aA
"Я задыхалась в Литве, потому что по натуре я очень такая эмоциональная. Я не понимала литовский менталитет, мне было очень тяжело. Мне казалось, что люди носят маску на лице и не показывают, что у них внутри. Муж меня вечно останавливал, чтобы я со своими эмоциями не наделала много бед. В конце концов, я, наверное, не поменялась, а просто больше стала понимать людей. Я научилась этой культуре", - рассказывает о первых годах жизни в Литве известная тренер по баскетболу Диляра Велишаева.

Но в ее "(Не)простой истории" много энергии, терпения и желания понять новое окружение, поэтому адаптация в Литве хоть и длилась довольно долго, но прошла успешно.

Диляру хорошо знают и ценят в Литве как тренера по женскому баскетболу. А читателями Delfi и слушателями Rusradio.lt наверняка интересно будет узнать, как проходил этот путь из Узбекистана в Крым, из Крыма в Польшу, а затем в Литву, где Диляра обрела семью и получила гражданство.

- Сегодня наш гость Диляра Велишаева. Тренер, мама, жена и замечательный человек. Начнём с того, что многие люди постарше, наверное, такого возраста как мы с Вами, помнят, как Вы появились в баскетбольной столичной и каунасской команде, которые в тот момент уже принимали участие на международной арене. Вы такой легионер. Как Вы попали в Литву?

– Знаете, ситуация довольно таки банальная, потому что познакомилась я со своим мужем в Польше. Я играла по контракту, а он был моим тренером, всё получилось как-то неожиданно. Мы приехали в Литву.

- Как Вы попали в Польшу?

– В Польшу я попала из Крыма. Тогда ещё только начинался раздел Союза. В Крым мы переехали в 1989 году, когда только разрешили переезды из Узбекистана. По национальности я крымская татарка. Переехать было очень трудно, однако перед развалом СССР нам разрешили. Там я отыграла два сезона, получила контракт в Польше, где отыграла 10 сезонов, а после переехала в Литву. Так и осталась здесь.

- Надо сразу сказать, что Ваш муж Альгирдас Паулаускас является видным человеком в литовском женском баскетболе. На сегодняшний день он занимает должность руководителя новой сборной Литвы периода 2021-2022 года. Он стал директором, если я не ошибаюсь.

– Там поменялась федерация. Ему дали возможность вернуться в женскую сборную Литвы в статусе директора. Сейчас он стал, если я не ошибаюсь, президентом ассоциации тренеров. Что-такое, я ещё не углублялась.

"(Не)простая" история тренера Диляры Велишаевой: из Узбекистана в Крым, Польшу и Литву, где люди умеют сдерживать свои эмоции
© DELFI / Andrius Ufartas

- Долгое время вы работаете тренером. Работаете с будущими талантами, в том числе и с девочками. Для вас, наверное, как игроку в баскетбол, является вызовом продолжение баскетбольного поколения в Литве. Женский баскетбол в Литве, у него есть перспективы?

– Знаете, перспектива есть всегда и у всех. Главное начать с азов, поскольку мы не можем требовать результатов от взрослых людей, если азы запущены. Надо начинать с самого низа, надо их втягивать. Это тяжёлый вид спорта. Девочкам очень тяжело, но когда они втягиваются, это красиво. Начиная с азов, мы действительно можем достичь хороших результатов. В конце концов мы можем попасть на Европу и подняться как можно выше, ведь всё это было.

Почему, по вашему мнению, женский баскетбол не получает такого внимания как мужской. Для нас же баскетбол в Литве это всё? Вы это ощутили, когда приехали играть в Литву?

– Нет, когда я приехала в Литву играть, то женский баскетбол был на хорошем, довольно высоком уровне. В то время были хорошие, профессиональные команды и интересные игры. Играли в Евролиге, уровень тогда был выше, намного выше. Потом как-то так произошло, что всё внимание ушло на мужской баскетбол, а женский ушёл в сторону. Этот уход в сторону и спровоцировал сегодняшнее положение. После три раза не попали в Европу, что ещё больше спровоцировало падение интереса к женскому баскетболу.

- Давайте вспомним истории почти 10-летней давности, где Вы с нашими молодыми девчонками как тренер отправились на чемпионат Европы и на чемпионат мира, если я не ошибаюсь. Или же пытались попасть?

– Чемпионат мира тогда был организован в Литве. Я тогда принимала участие там как тренер. Девочки были 1994-1995 года рождения. У нас состав был младше, был 1994 год. Он был слабее 1995-ого на то время. В основном выступал 1995-96 год и несколько игроков 94-ого года. Однако я думаю, что в 12 лучших команд мира мы зашли. Из 16 команд мы тогда зашли в 12. Там немного не хватило, чтобы попасть в восьмёрку, но всякое бывает.

- Немного о вас. Интересно узнать о традициях вашей семьи. Вы говорили, что сначала переехали из Узбекистана в Крым, а затем начали карьеру легионера, познакомились с совсем другой культурой и приехали в страну с другой культурой. Насколько на тот момент это являлось стрессом для вас? Или же любовь всё исправляет?

– Ой, нет, нет! Стресс был очень большой, он тянулся, наверное, лет 7-8. Я задыхалась в Литве, потому что по натуре я очень такая эмоциональная. Как говорится, живой человек. Я не понимала литовский менталитет, мне было очень тяжело. Мне казалось, что люди носят маску на лице и не показывают, что у них внутри. Для меня вот это было самое тяжёлое. Я всегда говорила, что просто не понимаю этих людей. Я не понимаю хорошо им или же плохо. Я просто не могла понять. Муж меня вечно останавливал, чтобы я со своими эмоциями не наделала много бед. В конце концов, я, наверное, не поменялась, а просто больше стала понимать людей. Я научилась этой культуре. Католицизм для меня тоже был чем-то совершенно новым. Я вообще не знала, что такое "Кучес" (Сочельник), что такое 12 блюд на стол. Для меня это было всё с нуля.

- А удалось поинтересоваться историей татар, которые приезжали в Литву? Ведь в истории Литвы это очень важный и хорошо освещенный момент. А вам самой удалось найти что-то татарское и близкое для себя?

– Да, я тут связалась с общиной и ходила на несколько их выступлений. Были такие как бы сборания. Там, вы понимаете, разные татары: крымские, уфимские, казанские. Крымских, таких как я, практически нет. Их очень мало. Те крымские татары, которые остались здесь, уже не говорят на том языке, они его забыли. Больше казанских. Эта община она существует. Я по возможности стараюсь подключаться к ней.

- Скажите, какое место в вашей семье имели традиции? Я так понимаю, вы с гордостью говорите о своей принадлежности. Видимо, что в доме было что-то больше, чем просто разговор об этом?

– Да, больше. Мы держались традиций, придерживались тех правил. Во время СССР закрываться нам было необязательно. Это как бы не было основой. Однако все традиции мусульманства соблюдались.

- Что по поводу еды? Это ведь тоже такое большое культурное различие. Продукты, традиции приготовления. Сложно ли было привыкать ко всему этому европейскому и литовскому?

– Ну, к литовскому было довольно сложно привыкнуть. Скажем, такое литовское блюдо, как кугелис (картофельная бабка) я не готовлю совершенно. Его готовит муж. Цеппелины готовить я не умею. Я прожила здесь более 20-ти лет, но до сих пор у меня это не получается. Какие-то жемайчю блинай (блины из отварного, а затем прожаренного картофеля с мясом) я тоже не могу. То есть что-то чисто литовское приготовить я не могу. Готовлю я больше свою национальную кухню. Из литовской кухни готовлю блюда попроще.

- По поводу литовского языка, который является одним из тяжелейших языков Европы. Сегодня Вы на нём прекрасно говорите, свободно владеете, преподаете на нём детям. Однако это сегодня, а что было изначально?

– Тяжело было. Для того, чтобы мне выучить язык, нужно находиться в этой стране. На изучение и понимание языка, мне хватило двух лет. Однако говорить… Ну, мне понадобилось ещё 2-3 года. Писать гораздо сложнее. У меня проблема в том, что я не слышу "э' и "е", я их путаю. Мне очень тяжело, я не знаю такие нюансы, как, например, "носине". Вот у меня в этом, конечно, проблема. Людей, которые говорят неправильно я слышу, но бывает, что в разговоре, особенно когда я тороплюсь, я совершаю ошибки. Произношение ещё хромает.

- Вас когда-нибудь упрекали, вы когда-нибудь ощущали на себе, что вы человек другой национальности в этой стране? Бывало такое или же никогда?

– Не прилетало такого, скорее, возмущала фамилия. По мужу фамилию я не взяла, поскольку там были свои нюансы и проблемы. В момент развала СССР мне связаться с Узбекистаном было практически невозможно для того, чтобы все эти документы переслали. Я осталась со своей фамилией. Фамилия мне нравится. Фамилия, наверное, и задевала. Это, пожалуй, единственное, а так я не слышала со стороны людей каких-то претензий.

- Что тёплое в памяти об Узбекистане у Вас отложилось? Какие-то важные вещи? Может быть Вы по каким-то из них сегодня скучаете?

– Скучала довольно таки долго. До сих пор у меня есть мечта о возвращении туда. Я из Ферганы. Это чудеснейших город. Он изменился. Мы с одноклассниками поддерживаем связь. Они у меня люди разных национальностей. Мы дружим как родственники. Два года назад у нас была встреча, мы собирались в Санкт-Петербурге. Все съезжались со всех стран мира, чтобы встретиться. Вот эта дружба, которая прошла через столько лет, это что-то невероятное. И да, об Узбекистане остались только самые тёплые воспоминания.

- Давайте вернёмся к тому моменту, когда Вы были тренером литовской молодёжной девичьей сборной. Что меняется в вас самой, когда звучит гимн? Для Вас ведь это всё равно был какой-то вызов, достижение?

– Всегда. С того момента, как я присягала на Конституции Литвы, чтобы получить гражданство, во время гимна всё внутри переворачивается. Тогда я ещё не понимала слов, слушала лишь мелодию. Потом я начала понимать, о чём там поётся. Он тяжёлый, смысл там тяжёлый. Я думаю он такой из-за того, что эта страна пережила слишком много проблем, например, в 1944 году. Думаю, там и до этого были высылки литовцев. Это татар в 1944-ом году высылали, а их ещё раньше. Наверное, всё это в гимне и есть. Это тяжело, гимн страны тяжёлый.

- Что бы Вы хотели ещё сделать для литовского баскетбола? Ещё что-то осталось?

– Вы понимаете, сделать, наверное, громко сказано. Трудно ответить на этот вопрос.

- Ну, вы работаете, преподаёте детям, приглашаете и завлекаете?

– Может, только это. Хотя трудно сказать. Один человек это не может сделать. Это трудно.

- Несколько лет назад, когда я был в поиске тренера по баскетболу для своей дочери, вы были первой, кого мне порекомендовали. Кажется, вы немного недооцениваете свою важность. Давайте поговорим про Альгирдаса младшего, который тоже оказался в баскетболе. Это под давлением родителей или же вынужденная мера?

– Знаете, наверное, это уже система. Мои братья играли в баскетбол, они туда меня привели. Они тренера по баскетболу. После я столкнулась с мужем, который тоже в баскетболе. Все наши родственники вокруг играют в баскетбол. Дочь вышла замуж за баскетболиста и сама играла в баскетбол. Сын автоматически тоже попал в баскетбол, хотя я ему предлагала ещё и музыку, но он категорически отказался. Мне очень хотелось, чтобы он ходил на гитару, но он как-то был очень далёк от этого. Сын оказался там, о чём я не жалею. Не только баскетбол, а любой вид спорта учит детей организации. Это самое главное. Он учит дружить в команде, не быть эгоистом и слушать мнение других. Он планирует своё время, чётко распределяет его. Нету такого свободного выброса времени на ветер.

- Иногда бывает трудно расти в семье тренеров, поскольку с тебя требуют больше. Бывают ли конфликты по поводу того, когда мама разговаривает с сыном, а когда тренер?

– Ситуация конфликтная была больше с дочерью. Я как раз тогда начинала свою карьеру и она попала под раздачу. Требования к ней были намного больше. Она попала между двумя огнями: командой и тренером. Я не могла столько высказать всем. Как говорится, "ругай своего, чтобы слышали другие". Больше получила дочь, а на сыне я уже научилась. Я старалась не мешать личные дела с командой. Дойдя до определенного возраста, я поняла, что его нужно просто отдать другому тренеру, чтобы не испортить. Лучше отдать, чем испортить.

- Говоря о Литве, что Вам кажется позитивным из того, что Вы видите вокруг, что мы, как родившиеся здесь, не замечаем? Что вызывает позитивные ощущения и чувства.

– Вы понимаете, что мне понравилось именно в Литве, в этой нации, так это люди, которые могут сдерживать свои эмоции. Для меня это, конечно, было таким невероятным испытанием. Эти люди выдерживают многое, они не взрываются и не вспыльчивые. Сама страна прекрасна. Был такой период, когда мне не нравилось Балтийское море, оно казалось мне холодным. Однако прошли годы и через 15 лет Балтика мне стала нравится. Чего мне не хватает в Литве? Горы. Я тоскую по этому, поскольку мне они нравятся очень сильно. Литва абсолютно зелёная страна. Здесь всё цветёт, здесь всё красиво. Здесь всё умно и правильно. Если поставить всё на свои места, то здесь можно прекрасно жить.

Diliara Velišajeva
Diliara Velišajeva
© DELFI / Kiril Čachovskij

- Давайте немного отвлечёмся. У нас подготовлен небольшой блиц. Отвечайте импульсивно, что придёт в голову. Можем что-то и обсудить совместными усилиями. Какой цвет: жёлтый, зелёный или красный?

– Вишнёвый [смеётся].

- Самый красивый город Литвы?

– Мне нравится Клайпеда. Я без ума от этого города. На втором месте, наверное, Вильнюс.

- Самый красивый город мира?

– Ммм… Не скажу. Все города я не видела, поэтому мне сложно ответить на этот вопрос.

- Если не Литва, то какая страна?

– Португалия, скорее всего. Мадейра.

- Место или места, которые иностранец должен увидеть в Литве?

– Не, знаю, сейчас Литва раскрывается и привлекает туристов. Каждый город пытается себя открыть и показать. Я думаю, что это всё же Друскининкай. Это место, в котором нужно обязательно побывать, обязательно его посмотреть.

- Дом или квартира?

– Однозначно дом.

- Кто занимается домашним хозяйством в Вашей семье?

– Домашним хозяйством... Хмм… Знаете, наверное, во мне осталась та культура мусульманства, в которой принято, что домашним хозяйством занимается женщина, а мужчина всегда имеет привилегию. Однако вокруг дома за территорией смотрит муж. Я туда не прикасаюсь.

- Вы уже выбрали поставщика электроэнергии?

– Да. Мы выбрали Ignitis. Мы продлили.

- Это было тяжёлое решение или просто для галочки?

– Однозначно нет. Мы читали все пропозиции, предложения, которые были, после чего решили остаться с Ignitis.

- Не совсем баскетбольный вопрос. Самокат, электромобиль или же велосипед?

– Велосипед однозначно нет. Наверное, электромобиль.

- Не знаю, как задавать тренеру по баскетболу этот вопрос, но всё же. Футбол или баскетбол? Если да, то за какую команду Вы болеете?

– Однозначно баскетбол. Футбол мне нравится, однако я его смотрю, можно так сказать, только на хорошем уровне. Чемпионаты мира и Европы – это фантастика. Можно смотреть и не отрываться. Всё другое не очень мне нравится. Баскетбол смотрю чаще.

- В мужском баскетболе тоже много вызовов за последнее десятилетие, но, похоже, что наконец-то уровень национальной литовской лиги становится чуть лучше, больше конкуренции. Вы следите за такими вещами? Или это проходит мимо вас, вы заняты и нет на это времени?

– Нет, я всегда слежу. Я смотрю евролиги, я смотрю абсолютно всё, что происходит. Мне это нравится. Я смотрю литовский мужской баскетбол. Можно сказать, что он на высоком уровне. Женский баскетбол, конечно же, слабее. Поднять уровень и увеличить команды гораздо тяжелее.

- У вас есть время на Интернет?

– Есть.

- За чем вы там следите?

– Ни за чем [смеётся]. Больше переписки, больше общаемся.

- Есть ли любовь в Интернете? Её там можно найти?

– Знаете, я не сторонник этого.

- Вы помните, когда последний раз сталкивались с полицейскими? Может расскажете об этом? Было такое?

