aA
Основная цель закона о контроле над алкоголем - сокращение масштабов употребления алкоголя в Литве – не будет достигнута, борьба только имитируется, считает Эгле Латаускене, которая 5 лет проработала заведующей Государственной службы по контролю над табаком и алкоголем.
Ramūnas Karbauskis ir Aurelijus Veryga
Ramūnas Karbauskis ir Aurelijus Veryga
© DELFI / Šarūnas Mažeika

Женщина решила заговорить, поскольку ей трудно смириться со сложившейся ситуацией, когда постоянно говорят о борьбе с алкоголем и при этом не идентифицируют настоящие причины алкоголизма.

"Было неприятно видеть, как первые три месяца все ведомства бросаются имитировать работу, доказывают, что работают, что-то создают, меняют, в обществе, а потом хоп – все в долгий ящик, парламент не трогает, комитет не трогает, Комиссия по превенции зависимостей тоже, никаких распоряжений со стороны правительства – живем дальше.

Там рутина, "мы ничего не изменим, поскольку таков менталитет", но даже не удается сесть вместе и реально обсудить, что делать, сколько денег выделить".

Сейчас Латаускене работает адвокатом. Она обратила внимание на то, что не предпринимают действенных мер для борьбы с алкоголем, а предложенные запреты не возымеют никакого действия.

Заместитель директора Департамента по контролю над наркотиками, табаком и алкоголем Гражина Белян не согласна с тем, что борьба только имитируется. По ее словам, есть две стороны одной медали - одна - почему люди пьют, другая - физическая доступность алкоголя.

Латаускене оценила повышение возрастного ценза до 20 лет так: "Они это связывают с медицинским показателем, акцентируя, что чем позже начинает человек употреблять алкоголь – тем меньше шансов развиться зависимости. (...) но они не учитывают, что это связано со шкалой ценностей".

"Уважаемый министр Верига прекрасно знает, почему на сегодняшний день несовершеннолетние или молодежь начинают употреблять алкогольные напитки. Это не только последствие запретного плода, но и значительный фактор интеграции детей в социальное окружение, в группы единомышленников, друзей, где всегда есть один – два ярких лидера, которые всех объединяют, считаются гарантами защиты", – сказала она.

Повышение ценза не поможет и потому, что молодежь все же находит способ приобретения алкоголя. По словам Латаускене, чаще всего они просят об этом у асоциальных лиц.

Она отметила, что в данном случае не хватает социальной ответственности общества и бизнеса.

Латаускене считает, что сейчас на фоне принятия закона о контроле над алкоголем, возможны определенные провокации. Последняя, по ее словам, яркая провокация была проведена в 2015 г., когда предложило проект отмены запрета на продажу алкоголя на АЗС. Тогда один из членов молодежной организации при коалиции по контролю над наркотиками, табаком и алкоголю взял с собой юношу, которому было 17 лет 11 месяцев и 21 день (рост юноши 188 см), и объехал 17 АЗС в Вильнюсе - в 14 из них юноше продали алкоголь.

Латаускене заметила, что в соответствии с нормами международного права такие провокации с участием несовершеннолетних запрещены.

Она убеждена, что ни сокращение времени продажи алкоголя, ни повышение возрастного ценза, ни сокращение доступности не сократят масштабы употребления алкоголя, как на это ни повлияли запрет на продажу алкоголя в киосках и на АЗС.

Она заметила, что в первую очередь нужно идентифицировать причины употребления алкоголя.

"Если наша молодежь от нечего делать, из-за незанятости, невозможности как-то себя реализовать или желания стать лидерами начинает пить, нужно ее чем-то занять. Нужны дневные центры, развитие внеклассной деятельности, создать условия для посещения кружков детям из семей, в которых у родителей нет на это денег.

Другой момент – надо думать об оживлении регионов, поскольку там очень много пьют, там нет работы, качества жизни. Если этого не сделаем - все останется, как было".

Она также подняла вопрос доступности медицинских услуг для людей с зависимостью.

"Я могу сказать, что в словах Латаускене есть только одна сторона медали: да, на самом деле пьют и по социальным причинам. Согласно последнему исследованию, Литва отличается в Европе тем, что мы пьем по разным причинам: и когда нам грустно, и когда весело, и для улучшения качества вечеринок, и чтобы войти в компанию. Мы пьем даже просто, чтобы напиться - безо всякой причины.

Но есть и другая сторона медали - доступность алкоголя. Физическая - т.е. много точек продажи (...). Это не только социальные причины, но и физическая и экономическая доступность, а также реклама, акции и т.д.", – сказала она.

Белян твердо уверена,что ограничение доступности напрямую воздействует на количество потребления алкоголя.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt

TOP новостей

За два месяца в Литве зарегистрировано 1200 реакций на вакцину от коронавируса (4)

Государственная служба качества лекарственных средств...

Вильнюсец рассказал о вакцинации дедушки с бабушкой: вызов ждал на каждом шагу (46)

Вильнюсец Томас недавно возил своих дедушку и бабушку...

Глава МВД Литвы: с середины марта изменится порядок мобильности (4)

Министр внутренних дел Литвы Агне Билотайте 4 марта...