aA
Война в Афганистане – забыта, но все, что пережили ее участники – несет боль по сей день. Почти все участвовавшие в этой войне жители Литвы обречены на жизнь с психологическими травмами. Некоторые склонны к депрессиям, самоубийству и употреблению алкоголя.
Afganistano karas. Nuotr. iš Z. Stankaus archyvo
Afganistano karas. Nuotr. iš Z. Stankaus archyvo

Такие выводы представила доктор психологических наук Веюне Доманскайте-Гота, которая провела исследование о жизни ветеранов афганской войны. Методом сравнительного анализа она оценила опыт литовцев, прошедших службу в Афганистане и на территории Советского Союза.

Напомним, что интервенция Советской армии в Афганистан началась ночью 25 декабря 1979 года. Агрессия продолжалась почти 10 лет, и потребовала жизни более 13 000 советских военных и сотен тысяч афганцев. На стороне советской армии воевали более 5000 молодых мужчин из Литвы. 96 погибли, сотни остались инвалидами.

В 6 раз чаще совершали попытки суицида, подвергались преследованиям

В.Доманскайте-Гота исследовала опыт 268 мужчин (в возрасте 32-52 лет), которые прошли военную службу в советской армии в 1979-1989 г. Были опрошены 174 участника войны в Афганистане, и сравнительная группа – 94 человека, служивших на территории СССР.

«94% участвовавших в афганской войне мужчин принимали участие в военных операциях, 24% - в боях. Среди тех, кто служил в СССР, только один человек сказал, что участвовал в военных операциях.

Ветераны афганской войны перенесли вдвое больше травмирующих событий. Им в четыре раза чаще угрожала смерть или ранения, они в три раза чаще должны были бороться за выживание, в два раза чаще видели смерть, испытали нехватку воды и еды. В шесть раз чаще они совершали попытки суицида и подвергались преследованиям», - В.Доманскайте-Гота.

Последствия необратимые

Она выяснила, что через 15 и более лет после возвращения у 13,5% служивших в Афганистане диагностировано посттравматическое стрессовое расстройство, у 12% - субклинические расстройства.

«Более чем у 80% ветеранов изменилось отношение к жизни, ветераны Афганистана в два раза чаще разводились, 45% не достигли целей в образовании и профессии. Их образование ниже, чем в сравнительной группе, а занимаемые должности требуют более низкого образования и квалификации», - отметила собеседница.

Почему литовские мужчины пьют?

По ее словам, воевавшие в Афганистане более склонны к крайним формам употребления алкоголя.

«В Литве характерен особо вредный контекст «культуры» употребления алкоголя. После восстановления независимости, с 1990 (то есть, со времени возвращения ветеранов из Афганистана) до 2010 г. потребление чистого алкоголя возросло вдвое. Возрастная группа ветеранов употребляет больше всего алкоголя: в группе 35-44 лет более 43% мужчин употребляют рискованно много алкоголя», - отметила В.Доманскайте-Гота.

По ее словам, посттравматическая симптоматика и употребление алкоголя, несомненно, связаны. Половина ветеранов афганской войны с посттравматическим стрессовым расстройством рискованно употребляют алкоголь, среди не имеющих этого расстройства – четверть.

Собеседница предположила, что, употребляя алкоголь, ветераны пытаются справиться с трудностями, как-то помочь себе.

«Иногда ненадолго помогает, но, в общем, это только усложняет ситуацию, так как эти люди не ищут другую помощь», - сказала она.

Видели охваченных истерикой друзей

Во время исследования психолог В.Доманскайте-Гота общалась с некоторыми мужчинами, отвечавшими на вопросы. Им задавали вопросы об их страшном опыте во время службы.

«Ветераны афганской войны пережили потерю друзей, рассказывали о военных операциях, нападениях, обстрелах, запахе смерти, случаях, когда они едва не погибли, о страхе смерти, ограничениях в воде, еде, общении.

Между тем, половина военных, служивших на территории СССР, сказали, что у них нет плохого опыта, часть назвала неуставные отношения, общий порядок в армии, ограничения и бессмысленность», - сказала она, и привела несколько примеров.

