aA
Уволенная с поста министра экономики Литвы Бируте Весайте не скрывает досаду из-за сложившихся обстоятельств. В интервью DELFI политик рассказала, что рассчитывала на большую поддержку премьера Альгирдаса Буткявичюса, а слова благодарности звучали не в адрес социал-демократов.
Birutė Vėsaitė
Birutė Vėsaitė
© DELFI / Šarūnas Mažeika

Весайте утверждает, что от полета с компанией Arvi она не получила никакой личной выгоды, и во время полета даже не могла выпить шампанского за большую сумму.

«Если Литва – страна с такими высокими стандартами, было бы неплохо установить границы этики с инструкциями, как поступать. А что мы сделали? Купили билеты, и никакой бизнес ничего не платил. Шампанское за 10 000 литов точно не выпьешь за время полета, тем более, что не о том думали», – сказала она.

За поддержку благодарила Мазурониса

– Большинство политиков и аналитиков считают, что причина вашей отставки должна быть глубже, чем поездка в Казахстан. Как вы считаете, какая причина? Поддержала ли вас Социал-демократическая партия?

– Поддержка могла бы быть и больше. Тем более, что поездка была только предлогом, а не причиной. Премьер оценивал мою работу хорошо, а какие были настоящие причины, жизнь покажет.

– Как вы оцениваете позицию других партнеров по коалиции?

– Поддержка могла быть и больше. Я благодарна Валентинасу Мазуронису, который в курсе моей деятельности и верил в меня.

– Только он один?

– Вообще-то, в самой Социал-демократической партии у меня была поддержка и широкий круг сторонников.

– Была ли поддержка достаточной?

– Думаю, что нет.

Поинтересовалась, что такое открытая политическая коррупция

– Министры консерваторов особенно подчеркивали привлечение предприятий высоких технологий в Литву. Как вы считаете, это направление правильное, надо ли его продолжать будущему министру соцдемов?

– Необходимо найти разумный баланс. Я в ЕС была в Совете конкурентоспособности. Там одно из основных направлений – реиндустриализация, то есть, восстановление производства в странах-членах. Наконец страны поняли, что без производства мы не обеспечим рабочие места, не ликвидируем безработицу, не сможем платить более высокие зарплаты.

Конечно, не сможем конкурировать и без высоких технологий. Направление – инновации и создание большей добавленной стоимости с применением научных исследований в производстве.

По поводу IMB и Barclays – это тоже должно делаться. Мы должны использовать свою инфраструктуру в области информационных технологий, так как она одна из лучших в мире. В Литве проблема такая, что скоро будет не хватать специалистов по информационным технологиям.

– При привлечении Barclays, этому банку была предоставлена дотация государства как компенсация за расходы, связанные с созданием и деятельностью центра технологий. Это правильно?

– По поводу Barclays я не очень интересовалась, по поводу IBM – да. Обидно, что потеряли десятки миллионов. Еще хуже – был нанесен ущерб международному имиджу Литвы.

– Почему эти миллионы были потеряны?

– Схема была такая, что Литва должна была платить миллионы за коммерциализацию патентов. Вклад компании был нулевым.

В моем случае политическая коррупция была только возможной, а здесь ущерб подсчитывается миллионами литов! Я интересовалась, что такое открытая политическая коррупция. Это когда политик получает от этого выгоду. Какую выгоду получила я? Никакой!

В открытой коррупции Весайте обвинила президент Дяля Грибаускайте.

– Утверждалось, что выгоду могла получить группа предприятий Arvi?

– Но она является единственным инвестором, а европейские средства закончились. Честно говоря, в этом проекте долю имеет Мариямпольское самоуправление.

Одна из компаний группы Arvi — Marijampolės Arvi — претендует на управление Мариямпольской временной свободной экономической зоны (СЭЗ) и ведет переговоры с министерством об условиях учреждения компании, которая будет управлять СЭЗ. Предусмотрено, что инвестиции государства должны достигать 37 млн. литов за три года, но Весайте утверждает, что есть только треть средств.

– Вы лично знакомы с кандидатом на пост министра Эвалдасом Густасом? Работали с ним?

– В Каунасском самоуправлении мы были членами горсовета. О нем могу сказать только хорошее: прекрасный человек, честный, понимающий. Наши отношения всегда были очень хорошими.

– Как происходит помощь литовскому бизнесу со стороны политиков?

– Как мы помогаем предпринимателям? Пой пример показывает… Я только хочу, чтобы были установлены границы, как себя вести.

Я вижу, как поступают послы за границей: они открыто приходят к министру экономики, поддерживая ту или иную сферу бизнеса. Предприниматели прямо обращаются по поводу более благоприятных условий для отдельных сфер.

Знаете, я ушла, в чем стою. Даже костюм не купила, как другие министры, не ездила ни на какую охоту, не возила близких отдыхать. Летела потому, что видела, что такая страна, как Казахстан, очень перспективная, и мы старались помочь, идентифицировать людей, которые могут помочь нашему бизнесу.

То же я делала и в Китае, потому что это страны с растущей экономикой, там наш бизнес может рассчитывать на экспорт, а местные предприниматели могут инвестировать в Литву.

Традиционные европейские страны переживают рецессию, и больших иллюзий иметь не стоит.

И если Литва – страна с такими высокими стандартами, было бы хорошо определить границы этики с инструкциями, как поступать. А что сделали мы? Купили билеты, и бизнес ничего не платил.

– Вы упомянули нетрадиционные рынки для экспорта. На какие страны рекомендуете литовским предпринимателям обратить внимание?

– Мы планировали визит в Малайзию. Но его не было и не будет. Нас должен был принять президент, и был очень активный предприниматель, который открыл бы множество дверей для нашего бизнеса.

– Может быть, туда поедет новый министр?

– Может быть, он и захочет. Но сомневаюсь, что в следующий раз нам поверят. Когда организуешь визит с конкретными датами, встречами, повесткой…

– Ваше мнение о Висагинской атомной электростанции по-прежнему отрицательное?

– На Совете конкурентоспособности на прошлой неделе я разговаривала с представителями региональных партнеров: эстонцами, латышами и поляками.

Я задала им вопрос: вы, как региональные партнеры, будете участвовать в строительстве АЭС? Сначала они вежливо ответили, что не настроены против ядерной энергетики.

Но потом эстонский министр сказал: «Прежде всего, в проект надо инвестировать более 1 млрд., а мы никогда не инвестируем в страну, жители которой на референдуме сказали «нет».

Тот же вопрос я задала и поляку. Он сказал, что поляки сами будут строить АЭС, и возможно, будут покупать энергию у Калининградской АЭС.

Латыши тоже не планируют быть нашими региональными партнерами.

– Почему общественности прямо не говорится, что АЭС строиться не будет?

– Я всегда прямо людям говорила. И думаю, что одна из причин моей отставки – то, что я всегда говорила, что эта электростанция слишком большая. Я знала и мнение региональных партнеров, но сейчас, когда они еще раз меня убедили, просто говорю – нечего ждать, надо принимать другие решения. Людям и бизнесу нужна ясность.

Сама Литва со своими финансами АЭС не построит. Если региональные партнеры не участвуют, то ответ понятен.
вет понятен.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.