aA
Эвелина Добровольска - самый молодой в истории страны министр юстиции. Она возглавила ведомство в 32 года, став, помимо прочего, первой полькой на посту руководителя министерства.
Evelina Dobrovolska
Evelina Dobrovolska
© DELFI / Andrius Ufartas

Прежде чем получить назначение, она возглавляла рабочую группу по разработке Закона о национальных меньшинствах, как юрист боролась за расширение языковых прав представителей крупнейших этнических сообществ. Политик стремится уравнять правила заключения однополых и разнополых браков, а также выступает за либерализацию уголовного законодательства. Со дня ее вступления в должность прошло уже почти два года - половина срока полномочий. Мы расспросили ее о том, чего удалось достичь за это время, и как на Минюст и на нее лично повлияла война в Украине.

– Госпожа министр, когда будет принят Закон о национальных меньшинствах? И будет ли он принят вообще? В 2019-2020 годах было много дискуссий и разговоров, но сейчас о нем почти ничего не слышно.

– На самом деле, это одна из тех работ, за которую можно порадоваться. Я помню, что два года назад у нас было интервью, где мы обсуждали установки, положения, цели. Если мы посмотрим на то, сколько было сделано за время срока полномочий, то с уверенностью можно сказать, что прогресс есть. Во-первых, было узаконено, что запись в графе национальность - это вопрос самоидентификации конкретного представителя того или иного нацменьшинства. Раньше поменять национальность можно было только в судебном порядке, сейчас - в административном. Достаточно прийти в отдел гражданской метрикации и заявить о желании указать или изменить свою национальность, основываясь на данных своих родителей.

Второй пункт - это написание имен и фамилий. На протяжении десятилетий по этому вопросу шли дискуссии, но вот, наконец, Сейму удалось принять закон, который позволяет нацменьшинствам записывать имена и фамилии в оригинальной форме, если мы говорим о латинице. До сих пор, например, в документах нельзя было писать имя Анна с двойной "н". Очень важно, что совместно с Государственной комиссией по литовскому языку были разработаны соответствующие правила транслитерации.

Как вы знаете, я и сама воспользовалась правом изменить написание имени и фамилии в официальных документах, использовав отсутствующую в литовском алфавите букву “W”.

Я убеждена, что эти изменения позволяют гарантировать ключевую вещь - представителей нацменьшинств видят как полноценных граждан - как неотъемлемую часть Литвы, чьи права обеспечиваются и соблюдаются.

- Что еще?

- Недавно Сейм одобрил предложения Минюста по изменению Уголовного кодекса. Мы расширили список условий для привлечения к ответственности за преступления на почве дискриминации. Этническое происхождение было выделено в качестве отдельного основания для защиты со стороны государства.

- Но в проекте Закона, над которым вы работали, уделялось много вопросов и другим важным вещам - образованию на родном языке, положению школ нацменьшинств, возможности общаться с определенными самоуправлениями на польском и русском. Это были одни из основных пунктов. Сейчас они поставлены на паузу?

- Содержание согласовывается, в Сейме уже создана рабочая группа, которая прорабатывает конкретные вопросы. Этот закон находится в поле моего ведомства, то есть Минюста. Нужно подчеркнуть, что треть установок проекта на данный момент с подачи министерства уже реализована. Сейчас нужно решить, стоит ли принимать оставшиеся положения как отдельные законы или же имеющиеся установки могут дополнить действующие правовые акты.

- Это означает, что отдельного Закона о нацменьшинствах все же не будет?

- Уверена, что в конце каденции мы сможем оценить результаты и решить, что лучше. На мой взгляд, нет большой разницы, как именно будут реализованы эти положения - в качестве отдельного целостного Закона или же в рамках поправок и дополнений к действующим правовым актам. Это несущественно.

- Продолжая тему нацменьшинств в Литве, нельзя не затронуть вопрос о положении русской общины. У нас пока нет данных, как изменилось отношение к этой этнической группе в стране после 24 февраля, но очевидно, что оно поменялось не в лучшую сторону. Нередки проявления ксенофобии, которые оправдываются осуждением войны РФ против Украины и тому подобное. Какой месседж вы могли бы адресовать литовским русским и обществу в целом?

- Я убеждена, что когда мы говорим о вторжении и военных преступлениях России в Украине не может быть никаких дискуссий. Мы не можем игнорировать этот факт. Что касается русского национального меньшинства в Литве, которое довольно значительно, мы видим представителей, которые лояльны Литве, которые понимают, что сейчас чувствует и переживает Украина. Таким образом они подчеркивают, что являются гражданами демократического государства, невзирая на свою национальность.

