aA
Очень нужная, однако закрытая, авторитарная, наживающаяся на детях. Так норвежскую службы защиты детей Barnevernet охарактеризовал работающий в Норвегии журналист телевидения Telewizja Polska Хенрик-Эугениуш Малиновский.
Пугающую эмигрантов службу Barnevernet ругают и в Норвегии
© DELFI / Mindaugas Ažušilis

Об этом Малиновский рассказал на встрече с журналистами стран Балтии.

Свой рассказ Малиновский начал со случая, как ребенка лишилась польская семья. Эта история началась в октябре 2014 года. Родителей обвинили в насилии против 8-летней дочери.

"Полиция забрала девочку прямо из школы, родителей доставили в полицию, в то же время полиция забрала у родителей 1,5-годовалого сына. Причина - ушиб над бровью у девочки, позже выяснилось, что братик бросил в нее свою игрушку", – рассказал Малиновский.

Оказывается, в школе девочка сказала, что ее ударил один из родителей. Это оценили как возможное насилие в семье. Однако позже в ходе расследования выяснили, что родители девочку не били.

"Детей вернули родителям через полгода, но больше всего беспокойства вызывает то, что обвинения не были основаны на фактах. Дети пострадали", – сказал журналист.

По его словам, девочка получила серьезную психологическую травму, а мальчика опекуны ремнем привязывали к кровати, чтобы он спал. Ребенок скучал по маме, плакал, не ложился спать.

Малиновский сказал, что процесс, в ходе которого детей вырывают из семьи, а потом спустя какое-то время возвращают, травмирует и детей, и родителей. Он был удивлен тем, что ребенка сначала забирают из семьи, а потом ведут расследование. Журналист сказал, что ему известны и другие подобные случаи.

Barnevernet нужна, но она несовершенна

"Это касается не только польских детей, и у шведов забирают и у самих норвежцев", – сказал Малиновский. Шведы, поляки и литовцы - самые многочисленные эмигранты в Норвегии.

По словам журналиста, когда такие истории всплывают на поверхность, норвежские службы чаще всего во всем винят самих эмигрантов. Однако с подобными проблемами сталкиваются и норвежцы, поэтому сейчас думают об изменении законодательства.

Малиновский рассказал, что больше всего проблем возникает с Barnevernet. По его мнению, это необходимое ведомство, но оно работает, мягко говоря, несовершенно. Малиновский показал публикации о Barnevernet в норвежских изданиях. В одной из них юристы обеспокоены, что служба забирает из семей слишком много детей.

По его словам, норвежские службы пытаются решать этот вопрос. Была создана международная комиссия, в состав которой входит и он сам, представляя интересы польского меньшинства. Группа из 25 человек регулярно встречается и пытается найти способ совершенствования деятельности Barnevernet.

Опекунство называет бизнесом

Проблемы с Barnevernet Малиновский называет комплексными. По его словам, служба защищает детей от насилия и использования, однако известна и обратная сторона - были случаи, когда дети переживали насилие в семьях опекунов. В 2011 году с насилием столкнулись 42 ребенка, проживающих у опекунов.

Были случаи, когда детей передавали опекунам с криминальным прошлым. В процессе выбора опекунов Малиновский усматривает проявление коррупции.

По словам Малиновского, многие семьи, сталкивающиеся с несовершенной деятельностью Barnevernet, покидают Норвегию, возвращаются к себе на родину, поскольку не чувствуют себя в безопасности.

По словам Малиновского, Barnevernet часто обвиняют в том, что она занимается бизнесом: неработающие семьи опекунов живут за счет государства, которое платит им деньги, как опекунам. О том, сколько платят за опекунство, отчеты пишут по-разному. Официально, это в среднем 7000 норвежских крон за ребенка в месяц (около 770 евро).

Кроме того, около 60% Barnevernet находится в частных руках: частные компании занимаются управлением домами и центрами, в которых живут дети в ожидании опекунов. Учреждения здравоохранения, которые заботятся о детях, также частные. По словам Малиновского, логика простая: не будет клиентов, ждет банкротство.

Об отнятых детях не сообщают

Малиновский критикует норвежскую систему за то, что потерявшие детей родители не получают достаточной юридической помощи.

Собеседник упомянул Венскую конвенцию от 1971 года, в соответствии с которой Норвегия должна сообщать другой стране, если в ее стране был задержан иностранец, гражданин той страны. Значит, посольство Польши должно получать информацию об отнятых у поляках детях. На сегодняшний день Польше известно о 50 таких случаях, однако о них она узнала от самих людей, у которых забрали детей.

"Польские служащие ничего не могут сделать. Это самая большая проблема", – сказал Малиновский.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.