aA
Политика ЕС в отношении белорусского режима не изменилась. Об этом сайту charter97.org заявил министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс, комментируя снятие санкций с некоторых белорусских чиновников.
Linas Linkevičius
Linas Linkevičius
© DELFI / Tomas Vinickas

- В прошлом месяце ЕС дважды - 13 и 31 июля - исключил из санкционного списка 26 граждан Беларуси и четыре компании. Это вызвало недоумение у оппозиции. Правозащитник Алесь Беляцкий заявил, что не видит оснований для пересмотра «черного» списка, отметив, что санкции против конкретных чиновников должны сохраняться, пока не будут решены вопросы с нарушениями прав человека в Беларуси, за которые они попали в «черные» списки. Чем было вызвано такое решение ЕС?

- Это был технический шаг, он не имеет никакого отношения к изменению политики ЕС в отношении Беларуси. ЕС исходит из тех соображений, что нет надобности некоторым белорусам находиться в этом списке, так как они уже не являются чиновниками, не занимают каких-то должностей, они поменяли род своей деятельности. Эту коррекцию в список внесла сама жизнь.

Число белорусов, исключенных из списка, кажется большим, но мы считаем, что санкции вводятся с какой-то целью, списки должны быть сбалансированными. Если сравнивать белорусский список с российским, то даже с учетом исключенных, количество лиц, находящихся под санкциями, больше. Мне кажется, что это не совсем адекватно, если сравнивать происходящее, учитывая какие-то тенденции и другие моменты.

Обобщая, скажу так: во-первых, это шаг технический, во-вторых, это никак не связано с политикой ЕС, в-третьих, исключенные лица уже не занимают каких-либо постов.

- Но в Беларуси-то остается диктаторский режим?

- Я бы процитировал самого Лукашенко, который заявил, что он последний диктатор Европы. Он об этом сам говорит. Это, наверное, важнее, чем все заявления ЕС.

- А вы сами как считаете?

- Раз Лукашенко сам так говорит - да кто я такой, что бы с ним спорить?

- Большой интерес вызвала ваша встреча с главой МИД Беларуси Владимиром Макеем в Одессе. О чем разговаривали, если не секрет?

- Скажу, что я был очень рад той встрече в таком формате и таком месте. Одесса все-таки красивый город. Там был и мой украинский коллега. Очень важно, что между нашими странами есть диалог. Важно, что несмотря ни на что, у Беларуси есть свой собственный взгляд на ситуацию, который не является репликой заявлений из Москвы. Это касается не только агрессии России по отношению к Украине, но грузинской темы - оккупации Абхазии и Южной Осетии.

Важно, что у Беларуси есть свой взгляд, который позволяет нам обсуждать проблемы, дискутировать. Мы ведь не только про Россию говорим, но и обсуждаем региональные проблемы. Беларусь - наш сосед, а у нее - сосед Украина. Есть общее информационное поле. Мы обсуждаем свои вопросы. Не буду скрывать, у нас есть разногласия. И касаются они не только политики или геополитических вопросов. Например, в энергетическом секторе у нас есть разногласия. Неформальные встречи позволяют нам общаться и обсуждать наши разногласия.

Такие встречи позволяют нам донести свои идеи, посылы и услышать с другой стороны, что они хотят. Тем более, у нас есть определенные барьеры в отношениях.

- Какие?

- Политические заключенные.

- То есть вы все-таки говорили об этом в Одессе?

- Не только в Одессе, мы постоянно об этом говорим. Каждый раз, когда встречались, мы поднимали вопрос о политических заключенных. Это не секрет. Но эти разногласия - не причина, чтобы не общаться или не развивать какие-то проекты. Особенно по проекту «Восточного партнерства».

Кстати, именно в Вильнюсе впервые от белорусской стороны прозвучало позитивное отношение к программе модернизации, которая проводится от имени Евросоюза. Первый раз в Вильнюсе был поднят вопрос об упрощении визового режима между ЕС и Беларусью. Раньше этого не было.

Сейчас, конечно, против этого сама жизнь. Но идет процесс подготовки документа, например, по реадмиссии, который должен упростить порядок получения шенгенских виз гражданам Беларуси.

Все-таки для простых граждан шенгенские визы дорогие, и долг Литвы как соседа помочь Беларуси облегчить процесс получения виз. Разногласия тормозили этот процесс. Особенно сказывался на наших отношениях вопрос по политзаключенным.

- Сейчас этих препятствий нет?

- Нет, препятствий из-за политзаключенных нет. Это очень позитивный шаг. Можно, конечно, говорить о том, что власти Беларуси освободили политзаключенных из-за «выборов», которые пройдут 11 октября. Но все равно это позитивный шаг. Это должно отразиться в будущем на отношениях ЕС и Беларуси. Говорю без конкретики. Мы будем дискутировать с коллегами, обсуждать это, исходя из текущей ситуации. Возможно, мы придем к выводу, что должны смягчить свою политику в отношении Беларуси. Особенно, если проводить параллели с Россией.

- Как это можно объяснить белорусским оппозиционерам, многие из которых подвергались репрессиям, сидели в тюрьмах или вынуждены находиться за границей?

- Я понимаю их. Мы будем разговаривать с белорусскими демократами. Если надо, то я сам буду встречаться и говорить. Мы хотим объяснить людям, что все-таки был сделан позитивный шаг. Мы долго требовали освобождения политзаключенных и это, наконец-то, свершилось. Говорить, что это ничего не значит, было бы неразумно. Мы должны отразить это на практике, чтобы был стимул идти дальше.

Наша цель проста - больше свобод, больше демократии, больше условий для нормального диалога, больше, чем сейчас есть между ЕС и Беларусью. На благо всех людей в Беларуси.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

Хартия'97