aA
Этот репортаж я написал из-за ситуации, которую русские обозначают словом "жесть". Так называют что-то жестокое и страшное. А когда знаменитая русская оппозиционерка находится в бедности и отчаянии, это и страшно, и жестоко. И еще несправедливо, потому что человек, затравленный российским авторитаризмом, в демократической стране должен получать столько, чтобы прожить. А у Ирины Калмыковой сегодня прожить не получается.
Irina Kalmykova
Irina Kalmykova
© DELFI / Domantas Pipas

Картина маслом

Район Науининкай в Вильнюсе – по жилью самый дешевый: считается, что тут много пьющих и просто маргиналов. Впрочем, для эмигранта это компенсируется тем, что по-русски в Науйининкае говорит абсолютно каждый. Многоэтажка Ирины Калмыковой, кажется, раньше была рабочей общагой. Дело даже не в том, что квартиры выходят в общий коридор. Просто атмосфера безалаберности и разгильдяйства за последние 25 лет отсюда не выветрилась. Где-нибудь в подмосковных Люберцах узнаваемый запах в подъезде (ну, вы понимаете) приписали бы Обаме. А в этом доме приличные жильцы просто приносят ведро с тряпкой.

У Ирины не квартира, а квартирка: одному тут жить еще можно, но вдвоем на кухне разойтись уже трудно. Пустая бутылка из-под масла, солонка, пара салфеток, тупые ножи и кастрюля с овсяной – вот обычная утренняя картина. Каша – на завтрак 15-летнему сыну Руслану, который не любит ходить в школу. А ходить надо, и потому Ирина каждый день умудряется готовить ему завтрак, а затем выталкивает в большую школьную жизнь.

Такая трудная свобода
© Евгений Титов

Для меня Ирина приготовила украинский борщ, но я отказываюсь: неудобно объедать русскую оппозицию. Но Калмыкова настырна и я, немного поломавшись, сажусь к столу. Разговор у нее, само собой, про Путина, но я вообще-то пришел написать про бедность. Потому что за независимость и свободу ты платишь именно бедностью, и это знают и Ирина Калмыкова, и Литва. Давайте сначала про Калмыкову.

Оппозиция. Начало

Если кто не в курсе, начинала Ирина в далеком сибирском городе Когалыме. Там у нее был оптовый склад и финансовая стабильность. Но девяностые закончились, в регион пришли московские воротилы. Ирина стала мешать и ей сожгли дом, оставив на морозе с детьми.

Мэром Когалыма, а потом и председателем Думы Ханты-Мансийского округа был некто Собянин. Никакого жилья, даже временного, он не дал, хотя мать-одиночка просила десятки раз. А потом оба уехали в Москву: Собянин – работать мэром, а Калмыкова – "встретить Путина и пожаловаться". На этом моменте истории мы с ней дружно ржем.

Через полгода она поняла, что Путин не поможет. Так у взрослой женщины закончилось детство. Не помог и детский омбудсмен Астахов, лично выслушавший Ирину. Я это пишу, чтобы мы поняли: реши российское государство простой вопрос, и не было бы сегодня в Литве знаменитой русской оппозиционерки, раздающей интервью мировым телеканалам.

В 2013-м Ирина с другими матерями устроила голодовку у офиса партии "Единая Россия". Потом был митинг за отставку Путина, акция за свободу собраний и т.д. и т.п. За последние годы Калмыкова побывала в автозаках более 50-ти раз! Уголовное дело по новой "антимитинговой" статье 212.1 против нее завели на День предпринимателя: у здания российского Минэкономразвития Ирина намылила веревку, что символизировало удушение малого бизнеса. В итоге оппозиционерке с сыном пришлось бежать.

Такая трудная свобода
© Facebook nuotr.

Незаконный переход украинской границы, странная смерть старшей дочери в Москве – про это уже написано. Но я вам скажу, почему Ирина оказалась не в США или Германии. Потому что те, кто готов помочь женщине, у которой нет загранпаспорта, нашлись только в Литве. Да и с незапамятных времен русская оппозиция бежала сюда, так что традиции-с.

Эмигрантский калькулятор

А теперь про жесть. В Литве Калмыкова 5 месяцев на износ работала уборщицей и как-то выживала. Мыла громадные цеха, туалеты, душевые, раздевалки. И в итоге заболела. Сейчас банку с огурцами ей открываю я, как и режу хлеб, и заклеиваю конверт, и распаковываю коробку с чаем. Все этого Ирина сделать уже не может, потому что большой палец правой руки у нее не разгибается. А еще она не может как следует ходить, особенно в гололед. Вскоре ей предстоят две операции: по замене сустава на ноге и по исправлению сухожилия на руке.

Но главное даже не в этом. Известная русская эмигрантка элементарно не сводит концы с концами, и вот здесь давайте посчитаем. 160 евро уходит на аренду квартиры, еще 110 – за услуги ЖКХ. Далее 25 евро на проезд и еще 20 – на интернет и мобильные телефоны (свой и сына). Еще полтора евро в день идет на питание Руслана в школе, плюс ежемесячно 200 – на продукты и еще 30 – на лекарства для обезболивания.

Суммируем: на все-про все семье нужно 545 евро в месяц. Математика эта грустная, потому что сейчас Ирина получает в сумме 310 – половина из них это больничные, а вторая половина – деньги благотворительной организации "Каритас", положенные по программе приема беженцев. Но больничные платят лишь по закрытии больничного листа, а Ирина скоро ляжет на операцию и больничный продлится несколько месяцев. То есть выплат не будет. А значит, предстоит аттракцион на выживание, запасайтесь попкорном!

Можно было бы получить социальное пособие, но его дают, если доход меньше 100 евро на человека. У Калмыковых получается больше, а аренду жилья официально не учитывают.

Я не хочу и не буду ругать Литву, потому что эта страна сделала все возможное. И если бы не Литва, Калмыкова сидела бы в тюрьме за незаконный переход границы. Но в тяжелых ситуациях надо помогать друг другу, а она помощь вполне заслужила. Ирине, кстати, было неудобно что-то просить и она вообще не хотела этой статьи. Но я все равно написал, потому что другого выхода нет. На этом у меня все. И вот ее счет:

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt

TOP новостей

Израиль первым в мире начинает вакцинацию третьей дозой (1)

Израиль готовится уже в ближайшее время начать...

На полигон в Руднинкай привезли первых мигрантов (53)

29 июля на полигон в Руднинкай привезли первых...