– Да, был такой случай, когда я говорила по телефону за рулём. Меня остановили, естественно, наказали и предупредили, а после отпустили.

- Помните ли Вы своего первого учителя?

– Да, я помню первого учителя. Знаете, как сказать, учительница была в возрасте. Она скончалась гораздо раньше. Имени её я, конечно же, уже не скажу, но помню внешность. Помню всё прекрасно.

- Любимый и нелюбимый предмет в школе? В чём лучше получалось?

– Не было. Всё подходило. Я больше играла в баскетбол, была на выездах, несмотря на это, закончила школу прилично.

- Самый дикий случай в школе помните?

– Нет, не скажу.

- Никто ничего не приносил, не уносил? Не сбегал?

– Приносить нет, но вот убегали мы все однозначно.

- Какого памятника, по вашему мнению, не хватает в Литве?

– Не знаю. Не могу ответить.

- Готовить не умеете, но может быть любите? Любимое литовское блюдо?

– Что-то одно не выделю. Однозначно нет.

- Главный литовский праздник, по вашему мнению?

– Я думаю, что, это вот Кучес. Этот литовский рождественский Сочельник.

- А лично ваш любимый праздник?

– Не знаю.

- Вы любите праздновать?

– Я люблю, когда собираются гости, когда в доме тепло. Наверное, зимний праздник для меня самый любимый.

- У Вас есть традиция наряжать ёлку? Если да, когда вы это делаете?

– Да, традиция есть. Мы живём в этой стране, и ёлочка наряжается. Естественно, у мусульман такой традиции нет. Однако, поскольку я живу в католической семье, то у нас всё по католической системе.

- Три ассоциации с Новогодними праздниками?

– 12 блюд, которые нужно приготовить Сочельник. Друзья, которые приезжают и собираются. Как-то у нас так принято на этот праздник. Наверное, ещё второй день, когда ты расслаблен и как будто бы ждёшь чего-то.

- А Вы суеверный человек?

– Да.

- У Вас есть муж Альгирдас и сын Альгирдас Вы загадывайте между ними желание?

– Между ними нет. Я боюсь загадывать желание, поскольку это может произойти.

- Если посмотреть в перспективу. Мы часто спрашиваем здесь, как ощущают себя люди другой национальности в стране. Чувствуете какую-то дискриминацию или же всё нормально?

– Знаете, я долго нахожусь в этой стране. Могу сказать, что это всё стёрлось. Да, в начале естественно были такие нюансы. Именно поэтому, как я и говорила, мне было очень тяжело первые 7-8 лет в Литве. Однако сейчас этого нет. Я не чувствую себя здесь чужой. Я чувствую себя здесь своим человеком. По крайне мере, никто плохого мне здесь не говорит.

- Вы сейчас можете с экрана обратиться к своим детям. Что бы Вы хотели пожелать им в 2022?

– Я хочу, чтобы моя дочь стала мамой. Сейчас она на сносях, ждёт ребенка. Я хочу, чтобы всё было хорошо, удачно сложилась карьера ее мужа. Сейчас он играет в NBA. Здоровья еще, естественно. Сыну пожелаю хорошего окончания школы и поступить туда, куда хочет. Сейчас он учится в гимназии. Желаю, чтобы он достиг всего, что запланировал в этой жизни.

"(Не)Простые истории" - совместный проект двух русскоязычных СМИ Литвы. Эти истории в нашей студии рассказывают люди, благодаря которым о Литве узнают во всем мире.

У кого-то Литва ассоциируется со вкусными блюдами, другие слышали о хороших дорогах, баскетболе, Fintech'е, театре или оперном искусстве, политике.

За всеми этими достижениями стоят конкретные люди разных национальностей и культур, живущие среди нас.

Смотрите, читайте и слушайте в любое удобное время на портале Delfi.ru и эфире Rusradio.lt.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt

TOP новостей

Андрюс Ужкальнис. Бедную Россию опять обидели

В наше время не знаешь, что веселее: когда официальные...

Помощь на покупку жилья можно получить и в Вильнюсе: какие действуют условия

Субсидии на первое жилье молодым семьям выплачивают не...

После карантина вернулся грипп: болеют дети, в больницах очереди

Забытый во время пандемии грипп вернулся в Литву с...