решения вопроса по приграничному движению с Литвой и т.д. С приближением того или иного важного для белорусского режима события, он достает своего рода козыри ( по сути – это не выполненные белорусской стороной двусторонние договоренности). Не получается ли так, что режим использует Литву?

- Конечно, использует. Они уже много раз выигрывали о того, что их обещания мы принимали за что-то уже сделанное. Нам говорят, что со следующего года мы сделаем то-то и то-то, а вы дайте это. И мы рады, потому что для нас самая лучшая концепция – иметь Лукашенко, который является через дробь Горбачевым и сам хочет перемен. И мы рады каждый раз в это поверить. Мы много раз уже верили обещаниям, и до сих пор ничего из этого не получилось. Я не стопроцентный оптимист, но есть такие, кто скажет – это будет хорошо для Беларуси. Может быть, для людей приграничное движение – это хорошо, для режима – нет. Но пока режим не изменится, из этого ничего не получится, это все фикция

- Как бы вы в двух словах обрисовали тактику официального Минска в отношении Европы?

- Верхушка власти в Минске спит спокойно, поскольку выборы проходят по правилам авторитарного режима. Выиграть в футбол, когда у команд разные шансы и правила поведения – невозможно. Мы иногда ошибаемся, думая, что сплоченная оппозиция может выиграть «лукашенковские» выборы. Пока система хочет быть системой, а мы ждем, пока она сама изменится, мы и будем ждать, пока эта система или диктатор решатся на изменения. Мы ничего не делаем для того, чтобы система изменилась. Мы сами боимся санкций, боимся навредить людям. Я жил в СССР, когда Рейган применил в отношении него санкции, и я был этому очень рад.

- Если говорить о российском факторе…

- Мы боимся, что Беларусь попадет в руки России. Она все время была в руках России, когда она из них уходила?

- Ваш прогноз на ближайшее время, какой должна быть стратегия ЕС?

- Может быть, вы скажете, что я неправ, но не Горбачев начал перестройку в Советском союзе. Он бы ее, возможно, не начал, если бы не было таких политиков как Рейган и Тэтчер, которые заставили его это сделать, они просто не боялись СССР и заставили его начать перестройку. Когда у нас появятся новые Рональды и Маргарет, тогда и Лукашенко станет Горбачевым.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

Хартия'97

TOP новостей

В Вильнюсе ранен охранник магазина, попросивший покупателя надеть маску (91)

Во вторник в Вильнюсе был ранен охранник магазина Rimi ,...

Парламент определился: за тесты на COVID-19 будут платить сами непривитые работники (89)

Парламент Литвы окончательно определился – с 1 декабря...

Премьер Литвы: день поминовения усопших вызывает озабоченность  решается вопрос школ (49)

Премьер-министр Литвы Ингрида Шимоните во вторник в...