aA
Новым попутчиком Delfi стал уроженец Шяуляй – Евгений Кособуцкий. Большую часть жизни он провел в родном городе, позже переехал в Беларусь, получил высшее образование и стал работать переводчиком. Пандемия коронавируса заставила его вернуться домой. Около года он проработал в Литве – в известной международной компании, а сейчас снова возвращается в Минск. О причинах переезда, планах на будущее и городе своего детства он рассказал нашей съемочной группе.

За последние 30 лет Литва совершила большой рывок: реальные доходы граждан растут, внутренний валовый продукт (ВВП) республики по паритету покупательной способности на одного жителя вырос с 46 до 84 процентов от среднего показателя по Евросоюзу. В 2019 году – впервые за 29 лет – начало увеличиваться население, но пока это заметно лишь в Вильнюсе – регионы по-прежнему пустеют.

Самобытная провинция и литовская деревня, в широком смысле слова, - уникальное явление в жизни страны, но сегодня она исчезает. Более того, сегодня эта проблема актуальна не только для поселков и уездных центров, но и для таких городов, как Паневежис, Шяуляй и даже Клайпеда. Молодежь уезжает за рубеж или ищет счастья в столице. Студенты, выходцы из регионов, возвращаются домой лишь на каникулы и с годами теряют связь с малой родиной. Кто-то скажет, что это вполне нормально, ведь миграция и урбанизация – естественные процессы для развивающихся республик. Однако за сухими терминами, голыми цифрами и туманными формулировками экономистов истории живых людей со своими переживаниями и болью не всегда видны.

В новом проекте "Попутчики" мы представляем вам цикл живых диалогов. Здесь мы расскажем о людях, живущих на два дома, и прокатимся на поезде из уездных городов в Вильнюс. Поведаем об историях успеха и маленьких трагедиях. Поговорим о личном и публичном, о политике и экономике, о русских и литовцах, о хипстерах и провинциалах, об огнях большого города и разлуке с домом, о встречах и расставаниях, о человеческих утратах и истинной любви.

Поезд со станции детство

Мы встретились с Евгением в субботу на железнодорожном вокзале в Шяуляй. Обычно в будние дни на перроне довольно многолюдно – в Вильнюс из северной столицы Литвы поезда курсируют по пять-шесть раз в день, но в выходные пассажиров немного. Фасад и залы вокзала выглядят чисто и аккуратно, но при этом он производит впечатление провинциального, хотя в межвоенное время здесь бурлила жизнь – за день город принимал по 60 пассажирских составов, а сейчас не больше 20. Кстати, в августе вокзал отметит свое 150-летие – он был построен в 1871 году. Правда, в первозданном виде здание не сохранилось – сильно пострадало от немцев в годы Первой и Второй мировой войны.

Как оказалось, наш герой заядлый путешественник – он часто ездил на поездах, его родители работают на железной дороге.

Евгений, "Попутчики"
Евгений, "Попутчики"
© DELFI / Orestas Gurevičius

"На поездах по Литве и Беларуси я езжу с самого детства. Мои мама и папа работали проводниками, поэтому я хорошо знаю специфику работы на железке. Поезд – мой любимый вид транспорта, я люблю их даже больше, чем самолеты", - признается Евгений.

По его словам, за последние два десятилетия поезда сильно изменились: «Сейчас мы едем на современном так называемом низкопольном поезде, где все пространства – открытые. Они – удобные, но я хорошо помню, что в первое время мне было сложно привыкнуть к новым реалиям, ведь я с детства ездил в вагонах-купе, где у пассажиров была какая-то своя закрытая территория. В этом смысле я был избалован, но вообще претензий к „Литовским железным дорогам“ у меня нет. Купейных вагонов в Литве почти не осталось, зато в поезде появился интернет».

"Путешествия на поездах – это всегда большая романтика. Помню, как мы с друзьями решили поехать из Минска в Брест. Тогда мы нарочно выбрали рейсовый поезд, который шел долго – около четырех часов. Мы шутили, общались, пели песни, классно проводили время – такие моменты надолго остаются в памяти, и в этом заключается особое очарование путешествий по железной дороге", - тепло вспоминает о прошлом наш собеседник.