Если мы посмотрим на статистику инцидентов и преступлений, где присутствует язык ненависти, увидим, что на разных этапах она менялась. Образно говоря, под удар попадали представители разных национальностей. В определенные моменты в большей степени это, возможно, касалось иностранцев. Мой посыл обществу таков - я взываю к сознательности. Необходимо четко проговорить, что за преступления на почве дискриминации, ненависти, разжигания межнациональной розни предусмотрена уголовная ответственность, а во-вторых, общество должно понять, что принадлежность к той или иной нации или языку не связана с ценностями человека, не связана с осуждением, отрицанием или поддержкой войны в Украине. Это, кстати, также запрещено законом.

Я желаю всем сознательности и осознанности.

- Минюст выдвинул уже немало инициатив, цель которых не только помочь Украине, но и привлечь к ответственности Путина и РФ как государства. Расскажите о них подробнее.

- Инициированная Россией война против Украины - беспрецедентное событие. Ответственность моего поколения заключается в том, чтобы государству-агрессору это не сошло с рук. Уже в первые дни войны Литва обратилась в Международный уголовный суд по поводу военных преступлений и преступлений против человечества, которые совершает не только РФ, но и Республика Беларусь в Украине. К нашей инициативе присоединилось более 40 стран, и это досудебное расследование было начато.

Также 22 июля Литва обратилась в Международный суд ООН с просьбой присоединиться к иску официального Киева против России о геноциде в Украине. Это позволит нам привлечь к ответственности не только конкретных лиц и персоналий, но и РФ как государство. От этого зависит вопрос будущих компенсаций и репараций.

Также 12 августа возглавляемое мной министерство заявило о решении Литвы присоединиться к иску Минюста Украины против РФ в Европейском суде по правам человека. Мы используем все возможные международно-правовые механизмы. Мы рассчитываем на то, что будет создан Специальный трибунал по наказанию виновных в агрессии против Украины.

- Что вы думаете о полном запрете туристических виз россиянам? Несмотря на то, что Сейм уже принял решение, мнения среди представителей власти были разные, о полном согласии говорить нельзя.

- Соглашение должно охватывать как можно больше стран, чтобы оно было действенным. Таково мое мнение.

- А каковы мотивы? Каковы ваши обоснования? Одни утверждают, что эта мера должна помочь удержать оппозиционно настроенных русских, чтобы те влияли на режим внутри страны, а когда придет время попытались бы его свергнуть. Другие открыто говорят, что причина более тривиальна - пока идет война, было бы аморально и бесчестно по отношению к украинцам пускать в ЕС российских туристов.

- Пока продолжается война, пока мы чуть ли не ежедневно наблюдаем за новыми свидетельствами преступлений, мы обязаны на всех уровнях принимать решения, чтобы это прекратилось. На экономическом уровне, на финансовом уровне, на юридическом и так далее. Ограничение турпотока россиян в Европу - один из таких механизмов. Мы надеемся на то, что множество самых разных инициатив, в конце концов, помогут достигнуть главной цели - прекратить войну, а это означает победа Украины.

- Что вы думаете об инициативах лишать гражданства Литвы, в том числе единственного, за нелояльность? Напомню, такие предложения прозвучали из уст ваших коллег по правящим фракциям.

- Прежде всего, мы должны помнить, что Литва ратифицировала Конвенцию ООН о сокращении безгражданства. Учитывая положения этого документа, хотела бы сказать коллегам, что мы все же не можем предлагать лишать того или иного человека гражданства, если оно у него единственное. Об этом четко говорится в 8-й и 9-й статьях. Это - точка отсчета. Мы должны руководствоваться принципом верховенства права.

- Инициаторы таких предложений используют формулировки “поддержка государства-агрессора”, “оказание помощи другому государству в действиях против Литвы”, при этом конкретные страны нигде упомянуты не были. И если с Россией и Беларусью всем все понятно, по условному Китаю уже есть вопросы, не говоря о других. Все это тесно соприкасается с “ценностной внешней политикой”, которую реализует Литва. Напомним, что именно “Партия свободы”, которую вы представляете, ввела в обиход это определение, однако каждый политик отвечает на вопрос о том, что представляет собой этот термин по-разному. Как его понимаете вы?

- Я уверена, что ценностная внешняя политика очень тесно связана с национальной политикой. Она напрямую связана с демократическими ценностями, готовностью защищать ценности свободы и демократии, а также верховенство права. Это то, что отличает нас от авторитарных режимов. Кроме того, это гарант обеспечения горизонтальных отношений, решений в отношении Литвы и ее связей с европейскими структурами, с ЕС как сообществом в целом. Это возможность обеспечить и показать, что мы являемся равными партнерами, суверенным государством, и отношение к нам должно быть соответствующим - как к равным. Мы не требуем большего, но хотим, чтобы во главе угла стоял принцип верховенства права.

Сегодня подчеркивать эти ценности как никогда важно, поскольку мы видим множество государств, которые этим принципом пренебрегают, используя свое политическое, экономическое или военное преимущества.