«Мы попали в засаду, после этого из нас осталась только половина. Обидно, потому что не было смысла туда лезть, а видеть своих друзей в истерике, без конечностей, стонущих было большим ударом. После этого верить во что-то было еще труднее».

«Я не был в отпуске, не видел родителей, чувствовал себя, как в тюрьме».

«Это бессмысленная борьба одних людей с другими».

О самом позитивном опыте: «Когда мы на самолете поднялись из Кандагара, прилетели в Сандант в конце службы, а потом, когда самолет пересек границу СССР, когда под ногами была земля Ташкента, это было самое счастливое мгновение в моей жизни».

Не смогли приспособиться

Во время исследования также выяснилось, что у большей части вернувшихся с войны возникли трудности адаптацией в условиях мтрной жизни.

Почти трети служивших в Афганистане мужчин приспособиться было очень трудно или трудно, 60% - средне. В свою очередь, 80% служивших в СССР сказали, что они смогли легко или очень легко приспособиться к обычной жизни.

«На вопрос, какие были трудности, они сказали, что постоянно ощущали напряжение, им было сложно общаться, чувствовали, что общество их не принимает, было трудно найти работу, привыкнуть к другому климату. У части служивших после этого возникли проблемы со здоровьем, им было очень сложно научиться жить с полученным опытом», - сказала В.Доманскайте-Гота.

Не хотели говорить о пережитом

«Половина ветеранов афганской войны вообще отказалась рассказывать о том, что пережили. (…) У ветеранов отрицательные эмоции вызывает и отношение общества к ним, они чувствуют себя непонятыми, отторгнутыми. Ситуацию литовских ветеранов усложняет и то, что вскоре после войны Литва восстановила независимость, но не признала их опыт, формально мотивируя, что они участвовали в войне СССР, а не Литвы. И часть ветеранов не скрывали разочарования – «и что с того, что будет исследование».

Хотя в 2005 году им был присвоен статус пострадавших от репрессий нацистов и СССР, они стремятся, чтобы их признали участниками войны, им обидно, что отношение в обществе такое: «если ты служил в Афганистане, то с тобой не все в порядке». Люди понимают, что это была настоящая война, а не игра, что она повлияла на участников, изменила их мировоззрение, отношение к жизни. Людей с опытом войны избегают», - сказала В.Доманскайте-Гота.

Как можно помочь?

Она отметила, что ветераны афганской войны с каждым годом получают все меньше психологической помощи. Но, по ее словам, посттравматические проблемы могут продолжаться вне зависимости от того, сколько прошло времени с этих событий.

На вопрос, что надо делать, как помочь ветеранам, В.Доманскайте-Гота сказала, что им нужна профессиональная специализированная психологическая помощь, также психологическая помощь их семьям.

Также она считает, что необходимо менять отношение участников войны к алкоголю как способу помощи, просвещать общество, как принять и помочь приспособиться вернувшимся с войны.

«Труднее справиться с опытом и осознанием войны, если общество должным образом не принимает и не признает участников войны, не предоставляет им необходимую психологическую помощь. (…) Процесс осознания войны участниками был нарушен с самого начала, и это продолжается до сих пор. То есть, необходимо признание участников афганской войны в политическом и психологическом смысле», - сказала В.Доманскайте-Гота.

Были мясом, с которым делали, что хотели

«Ветеранам очень важно получить психологическую помощь, чтобы они могли этот опыт интегрировать в свою жизнь. С самого начала службы в армии они испытали насилие – многие из них не знали, куда их отправляют.

Как точно сказал историк Томас Вайсета, они были пушечным мясом, сырьем, с которым делали все, что хотели.

Весь связанный в войной в Афганистане опыт был пропитан секретностью и насилием. Нередко они даже не знали, что летят в Афганистан. Военных не отпускали в отпуск, проверяли письма и указывали, что писать (долгое время было запрещено писать, что находишься в Афганистане). После возвращения, в зависимости от характера службы, ветеранов заставляли подписывать обязательства молчать. Такой опыт политики секретности и насилия усложняет возможности приспособиться и осознать опыт войны. В таких условиях трудно вернуться к обычной жизни», - сказала В.Доманскайте-Гота.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.