Шяуляй – маленький большой город

Шяуляй – четвертый по количеству жителей город в Литве. Город с большой историей – впервые о нем услышали в 1236 году, когда жемайты одержали крупную победу над меченосцами. Сегодня в нем проживает чуть больше 100 тысяч человек, хотя еще 30 лет назад население составляло около 145 тысяч.

Шяуляй можно смело называть моноэтничным – по последним данным, литовцы составляют почти 94 процента от всех жителей. Между тем русская община насчитывает всего четыре процента. В советские годы сюда прибыло множество инженеров и военных из других республик, после восстановления независимости многие уехали, но некоторые остались и живут до сих пор. Откуда берет начало история семьи нашего героя?

"Все началось с поезда. Мой папа родился в Беларуси, окончил школу, потом пошел в армию, отслужил и вернулся. После он поступил в железнодорожное училище в Вильнюсе и осел в Литве. Мама – местная, родилась в Шяуляй. Позже она стала работать проводницей. Насколько я знаю, они познакомились на работе – в поезде. Влюбились, поженились, потом на свет появился я", - говорит собеседник.

Евгений Кособуцкий окончил гимназию "Сантарвес" – школу с русским языком обучения. На тот момент эта была последняя в городе школа для нацменьшинств. Сегодня она по-прежнему работает, однако сейчас стала смешанной – преподавание ведется и на русском, и на литовском языке. В школе учатся как русскоязычные, так и литовцы.

"Воспоминания о школе – самые светлые. Нет ничего, что омрачило этот отрезок жизни. Школа – это друзья, много мероприятий, всевозможные занятия. Жизнь была очень насыщенной. Я очень рад, что наша гимназия смогла выжить, что она придумала для себя новую модель, основанную на двуязычии. Это помогло ей удержаться на плаву. Сейчас количество учеников стабилизировалось. В 2015 году, когда я выпускался, в гимназии училось всего 140 человек. В Беларуси однокурсники спрашивали меня, сколько у нас было параллелей, а в последний раз они были, когда я учился еще в первом классе. В моем выпуске было всего девять человек, в следующем году – шесть. После этого было принято решение перейти к смешанному преподаванию, тогда потянулись литовские ребята. Возможно, это был лучший выход. У русскоговорящих детей появилась возможность учиться на литовском языке в комфортных условиях, а литовцы могут хорошо выучить русский, что тоже очень полезно. Это удобно", - говорит он.

Город развивается, но пустеет

Евгений открыто говорит, что положение Шяуляй, по его мнению, оставляет желать лучшего. С одной стороны, с точки зрения инфраструктуры и внешнего облика город становится лучше, но жизни, в прямом смысле слова, становится меньше.

"Поскольку во время учебы домой я приезжал два раза в год – на каникулы, у меня была отличная возможность сравнить ситуацию – посмотреть на родной город глазами иностранца. В целом, конечно, все грустно. Знакомые говорят, что людей становится все меньше. Сам я точно могу сказать, что многие заведения закрылись, а в пятницу-субботу на улицах меньше людей, чем было, например, пять лет назад. Шяуляйского университета как самостоятельной единицы тоже больше нет… Все это не радует. Почему народ уезжает? Трудно самореализоваться, тяжело найти работу. Хотя родители говорят, что попытки оживить город есть. Правда, коронавирус вновь ударил по экономике".

"Говоря о моих одноклассниках, за границу уехали двое, включая меня. Часть осталась в Шяуляй, некоторые уехали в Клайпеду. Большинство друзей из музыкальной школы переехали за рубеж или в Вильнюс. Те, кто уехал учиться в столицу, живут там по сей день", - добавляет собеседник.

Евгений, "Попутчики"
Евгений, "Попутчики"
© DELFI / Orestas Gurevičius

С литовским языком – на ты

Наш герой один из тех, кого называют билингвами. Он прекрасно владеет русским, отлично говорит по-литовски, а в университете изучал английский и китайский языки.