Ценностная внешняя политика - это национальные интересы нашего государства. В нашем понимании она гарантирует независимость, стабильность и суверенитет Литвы.

- Когда речь заходит об этом термине Литва упоминает три страны - Россию, Беларусь и Китай, - подчеркивая, что политическое и экономическое сотрудничество с ними невозможно. Они не отвечают обозначенным ценностям, и это понятно. Такова позиция правящих. С другой стороны, кабинет министров довольно успешно развивает отношения с целым рядом стран, чья политика очень противоречива - Азербайджан, Казахстан, ОАЭ, Турция, Сингапур, Саудовская Аравия, Узбекистан, Катар и даже Иран. Вы не видите в этом противоречий?

- Точка отсчета - внешняя и национальная политика. Все зависит от того, как мы видим свои долгосрочные цели. Один из лучших примеров - наша политика в области энергетики. То, как мы выстраивали ее до сих пор, хорошо показывает, что последовательные шаги по избавлению зависимости от наших авторитарных соседей были правильными. История хорошо научила и показала нам, что значит зависеть от воли России. Всем нам, то есть европейцам, не только литовцам. Эта история, которая не должна повторится. Мы должны не допустить, чтобы она повторилась и в других странах.

Второй пункт - это поиск и ценностный выбор стратегических союзников, которые могут гарантировать и не допустят того, чтобы кто-то подвергал сомнениям и ставил вопрос о нашей свободе и независимости как государства.

- Не могу сказать, что в полной мере получил ответ на вопрос, но пусть будет так. Давайте поговорим о работе министерства. С момента вашего вступления в должность прошло два года. За что вы можете себя похвалить, говоря о реформах?

- Правительственная программа, затрагивающая сферы работы Минюста очень амбициозна. Достичь удалось многого, но я бы выделила несколько приоритетов. Сегодня главным приоритетом однозначно является обеспечение справедливости в контексте войны в Украине. Как уже было сказано, я чувствую особую ответственность, которая лежит на плечах моего поколения. Но вопросы, связанные с украинской повесткой, разумеется, не единственные.

Хотела бы отметить, что за время моей работы нам удалось отказаться от части функций, не характерных для судов. Мы уменьшили их нагрузку. Решать множество вопросов, споров и дел станет проще. Так, с 1 января 2023 года супругам, желающим расторгнуть брак по обоюдному согласию (при условии, что у них нет несовершеннолетних детей), не нужно будет обращаться в суд. Этот вопрос можно будет решить у нотариуса. Кроме того, получить услугу нотариуса теперь можно удаленно. Это лишь один из примеров изменений в гражданском законодательстве.

Что касается Уголовного кодекса, были приняты законопроекты, которые регламентируют процесс временного задержания. Порядок прояснился. Задержанные могут оспаривать это решение. Если человека не застанут врасплох на месте преступления, его доставят к судье, который и будет решать этот вопрос. Как известно, по строгости Уголовного кодекса Литва негативно выделяется на фоне других стран ЕС. Уголовная политика должна быть пропорциональной, Литва не должна занимать лидирующие позиции в Европе по числу заключенных. А у тех людей, которые должны компенсировать ущерб, в свою очередь, должны появиться возможности сделать это как можно скорее, чтобы в глазах общества восстановилось чувство справедливости.

- Как обстоят дела с реформой тюремной системы? Вокруг нее разворачивалось много споров…

- К сожалению, на протяжении долгого времени государство не уделяло должного внимания проблеме исполнения наказаний и местам заключения. 1 января 2023 года вступит в силу новый Уголовно-исполнительный кодекс. Он охватывает все сферы - от прав заключенных и должностных лиц до инвестиций и преобразований самой структуры. Основываясь на международных практиках, создаются условия, которые позволят работать с лицами, отбывающими наказание, индивидуально. С одной стороны, мы будем помогать бывшим заключенным социализироваться. С другой - обеспечим условия, чтобы общество, в которое будут попадать уже отбывшие свои наказания лица, чувствовало себя в безопасности. Мы будем повышать квалификацию должностных лиц.

Важно подчеркнуть, что система не менялась десятилетиями, и я очень рада, что благодаря профсоюзам, правоохранительным организациям и ученым, работающим в этой области, удалось подготовить почву для комплексных изменений. Мы будем работать с осужденными во время их заключения. Мы тесно сотрудничаем с норвежскими партнерами, будем вовлекать в работу с заключенными неправительственные организации. Мы последовательно работаем над избавлением от тех практик, которые сформировались в советские годы. В частности, речь идет о борьбе с тюремными субкультурами. Для этого, в частности, было утверждено решение о строительстве нового места заключения в Шяуляе. Оно не будет построено по типу общежития, как выглядят наши тюрьмы сейчас, и это позволит изменить систему работы с арестантами.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt