О своем детстве в литовском городе атомщиков Висагинасе, роли вороны в первом классе, родителях, которые решили не уезжать из Литвы, спортивной акробатике, памятнике Любви, любимом театре, связях с Санкт-Петербургом Александра делится со читателями Delfi и слушателями Rusradio.lt.

- Сегодня у нас в гостях "болдергиня" современности, замечательная актриса Александра Метальникова. Мы живём во времена в которых наконец-то мы можем заниматься любимым делом и с нами за это ничего не происходит. Как я понимаю, у тебя два таких любимых дела на сегодняшний день - это спорт и театр?

– Театр, кино, телевидение. Это какие-то хобби, увлечения. Мне кажется, что можно во всех своих проявлениях чувствовать себя плюс-минус, более-менее свободно.

- Хорошо, вопрос номер один. Ты перфекционист вообще?

– Я не очень люблю это слово "перфекционист" на самом деле. Я больше, наверное, назвала бы это…человек, который любит качественно делать свою работу. Перфекционизм – это уже чересчур, там уже нет какой-то свободы личностной. Не нравится мне это слово в общем.

- Твой город родной на сегодняшний день – это Висагинас. Хотя ты родилась в России, в Петербурге. Висагинас всё чаще и чаще появляется в повестке нашей страны с отличными примерами: в спорте, теперь же в театре и кино, благодаря тебе. В пятилетнем возрасте можно помнить, как выглядел город тогда и, как выглядит город сейчас. То есть сравнить те ощущения, когда Вы приехали с родителями, с тем, что меняется или нет сегодня.

– Честно говоря, я очень хорошо помню город, когда я была маленькая. Просто есть такие очень яркие вкрапления различных ситуаций интересных, например, как ты с бидончиком бежишь через дорогу покупать молоко, когда ещё были машины молочные и не было молока в магазинах. Разные такие вещи.

Висагинас в принципе такой очень интересный город, куда в своё время для строительства атомной станции собралось очень много талантливых людей со всего Советского Союза. В своё время в городе жили люди очень образованные, интеллигентные, интеллектуально развитые. Было общество такое, в котором ты не мог вырасти другим человеком. Ты в принципе стремился быть успешным, талантливым, проявляться каким-то образом и так далее.

Сейчас немножко ситуация поменялась, потому что многие из этих людей, с закрытием атомной станции уехали, приехали другие люди. Тем не менее город растёт, город развивается. Сегодняшние люди, которые у управления, молодые люди очень стараются сделать для этого города максимум, чтобы он процветал и радовал Литву дальше.

- Висагинас. О нём ещё немного. Твои родители приехали работать на атомную станцию?

– Да.

- По профессии они?

– Мой папа занимался трансформаторами. Инженер. Моя мама работала со строительством больше, но тоже на атомной станции они проработали всю жизнь.

- И вот этот момент, когда всё вдруг изменилось, и одна страна практически поменялась на 15 стран. Были ли какие-то обсуждения в Вашей семье о том, что делать дальше? Знаешь ли ты что-то, почему они решили остаться.

– Насколько я помню, в 1991 году точно велись разговоры о том, что делать дальше. Уезжать обратно в Россию или же остаться Литве? Родителям даже давали квартиру в России, чтобы они могли вернуться туда, но в какой-то степени я очень рада, что они решили остаться здесь. Не знаю, как сложилась бы моя жизнь и жизнь моей семьи, если бы мы иммигрировали обратно, точнее, вернулись обратно. Но я рада, что мои родители сделали именно такой выбор и мы остались в Литве.



- Твоя связь с Петербургом какая-то присутствует? Потому что для меня Санкт-Петербург — это город моих родственников, моего детства. Тебя увезли оттуда, но… Как случилось дальше? Ты и Петербург?

– Сейчас расскажу. Связь с Петербургом очень частая и по сей день. Там остались родственники и, когда были свободные границы, мы старались каждый месяц ездить к бабушке. Вот буквально до прошлого года, сколько было возможностей во время отпуска, я всегда старалась поехать в Санкт-Петербург навестить бабушку, пока она была ещё жива. Вообщем-то это были достаточно частые поездки. Сейчас наверняка будет реже.

Санкт-Петербург – это театры, это искусство. Если ты едешь туда летом, то это всегда вдохновение, это очень красивый город. Не знаю, раньше я не представляла своей жизни, чтобы хотя бы раз в год не съездить туда. Это ведь белые ночи, это разводные мосты, море, песок. Это всё очень прекрасно.

- А я с детства помню ещё одну вещь, что все жители Литвы, которые приезжали в Петербург, чувствовали какую-то совершенно другую атмосферу, о которой ты тоже говоришь. Как-то дружили с питерскими больше, чем с москвичами. В Москве настоящих-то москвичей мало. Вот эти вот тёплые отношения они остаются. Мы сделаем шаг ещё немножечко в твоё детство. Всё, что удаётся о тебе узнать из того, что написано, напечатано. Ты как-то особенно говоришь сначала про спорт, потом про музыку и о том, как ты этим занималась в детстве. Но всё-таки мы знаем, что в Висагинасе немало кружков, бассейн и спорт. У нас оттуда и гребцы, и пловцы. У тебя об этом в детстве остались какие-то тёплые воспоминания? Не знаю, там о занятиях спортом, музыкой? Это всплывает в памяти?

– Это всплывает в памяти очень часто и могу сказать, что я пришла в спорт, когда мне было 6 лет, потому что была достаточно болезненным ребёнком. Родители как-то пытались решить этот вопрос и привели меня в акробатику. Когда я начала заниматься спортом, то перестала болеть, от слова, совсем. 10 лет пока я ходила на акробатику, я не не болела. За это время удалось дорасти до кандидата в мастера спорта. Я прыгала на дорожке: фляки, сальто, различные винты, двойные сальто.

Наши акробаты ездили на чемпионаты Европы, мира. Очень было много разных соревнований, очень была сильная спортшкола. Не знаю, как сейчас складывается её жизнь, но она дала мне очень много. Даже на сегодняшний день часто в спектаклях я могу использовать какие-то вещи, которые были заложены в детстве. Ходить на руках до сих пор могу, какие-то там шпагаты и мостики, несмотря на то, что я уже не совсем юная леди.

- Ты очень хрупкая, это другой вопрос!

– Ну, да [смеётся]. Всё осталось! Мышечная память на самом деле держит всё в теле. Может быть я бы даже смогла какие-то фляки сделать, но не рискую просто-напросто. Вот недавно сходили на батуты, так хоп я сделала сальто, как будто я все 20-ть лет в перерыве только этим и занималась. Это очень так забавно наблюдать за собой.

- Закончить школу в Висагинасе, поступить в театральное училище. Кстати, это удивительная история, что в нашем театральном училище был вот этот именно русскоязычный курс. Немало людей оттуда сейчас действительно серьёзно принимают участие в жизни страны. Те, кто проходили именно Русский драматический театр. Потом человек идёт на отбор в "X-фактор". Я хочу тебя спросить: 2013 год "X-фактор", и ты идёшь на отбор, как ты себя ощущала? Почему ты об этом подумала? Пришла русскоязычная девочка на отбор в литовский "X-фактор".

– Очень многие вещи в моей жизни происходят спонтанно, скажем так. Когда я очень долго не думаю и не прогнозирую, как это будет дальше, а просто вот, например, ведусь импульсу, хочу и делаю. С "X-фактором" была похожая ситуация, потому что ещё до поступления Академию музыки и театра по каналам российским шло шоу "Фабрика". Я его смотрела и всегда мечатала, как здорово вот так вот петь.

Когда в Литве появился первый "X-фактор", то я долго даже не думала, а сразу же заполнила анкету и отправила. Ну, думала, будь что будет, это ведь всё равно только анкета, могут же даже не отобрать. Уже когда получила приглашение на отборочные туры, уже когда пошли отборочные туры на телевидении, ты попадаешь в финалы, то это было что-то космическое. На самом деле, заполнив анкету, я не надеялась, что попаду так далеко, что дойду до финала и стану третьей. Даже не мечтала.

- Потом была у тебя немного пауза, и ты больше времени, наверное, посвятила театру? Ещё вот два больших эпизода твоей жизни, когла опять ты на первых полосах. Потом, работая в театре, после "X-фактора" люди стали обращать внимание, может, приходить и говорить, что заинтересовались тобой не только как исполнителем, но и как актрисой. У литовской публики какая реакция?

– Я бы сказала так. Наверное, с телевидением разговор короткий. Пока ты на экране, о тебе помнят. Как только ты уходишь с экрана, то о тебе тут же забывают. Остаются, может быть, единичные люди, из тысячи сто человек, которые будут помнить тебя, как первопроходца и, которые действительно придут в театр, потому что где-то заинтересовались тобой, увидев в каком-то проекте.

- А для театра телевизионный проект был в помощь? Обычно очень ревниво режиссеры, руководители, худруки относятся, когда актёры уходят на видимость и для заработка за театр?

– "X-фактор" – это не был заработок. Это неоплачиваемый проект. Я думаю, для театра это большой плюс, когда твои актёры появляются где-то в другом месте и делают косвенную рекламу, за которую не надо платить. Люди видят и слышат Русский драматический театр, люди ищут информацию об этом человеке и приходят на спектакли.

- У нас уникальный Русский драматический театра. Он сейчас переживает еще один ренессанс: новые постановки, новые работы. Наверное, это очень ценно, что в Литве работает театр. Я просто обратил внимание на одну твою цитату: "Ой, я даже не знала, когда поступала на курс, что в Литве есть театры". Вот эта фраза. А есть ли у нас Русский драматический театр сейчас? Твоё мнение как актрисы, стоит ли прийти в театр?

– Я думаю, русский театр сейчас есть. Однозначно. У нас очень много хороших спектаклей, которые зрителю нужно посмотреть.

- Тогда я уже вынужден спросить про твой моноспектакль, потому что о нём уже идёт речь. Возможно, сейчас, в ближайшее время его нет в репертуаре, но всё же…

– Да, мы редко играем.

- Это большой вызов. Период актёрского творчества, когда ты приходишь к моноспектаклю, потому что люди уже приходят конкретно к тебе. Это твоя встреча со зрителем. Как тебе этот опыт?

– Это опыт очень ценный. Это, скажем так, стать на следующую ступень. Это, в первую очередь, вызов себе. Это страшно, могу сказать однозначно. Каждый раз перед спектаклем я очень сильно волнуюсь как-то. Однако эта работа в какой-то степени меня и обогатила, потому что, работая над этим материалом, нужно было поднять очень много информации, погрузится во всю эту историю, попытаться почувствовать, как люди могли проживать это всё.

Среди друзей моих родителей были люди, которые непосредственно были на Чернобыльской атомной станции, которые потом переехали в Висагинас и жили там. Это всё как-то очень близко. Сделав выбор, ставить спектакль, именно по этой теме, я думаю, мы не ошиблись, потому что это тема, о которой говорят редко, но о которой говорить, наверное, всё таки надо, чтобы люди не забывали, что может быть, какие разрушительные силы бывают вне зависимости от наших действий О ценностях… В первую очередь спектакль о ценностях, о любви, о людях, о женщине маленькой и хрупкой, которая старалась совершить чудо своими руками, но, к сожалению…

- Профессия актёра отчасти неблагодарная. С другой стороны, что для актера вот это не финансовое, не материальное, что он получает обратно? Какого склада могут и стоит ли обучаться актерскому мастерству в Литве, по твоему мнению?

– Я думаю, что, если есть желание в этой профессии, то обучаться, конечно же, стоит. Однако нужно знать сразу, что финансово здесь не будет особо хорошо, потому что в театрах, к сожалению, зарплаты небольшие. Актёры может зарабатывать больше, выходя на киноплощадки, телевидение и так далее.

То есть театр – это больше такой альтруизм, разговор со зрителем, когда ты хочешь ему что-то сказать, посредством спектакля, передать какую-то важную ценную информацию, которую мы закладываем вместе с режиссёром, с драматургом. Зритель смотрит и что-то выносит своё ценное. Например, если бы моя дочь хотела поступать в театральный, то я бы ей точно рассказала все за и против, но выбор она бы делала сама. Если бы она пошла учиться, то она бы пошла учиться.


- Я так понимаю, лет пять, шесть до этого ещё есть. Ты можешь подумать, а стоит ли…

– Да [смеётся]. Я думаю, она сделает правильный выбор.

- Очень важные люди в жизни актёров – это режиссёры. Литовские режиссеры достаточно популярны, известны, достаточно глубоки в своих работах. Уровень литовского театра всегда был очень высок, сохраняется ли он? И есть ли вот эта изюминка литовского театра? Ты уже ее ищешь? Находишь? Отличается ли то, как тебя и твою актёрскую работу воспринимают в России? Что тебе дала Литва и литовские режиссеры?

– Литва дала очень много. Литва меня взрастила, вырастила, дала фундамент, образование, дала мне жизнь, так сказать. Одним словом, Литва дала многое. Работа с литовскими режиссерами – это опять же становление меня как профессионала. Мне, слава Богу, повезло в этом плане, потому что была возможность поработать со многими режиссерами, со многими хорошими режиссерами и не только режиссерами нашей страны, но и российскими. Это был огромный проект в Латвии, когда я работала с московским режиссёром Р. Козаком. Это были различные проекты, когда мы ездили на стажировку в Москву. С очень знаменитыми людьми работали над постановкой и, в принципе, на воркшопах.

Что касается литовских режиссеров, то чаще всего это были постановки Йонаса Вайткуса. Это режиссёр, наверное, в большей части дал мне профессиональную стабильность, потому что работать с ним было всегда интересно. Непросто в плане поисков, потому что всегда были сложные материалы. Однако это тот режиссер, которому важно сотрудничество между режиссёром и актёром. Всегда происходит совместный творческий процесс, когда режиссёр не просит только исполнять то, что хочет, а когда режиссёр идёт от актёра, берёт его предложение, идёт за ним и немножечко направляет. Тогда получается очень классно, потому что ты сотворец этого спектакля, а не просто исполнитель "стань здесь, поверни голову влево…". Это просто убивает всё живое на корню.

Aleksandra Metalnikova ir Audrius Kleišmantas

- Кино за последние годы на самом деле много снимается в Литве. Снимается не только кино литовское, но и много иностранного. Есть возможность участвовать в кастингах. Ты как-то играешь в эту игру? Понятно, тебя приглашали. И немало работ в литовском кино…Это очень важно. Сегодня твоя кинокарьера имеет какую-то перспективу? Ты задумываешься о об этом, предлагаешь ли себя?

– Мне бы очень хотелось, чтобы сегодняшняя моя кинокарьера имела перспективу, но, к сожалению, последнее время кинопроектов нет. Я не знаю, с чем это связано. Возможно, что мы всё таки русскоговорящие актёры и чаще всего в кино нам предлагают роли именно русскоговорящих персонажей, связанных либо с Россией, либо с Украиной, либо ещё что-то. В моей жизни было несколько очень интересных больших кинопроектов и хотелось бы, чтобы это были не последние работы. Вот вы говорите про кастинги. Я бы не сказала, что очень много открытых кастингов на самом деле. Чаще всего, мне кажется, кастинг-директора, продюсеры или режиссёры приглашают актёров больше из своего круга общения, с которыми они непосредственно больше всего работают. Пробиться туда как-то сложно. Что говорить об иностранных проектах, там, конечно же, нужно знание английского языка в совершенстве. Чаще всего иностранные компании привозят своих актёров на главные роли, роли второго плана, а у нас уже набирают только на эпизодические роли или же массовку, что тоже не является очень большим прорывом в кино.

- Я думаю, среди наших зрителе будут не только жители Литвы, так что всех, кто занимается кино, конечно, приглашаем обратить внимание на Александру Метальникову.

Александра, я должен коротко спросить про телевидение. С 2020 по 2021 год был перерыв. Был проект "Маска" литовская, в котором был просто фурор, и ты как феникс вернулась на экран победить в конкурсе, не то, что дойти до финала… Но супер-гран-при и всё, что только возможно, внимание. Потом проходит небольшая пауза в полтора года и ты танцуешь. То есть все самые любимые проекты наших родителей, возраста наших родителей. Это "Танцы со звездами", это песни на телевидении. Как тебе вот этот опыт и внимание, которое вернулось?

– Опыт колоссальный в моей жизни и я очень рада, что случились эти два проекта. Очень рада и спасибо продюсерам, что они пригласили меня участвовать в этих шоу. "Музыкальная маска" – это была совершеннейшая игра. Я согласилась участвовать даже не думая о том, что можно что-то выиграть. Я же думала, что не умею делать эти все пародии, тем более, когда нельзя пародировать, а нужно максимально точно снимать этих персонажей. Думаю: "ну, ладно, никто не вылетает, надо просто пробовать, идти и делать". Вот так вот эфир за эфиром ты растёшь, становишься немного смелее, видишь, что у тебя вроде как всё получается. Я не знаю, как так произошло. Видимо, зрителям понравилась моя работа и они голосовали.

- Мы все тебя почувствовали, очень переживали и у нас большая гордость, что девушка из Висагинаса стала победителем национального телепроекта!

– Спасибо большое!

- А танцы?

– А танцы – это совершенно другой опыт, с которым я никогда в жизни раньше не сталкивалась, на самом деле. Нужно было учиться всему с нуля. Если в каких-то музыкальных шоу я всё же умею петь, X-фактор пройден и ещё некоторые небольшие попытки были проявиться. Тут же нужно было учиться всему с нуля: держать спину, держать руки, осанку, делать шаги, где-то с пятки, а где-то с пальца. Нужно всё это выучить. Каждый танец отличается от другого. Времени не так много на постановку, работа, конечно, колоссальнейшая была. В воскресенье ты выбираешь музыку, придумываешь идею танца, выстраиваешь каркас. Мы в основном делали всё вдвоём с партнёром. Иногда просили помощи со стороны посмотреть, всё ли правильно я выполняю или нет. А так, в принципе, весь творческий процесс шёл от нас.

- Дочка болела за тебя?

– Конечно, ну как. Мама выступает.

- Но она не расстраивается, если что-то не так?

– Расстраивается, конечно.

- Побеждай!

– Так вот и приходится побеждать, чтобы ребёнка не расстраивать!

Marijonas Mikutavičius, Aleksandra Metalnikova irRūta Ščiogolevaitė

- Предлагаю наш небольшой, традиционный блиц. Ты отвечаешь так, как тебе хочется, но отвечаешь. Хоть одним словом, хоть чуть больше.

– Да, конечно.

- Выбери цвет: жёлтый, зелёный или красный?

– Жёлтый.

- Самый красивый город Литвы?

– Висагинас и Вильнюс.


- Самый красивый город мира?

– Ой. Не знаю даже. Для меня, наверное, это всё таки Санкт-Петербург.

- Если не Литва, то какая страна?

– Если не Литва, то это была бы какая-то тёплая страна, в каких-нибудь тёплых краях.

- Место или места, которые иностранец должен увидеть в нашей стране?

– Конечно же, это Вильнюс. Максимально все туристические точки Вильнюса. Я бы выделила гору Крестов в Шауляе

Я бы выделила Клайпеду. Не знаю, Паланга и Нида уже на вкус. Я бы выделила Тракай. Висагинас, туда тоже постольку-поскольку любят приезжать туристы в последнее время и ходить на экскурсию на атомную станцию. Очень красивый город Зарасай. Не знаю, я больше, наверное, по лесным и озёрным местам.

- Любишь ягоды, грибы?

– Я люблю походы, палатки летом, озеро, воду. Я же из Висагинаса. Я же выросла в лесу, можно сказать.

- Дом или квартира?

– Сейчас квартира, но в будущем когда-нибудь, возможно, и дом.

- Кто занимается домашним хозяйством в Вашей семье из двух человек[смеётся]?

– Конечно же, я.

- Выбрали ли Вы уже поставщика электроэнергии?

– Это такой больной вопрос. Мне не удаётся решить его самостоятельно без помощи профессионалов. Наверное, придётся брать консультацию.

- Самокат, электромобиль или же велосипед?

– Велосипед.

- Вот для этих походов, о которых ты говорила?

– Ну, велосипед он как бы больше для здоровья подходит. Самокат – это, конечно, с ветерком и не надо больших усилий прилагать, велосипед всё же веселее и здоровее.

- Мужской вопрос. Футбол или баскетбол? Если да, то болеешь ли за кого-нибудь?

– Баскетбол. Ну, я наверное за Žalgiris всё таки [смеётся].

- Есть ли у тебя время на Интернет?

– Скажем так, в паузах между... Есть время на интернет, но я, наверное, больше не по соцсетям, а что-то больше почитать. Книги, статьи или же какую-то нужную информацию.

- А есть ли что-то, за чем ты следишь в Интернете? Что вызывает интерес? Конкретно за чем-то?

– Чаще всего это Google, когда конкретно нужно что-то найти. Чтобы я конкретно за кем-то следила, наверное, у меня таких персон нет.

- Можно ли найти любовь в Интернете?

– Не знаю. Я думаю, возможно всё, но я таким опытом не обладаю.

- Ещё один мужской вопрос. Когда в последний раз ты столкнулась с полицией? Если столкнулась. И помнишь ли ты этот случай?

– Есть в моей жизни несколько стычек с полицией.

- Именно стычек?

– Ну, скажем так, когда мне нужна была помощь полиции. Я не очень люблю вспоминать этот период. Последний мой опыт с полицией был вот пару недель назад, когда был рейд и мне пришлось подуть в трубочку. Я была рада результату, хоть и знала, что ничего надуть в принципе не могла, но всё равно как-то испугалась.

- Немного про школу. Помнишь ли ты своего первого учителя?

– Да, помню.

- Это воспоминания тёплые?

– Это воспоминания такие, скажем ... Мне казалось всегда, что учительница моего первого класса не очень меня любила, потому что я всегда была таким ребенком активным, мне надо было проявляться. К концу первого класса, когда у нас был классный спектакль, она дала мне роль вороны, а другим девочкам феи. Я такая: Ворона? Ну, ладно. Я сделала эту ворону очень ярко, хотя тогда ещё не было каких-то задатков актёрских.

- Любимый и нелюбимый предмет в школе?

– Нелюбимый, наверное, математика. Любимый – русский и литература.

- Какой-то случай в школе, который до сих пор вспоминаешь, когда встречаешься с кем-то?

– Да, в школе я была такая девочка, которая всегда защищала слабых. Когда на моих глазах кого-то обижали, то я могла и вступиться, подраться, идти к директору на ковёр. Одноклассники шли за меня заступаться, что я как бы правильно поступила.

Опять же, школа была таким интересным временем. Иногда мы играли в подземных переходах в прятки, лазили по канализационным трубам. В общем, после 9 класса я ушла со школы. Мне было там тесно, скучно. Мне хотелось чего-то большего.

- Какого памятника не хватает в нашей стране?

– Я бы поставила памятник…Не знаю. Наверное, одной из самых больших ценностей в жизни. Наверное, любви. Памятник любви.

- Любимое литовское блюдо?

– Я люблю цеппелины. Не так часто позволяю себе их, но в принципе я всегда их угощаю цеппелинами.

- Готовишь сама?

– Нет, ни в коем случае!

- Какой, по твоему мнению, главный литовский праздник?

– Я очень люблю Йонинес. Для меня это вообще какой-то волшебный праздник, потому что, если праздновать Йонинес по всем канонам, то это на самом деле волшебство.

- Что-то языческое?

– Да. Эти костры, венки, которые спускают на воду, когда танцы, живая музыка и хорошие люди рядом.

- А твой самый любимый праздник?

– Даже не знаю. Однозначно не мой День рождения. Как-то для меня всегда День рождения проходит спокойно и ровно. Мой любимый праздник, наверное, День рождение дочери.

- Я только что подумал об этом. Когда Вы наряжаете дома ёлку?

– Где-то за неделю до католического Рождества.

- Три ассоциации с Новогодними праздниками?

– Это, конечно же, гирлянды. Я очень люблю эти лампочки, свечки. Это, конечно же, мандарины и бенгальские огни.

- Самый последний мой вопрос не из блица. Что мама хочет сказать Ульяне? Сейчас. В этом эфире. Какое главное пожелание на 2022 год Ульяне?

– Я бы пожелала Ульяне быть смелее, смелее проявляться в жизни. Искать свои таланты и не бояться быть собой и ни на кого не похожей. Искать себя и мечтать смело, потому что мечты – это наша работа, которую мы должны сделать хорошо.

"(Не)Простые истории" - совместный проект русскоязычных СМИ Литвы. Эти истории в нашей студии рассказывают люди, благодаря которым о Литве узнают во всем мире.

У кого-то Литва ассоциируется со вкусными блюдами, другие слышали о хороших дорогах, баскетболе, Fintech'е, театре или оперном искусстве, политике. За всеми этими достижениями стоят конкретные люди разных национальностей и культур, живущие среди нас.

Смотрите, читайте и слушайте в любое удобное время на портале Delfi.ru и эфире Rusradio.lt.

Поделиться
Комментарии