aA
Как проблемы с языками нацменьшинств решаются в странах Балтии и в соседней Беларуси? Об этом в Вильнюсе дискутировали участники конференции, посвященной лингвистическим правам национальных меньшинств в Европе. В мероприятии приняли участие ученые из разных стран – Литвы, Польши, Беларуси, Италии, Испании и др.
Эльжбета Кузборска. Foto: Małgorzata Mozyro
Эльжбета Кузборска. Foto: Małgorzata Mozyro

На конференции обсуждались различные аспекты использования языков в странах Европы.

«Никто не надеется, что равные права будут у всех языков, однако необходимо руководствоваться принципом пропорциональности, применять практический подход и использовать язык, наиболее подходящий для данного региона, который послужит интересам национальных меньшинств», - считает ученый из Литвы Эльжбета Кузборска.

Страны Балтии: Литва может может быть примером

В своем сообщении Эльжбета Кузборска привела позитивный пример решения языковых проблем — это область на севере Италии в Южном Тироле. Болезненная для Австрии проблема служила предметом постоянного спора с Италией. Речь шла о людях австрийской национальности, живущих в небольшом альпийском районе, который австрийцы называли Южным Тиролем, а итальянцы – Трентино Альто Адидже. Окончательно вопрос Южного Тироля был урегулирован только в 1992 году. Италия предоставила немецкоязычным жителям региона право получать образование на немецким языке, они стали шире представлены в муниципальных органах власти.

Представляя ситуацию в Литве, Кузборска акцентировала, что государство ратифицировало Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, однако страны Балтии не подписали Европейскую хартию региональных языков или языков меньшинств, так как правительства Литвы, Латвии и Эстонии решили, что положения хартии противоречат Конституции этих стран.

«Давайте взглянем на ситуацию с употреблением языков в этих странах. Здесь исторические обстоятельства стали причиной обострения языковых аспектов. Литва, Латвия и Эстония стали независимыми 1918 году и, примерно спустя 20 лет после объявления независимости, их аннексировал Советский Союз. Именно тогда для национальной идентичности этих стран возникли реальные угрозы. Аннексии сопутствовали масштабные изменения в демографической ситуации этих стран и поэтому очень явно чувствовалась угроза их исчезновения. Именно поэтому неудивительно, что после обретения независимости в 90-е годы там были приняты некоторые административные и правовые положения, которые были направлены на сохранение идентичности. Особенно явственно это отразилось в языковой
политике и в вопросе предоставления гражданства в Латвии и Эстонии», - говорит Кузборска.

Она отмечает, что странам Балтии удалось избежать этнических конфликтов, хотя 90-е годы в политическом и экономическом отношении были очень нестабильным временем.

«Сегодня основные вопросы, касающиеся этнополитики — это возможности принятия гражданства, вопросы использования языков нацменьшинств в образовании и при контакте с органами власти. К сожалению, приходится говорить об отрицательном общественном мнении о нацменьшинствах и их мнимом нежелании интегрироваться в общество. По сути, русское и польское национальные меньшинства в Литве и русское меньшинство в Латвии и Эстонии государственными служащими трактуются как лица, которым не стоит доверять», - считает ученый.

По словам Кузборска, литовские политики уверены, что для попыток поляков узаконить двуязычные названия улиц нет оснований.

«Причины тут во многом исторические, уходящие корнями в объединенное литовско-польское государство, когда доминировал польский язык и польская культура. И поэтому нынешний запрет использовать польский язык может трактоваться как страх малого народа быть поглощенным большим соседом. Однако этого мы не можем сказать об употреблении английского языка. Присутствие английского языка во всех государственных органах очень заметное», - говорит Кузборска.

Ученый привела Литву как позитивный пример, так как страна всем нацменьшинствам предоставила литовское гражданство, однако подчеркнула, что в стране в 2010 году перестал действовать Закон о нацменьшинствах, а новый до сих пор не принят.

