aA
Надежда, что и в Литве может быть богатый архив лауреата Нобелевской премии, не оправдалась: коллекцию произведений, фотографий и документов русского поэта Иосифа Бродского его друзья Рамунас и Эля Катилюсы передали Стэнфордскому университету в США. Министерство культуры сожалеет, что не знало, что такое наследие было в Литве, пишет Vilniaus diena.
О наследии Бродского в Литве узнали только после того, как его утратили
© Scanpix

Продали Стэнфордскому университету

Не все знают, что известного в мире русского поэта, лауреата Нобелевской премии Иосифа Бродского многое связывало с Литвой, конкретно – с Вильнюсом. Именно здесь завязалась его многолетняя дружба с литовским поэтом Томасом Венцловой, благодаря которому познакомился еще с одним лауреатом Нобелевской премии, поэтом Чеславом Милошем. Здесь Бродский нашел и других друзей, с которыми переписывался до конца жизни. Также мало кто знает, что его друг, профессор физики Рамунас Катилюс со своей женой Элей собрал солидный архив рукописей, писем, фотографий Бродского.

Правда, недавно архив отправился в США – об этом сообщил Стэнфордский университет в Калифорнии. Сам Катилюс подтвердил, что архив продан этому университету.

Архив, в котором собрано много рукописей поэта до его отъезда в США, более 150 фотографий, и даже его рисунки, а также письма и открытки, которые Бродский писал Катилюсам уже из США, передан университету еще в мае. В архиве весом около 50 кг есть и документы, которые Бродский должен был представить представителям власти СССР перед эмиграцией, среди них – письмо генеральному секретарю Коммунистической партии Леониду Брежневу. Ценность архива – и в том, что большая часть рукописей и напечатанных на машинке стихотворений – с поправками, сделанными рукой Бродского.

Никому не сообщил

Сам Катилюс, отвечая на вопрос, не интересовалось ли наследием Бродского Министерство культуры Литвы, сказал, что никому широко не рекламировал собранные материалы. Он признался, что семье было очень трудно расстаться с архивом, но принять решение заставило желание, чтобы он был доступен людям – друг Бродского дополнил архив и своими комментариями.

«Я все время думал и о том, что архив мог бы остаться в Литве, но мы решили, что и для архива, и для нашей семьи будет лучше, если он окажется в каком-нибудь из университетов мира. А для архива самое важное – доступность. Никому из Минкульта я об архиве не рассказывал, я им ничего и не предлагал. Я никого не обвиняю, также не обвиняю и себя. Незачем обвинять, архив был вывезен легально, он не был в списке культурных ценностей Литвы. Я не знаменитость, просто профессор физики, а Иосиф – знаменит, лауреат Нобелевской премии, и я надеюсь, что сейчас, когда его архив оказался в Стэнфордском университете, он станет еще более известным», – сказал Катилюс.

Убедил Томас Венцлова

«Оставлять такой архив в семье нет смысла. Я не хочу плохо отзываться о литовских архивах, но возможности пользоваться ими не такие широкие, как в США. Нам, как и Милошу, и Венцлове, казалось, что надо, чтобы все оказалось в таких крупных архивах. Один из таких архивов – Публичная библиотека Санкт-Петербурга, так называемая «Публичка».

Но там есть немало друзей Бродского, у которых тоже есть многое. Кроме этого, «Публичка» даже не разрешила бы увидеть его письма. Поэтому Томас Венцлова, профессор Стэнфордского университета Лазарь Флейшман, литературовед этого университета Синтия Хавен и рекомендовали передать архив в Стэнфорд, один из самых престижных университетов в США», – объяснил свое решение Катилюс.

Стихи – подарок к кофе

По его словам, фотографии Бродского появлялись при разных обстоятельствах, письма он писал из эмиграции, а черновики стихов оставлял, приходя в гости.

«Тогда в Ленинграде мы жили недалеко друг от друга, он приходил по вечерам выпить кофе, что-то писал и оставлял. Потом он, конечно, делал изменения в стихах, исправлял, но для архива наиболее ценны эти черновики», – сказал профессор.

Катилюс познакомился с Бродским в 1966 году. Он сам в то время учился в аспирантуре в Ленинграде, но жил с женой Элей в Вильнюсе. Свел их общий друг, писатель Андрей Сергеев.

«Тогда Иосиф переживал особенно сложный период, и Андрей решил его развлечь, пригласил в Вильнюс. Иосиф жил у нас неделю, мы ездили в Каунас, в Тракай, он сам поехал в Палангу – позднее появились и стихи с припиской «Паланга». Через некоторое время мы снова переехали в Ленинград, и случайно оказались на соседних улицах. До самой его эмиграции мы шесть лет общались очень близко – иногда встречались и по два раза в день. Потом переписывались», – рассказал Катилюс.

Сумму, за которую университет купил архив, Катилюс раскрыть не может – по его словам, не потому, что не хочет, а потому, что так указано в условиях договора.

«В договоре указано, что ни одна сторона не раскрывает сумму. Это их условие. А сколько мне и жене осталось жить? Может, лет десять. Возможно, сумма и выглядит внушительной, но если ее разделить на десять лет, каждый месяц получится примерно прожиточный минимум в Литве», – сказал профессор.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.

TOP новостей

В Литву пришел опасный штамм: начинается время контроля (24)

В Литву пришел опасный быстро распространяющийся...

Вильнюс и Паланга - лидеры по сокрытию налогов в сфере общепита (4)

"Черная" бухгалтерия, неучтенные миллионы, нелегальный...

Латвия снова ждет отдыхающих из Литвы: что нужно знать (7)

С 16 июня Латвия впускает зарубежных туристов, поэтому...

Ландсбергис просит у Ирака помощи в возвращении нелегальных мигрантов в страну (8)

Находящийся в Брюсселе министр иностранных дел Литвы...