"Я ходил в литовский садик, поэтому знаю язык с малых лет. Плюс ко всему после гимназии, где мы учились на русском, я шел в школу хорового пения, где естественно все было на литовском… Получалось так, что в первую половину дня я общался на русском, во второй половине – только на литовском языке, поэтому и русский, и литовский шли рука об руку. Кстати, знание литовского пригодилось мне и в Беларуси. На международных мероприятиях и кинофестивалях, где нужны волонтеры, я работал с литовцами. Взрослые люди, конечно, могут договориться обо всем на русском, но тем, кто моложе, нужен был литовскоязычный куратор", - рассказывает Евгений.

Дорогами Великого княжества Литовского

За окном мелькают предместья Кедайняй. Поезд замедляется. До Вильнюса осталось ехать чуть больше полутора часов. Там мы сойдем, но герой отправится дальше – в Беларусь. Путь от литовской столицы до Минска занимает около пяти часов.

"Даже не припомню, сколько раз я ездил по этому маршруту. Очевидно, много", - улыбнулся собеседник, сделав глоток кофе и многозначительно посмотрев в окно.

Обменявшись мнениями о погоде – над Кедайняй солнце заволокло тучами, хотя день обещал быть теплым, - герой упомянул, что после переезда в Минск границы для него стали условными. И Литва, и Беларусь стали для него общим домом.

После школы Евгений Кособуцкий уехал в Беларусь. Причин было несколько. Во-первых, на тот момент между двумя странами действовала специальная программа, позволявшая литовцам белорусского происхождения бесплатно учиться в вузах РБ, а белорусам с литовскими корнями – в университетах Литвы. Во-вторых, в Беларуси у него живут родственники, поэтому соседняя республика для него во всех смыслах была нечужая. Кроме того, до Минска не так далеко и жизнь там дешевле, чем в условном Лондоне или Глазго, а для его семьи тогда это было немаловажно.

"Мне очень часто задают вопрос, почему Беларусь, а не Лондон, Москва, Вильнюс, Берлин, Варшава и так далее… Сами белорусы нередко удивлялись, что я приехал сюда учиться, но решение было обусловлено несколькими факторами. Во-первых, мне комфортно в русскоязычной среде. Между тем в Европе обучение было немного не по карману, а в России иностранцам можно поступить лишь в определенные вузы. Туда, куда я хотел, на тот момент не принимали. В Беларуси же живет моя тетя, она нашла интересный вариант", - пояснил собеседник.

В итоге он поступил в Минский государственный лингвистический университет – бывший иняз. По его словам, в этом вузе обучают не только иностранным языкам, его специальность связана с международными отношениями и коммуникацией, а это как раз то, чем он хотел заниматься.

"В жизни у меня очень хорошо получается делать две вещи – играть на музыкальных инструментах и разговаривать. В этом смысле университет в Минске мне понравился – я учился на факультете межкультурных коммуникаций. Основной упор там делается на языки, но одновременно мы изучаем экономику, международный туризм, связи с общественностью… Плюс ко всему была возможность поступить на бюджетное место. Я подумал, почему бы и нет, отправил документы и поехал", - делится воспоминаниями герой.

Специальность Евгения звучит так – специалист по межкультурной коммуникации со знанием двух иностранных языков (английского и китайского) в сфере внешнеэкономических связей.

Попутчики
Попутчики
© DELFI / Orestas Gurevičius

Звуки музыки – в память о малой родине

Наш попутчик упомянул, что хорошо играет на музыкальных инструментах. Оказалось, что музыка занимает отдельное место в его жизни. Более того, его можно смело назвать человеком-оркестром, поэтому мы решили расспросить его об этом подробнее.

"В детстве родители отправили меня в школу хорового пения, чтобы исправить проблемы с дикцией. В итоге, как оказалось, у меня есть способности. Вместе с хором мы очень много выступали, в том числе и за границей, каждый вечер у нас были репетиции. Наш руководитель – дирижер Ремигиюс Адомайтис, он до сих пор возглавляет школу. Благодаря ему хор „Дагилелис“ стал одним из самых успешных и узнаваемых хоров в стране", - говорит он.