«Обучение на родном языке — один их основных элементов, который помогает обеспечить идентичность. Литва является одним из немногих государств в ЕС, где меньшинства имеют право учиться на родном языке в государственных школах. С 2007 года в Литве действует отделение Польского университета, в котором обучение ведется только на польском языке», - перечислила положительные примеры Кузборска.

Однако она напомнила, что в 2011 году в Литве был введен единый экзамен по литовскому языку для выпускников всех школ.

«Эти изменения были приняты без консультаций с представителями национальных меньшинств, которые выступали против. В то же время были проведены массовые протесты. Так что не было никаких предпосылок считать эти меры обоснованными. Еще один важный аспект — это использование языков в общественной жизни страны. Использование литовского языка защищено Конституцией, однако использование языков меньшинств в стране абсолютно не защищено. И пока нет никаких правовых возможностей использовать языки меньшинств в местных органах власти при обращении к государственным служащим», - заключила Кузборска.

Беларусь: важно остановить русификацию

Ученый из Европейского центра по языкам нацменьшинств Ханна Василевич представила обзор лингвистической ситуации в Беларуси. По ее словам, многое изменилось после референдума 1995 года, когда русский язык в стране был признан государственным наряду с белорусским.

«В 17-й статье Конституции было узаконено, что государственными языками в стране будут два — белорусский и русский. И если мы сравним число студентов, которые учились на белорусском языке в 1992-1993 годах, то увидим, что таких студентов было 64%, однако позже этот процент сократился до 20%, а в 2014-2015 годах уже всего 13,7% обучались на белорусском языке. В школах этот процент сократился до 15%», - отмечает тенденции Василевич.

По ее словам, ни в одном университете страны преподавание не идет только на белорусском языке.

«Если мы посмотрим на Закон об образовании, который был принят в 2011 году, то увидим, что в 19-й статье говорится, что государство должно обеспечить право обучения на государственных языках. Но если оценить реальную ситуацию в области образования, то мы увидим, что предпочтение отдается русскому языку. Если же учащиеся или их родители отдают предпочтение белорусскому языку, то нужно обращаться со специальной просьбой. И в таком случае школа решает, есть ли у нее специалисты и достаточно ли желающих обучаться на белорусском языке. Например, в Могилеве, а это второй по численности город страны с населением в 350 000 человек, в какой-то момент на белорусском языке обучался всего один учащийся», - рассказывает ученый из Беларуси.

Изменения, которые принес референдум 1995 года, отразились и на результатах всеобщей переписи населения.

«В 1999 году 74% опрошенных жителей Беларуси утверждали, что их родным языком является белорусский язык. В 2009 году их число сократилось до 53%. Людей также спрашивали, какой язык они используют чаще всего. В 1999 году 43% опрошенных ответили, что это белорусский язык, тем временем, в 2009 году таких было 26%», - говорит Василевич.

«Мы считаем, что большие проблемы с языками в Беларуси возникли в 90-е годы из-за процесса политизации в этой области, из-за взгляда А.Лукашенко, который сказал, что в мире существует всего два великих языка — русский и английский языки. Позже, когда риторика изменилась, изменился и взгляд на белорусский язык. Однако какая же роль у белорусского языка? Я бы сказала, что в Беларуси широко распространенное двуязычие. Появляются организации, которые осуществляют просветительскую функцию и организуют курсы белорусского языка. И мы отмечаем, что взрослые люди все больше интересуются возможностями изучения белорусского языка, однако важно остановить русификацию страны, так как де-факто русский язык является наиболее часто используемым в стране во многих сферах жизни, белорусскому же отдается область культуры», - заключает Василевич.

Латвия: русские изолировались

Член парламента Латвии Борис Цилевич в своем сообщении отметил, что после того, как Латвия обрела независимость, появились акты, связанные с правовым регулированием нацменьшинств, но во многих случаях в этой области принимались поспешные решения. Так что пример Латвии может быть доказательством как достижений, как и недостатков системы национальных меньшинств.