"В школе также была возможность обучиться игре на музыкальных инструментах. Я играю на флейте, на саксофоне, на различных видах ударных и на контрабасе. Получается джаз-банд в одном лице, - смеется Евгений. – Кстати, в студенческие годы эти знания хорошо помогли мне заработать лишние деньги. Во время учебы не раз приходилось выступать на свадьбах, всевозможных частных мероприятиях, вечеринках".

В целом Евгений Кособуцкий говорит, что с отрочеством и юностью, проведенными в Шяуляй, у него связаны самые светлые чувства. Несмотря на все минусы, город на севере Литвы – целый мир, который сформировал его как личность.

Роковой август

Поскольку Евгений провел долгое время в Беларуси, мы не могли не спросить его о протестах, захлестнувших страну в августе-сентябре прошлого года. По его словам, в это время он находился в Литве, поэтому, как и большинство, наблюдал за событиями через СМИ и телеграм-каналы. Тем не менее свою точку зрения он озвучил, ведь немало его друзей и знакомых стали непосредственными участниками развернувшихся процессов.

"Прежде всего, хочу сказать, что выступаю против насилия – во всех его проявлениях. Первое чувство, которое охватило меня, когда я увидел то, что произошло после выборов, это диссонанс. Это очень контрастировало с тем, что я помню перед отъездом. В глубине души я понимал, что что-то грядет – что-то будет, но не ожидал, что это произойдет так спонтанно. На мой взгляд, слово года для Беларуси – это спонтанность. Все действительно произошло очень стремительно, будто случился взрыв. Речь идет и о протестах, и о рождении национального самосознания", - рассуждает он.

"То, что я увидел, было страшно. <...> В первую ночь после оглашения результатов выборов я не мог уснуть, пытался осознать происходящее, переживал за друзей, знакомых и близких, понимая, что кто-то из них сегодня не вернется домой, а отправится в изоляторы временного содержания. Мне очень грустно из-за того, что все дошло до такой жестокости", - вздыхает герой.

Евгений, "Попутчики"
Евгений, "Попутчики"
© DELFI / Orestas Gurevičius

Взгляд в будущее

В марте прошлого года Евгений вернулся домой, в Европе тогда бушевала пандемия, и это нарушило его планы. Изначально он планировал трудоустроиться в Беларуси, но из-за карантина в Литве пришлось задержаться. Впрочем, он довольно быстро нашел работу.

"В марте я немного погрустил, а потом оформил резюме, поместил его на общедоступных площадках и вскоре получил хорошее предложение. Я устроился в международную компанию Teleperfomance, стал работать по специальности – переводчиком. Мне очень повезло", - говорит он.

Правда, сейчас наш герой снова отправляется в Минск. Он хочет попробовать реализовать себя в Беларуси – чувствует необходимость отдать дань уважения своей альма-матер. Однако не исключает, что в будущем вернется в Литву. Евгений признается, что хотел бы найти работу, чтобы была возможность жить и в Литве, и в Беларуси.

"Я буду работать в службе поддержки одной крупной компании – не только с русским и английским, но и с литовским языком. Я очень рад, что представилась такая возможность. Литва – моя родина, я люблю литовский, свободно говорю и работаю на этом языке, а Беларусь, как страна, близка мне за счет своего славянского менталитета. Белорусы – невероятные, открытые и замечательные люди. Возможно, политика возвела какую-то стену, но на самом деле мы очень похожи – люди очень похожи. Между нами гораздо больше общего, чем различий", - подвел черту разговору собеседник.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt

TOP новостей

Профессор Чаплинскас о масках: в Литве было принято нелогичное решение (36)

В последнее время жители Литвы привыкли к ношению...

Жители массово едут на взморье: некоторых предупреждают о последствиях (14)

В жару на пляжи съезжается большое количество жителей....

В Литву пришел опасный штамм: начинается время контроля (117)

В Литву пришел опасный быстро распространяющийся...

В шилутских лесах замечены медвежата: неужели в Литву вернулись медведи? (7)

Житель Шилуте в Мешкинском лесу повстречал двух...

Вильнюс и Паланга - лидеры по сокрытию налогов в сфере общепита (22)

"Черная" бухгалтерия, неучтенные миллионы, нелегальный...