«В советский период демографическая ситуация в Латвии заметно изменилась, тогда этнические латыши составляли чуть больше 50% населения. И хотя советские власти, пропагандируя помощь культуре народов, щедро финансировали книгоиздательство и, например, театральные спектакли на латышском языке, одновременно тогда была гарантирована возможность получить образование как на латышском, так и русском языках», возвращается в советское прошлое Цилевич.

Языковой режим Латвии межвоенных лет отражал стремление формировать латышский народ, однако этот процесс был нарушен в 1940 году.

«В связи с чем значительная часть интеллигенции страны после восстановления независимости трактовала латышский язык как хранителя латышской культуры, а не как нейтральное явление, принадлежащее всем в независимости от их этнического происхождения», - говорит политик.

Он отмечает, что Конституция Латвии 1922 года, которая была переутверждена в 1993 году, закрепляла понятие гражданского общества, однако в ней делались поправки и процесс был завершен в 2014 году.

«В этом году была принята преамбула Конституции, в которой говорилось, что Латвийское государство создано, чтобы сохранить существование и развитие латвийского народа, языка и культуры. Однако понятия правовой преемственности довольно заметно ограничивали русскоязычное меньшинство Латвии участвовать в процессе формирования политики. Из-за такого отделения русские Латвии изолировались, а в некоторых случаях создавали и собственные правила», - говорит Цилевич.

По его словам, радикальные реформы в стране проводились во многом за счет внедрения новой системы защиты прав меньшинств. Приходилось руководствоваться международными стандартами.

«Однако для сформировавшейся в Латвии языковой политики характерна конкретная специфика. В стране употребление латышского языка считается естественной вещью, а использование языков меньшинств - аномалией. На самом деле исторически утвердившееся языковое разнообразие и контакты с людьми разных национальностей создали предпосылки для толерантного отношения к употребления других языков в быту. Так что фактическое моноязычие вряд ли достижимо в этой стране», - говорит слен парламента.

Употребление языков меньшинств он условно разделил на три области: в религиозной практике (любое вмешательство в эту область со стороны государства считалось бы нарушение права на свободу совести), в личных контактах и в культурных связях.

«Но самое главное - необходимо признать языки меньшинств», - уверен Цилевич.

Он констатирует, что в отношениях с органами власти в Латвии игнорируются этнические особенности регионов и меньшинствам запрещено использовать свой язык при контакте с чиновниками. Из-за этого, утверждает политик, может сложиться ситуация, когда государственные услуги не будут доступны для представителей меньшинств.

Политик также выделил проблему завышенных требований к уровню владения государственным языком для чиновников. По его мнению, список должностей, где требуются хорошее знание латышского языка, велик и его необходимо пересмотреть, руководствуясь правилом равноправия. В противном случае из-за завышенных требований представители нацменьшинств окажутся в неблагоприятном положении.

«Овладение государственным языком — одно из главных условий социальной интеграции, однако чересчур большой акцент на языке вызывает политическую угрозу, что интеграция будет восприниматься, как культурная ассимиляция, а не как социальное единение. А это довольно широкое понятие, оно включает в себя не только языковые, но и культурные и социальные аспекты. Это все необходимо принимать во внимание», - заключил член парламента Латвии.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.

TOP новостей

Водителей старых автомобилей в Литве ждут неприятные новости и ограничения (1)

Как с 2027 года будет ограничена регистрация автомобилей...

Президент: жду возвращения премьера из отпуска – такого не должно быть (1)

Президент Литвы Гитанас Науседа сказал, что ждет...

Светлана Тихановская: нельзя обвинять белорусов в том, что они живут в ГУЛАГе

"Да, люди затихли. Потому что когда человек выбирает...

Pricer.lt: за год корзина самых дешевых товаров в Литве подорожала на 30%

В июле 2022 года цены на продукты в Литве продолжали...

Фотографии из Паланги озадачили - как такой человек мог попасть в Литву?

Белорусский оппозиционный информационный канал...