aA
"Если не остановим Путина в Донецке или Луганске, он пойдет в Харьков и Днепропетровск, затем настанет через Одессы, Тирасполя, а забрав все там, он будет искать новые территории – это ваша страна и две другие балтийские страны, несмотря на то, что вы - страны НАТО.
Vladimiras Putinas
Vladimiras Putinas
© RIA/Scanpix

[...] Это как наркотик – дозу надо все время увеличивать, чтобы иллюзии людей не померкли", – сказал в эфире телепередачи "Панорама мира" на телеканале ЛРТ российский оппозиционер Гарри Каспаров.

– Ваша предвыборная кампания на выборах президента Всемирной шахматной федерации - это политическая или спортивная борьба?

– Я меряюсь силами с конкурентом, который занимает этот пост уже 9 лет, которого всегда поддерживал Кремль, и все российские посольства в мире стараются заставить или убедить федерации тех стран голосовать за господина Илюмжинова. Хочу этого или нет – борьба политическая, но мне для победы политические инструменты не нужны, поскольку у меня программа намного лучше, лучше идея и репутация. Но мне приходится бороться и на политической арене, поскольку это политизированные выборы. Украинский кризис внес свой вклад, поскольку я активно выражаю мою позицию в отношении режима Владимира Путина и его действий на Украине.

– Левада-Центр утверждает, что поддержка Путина обществом за три года достигла невиданных высот. Вы предполагали, что общество так отреагирует?

– Я уверен, что в 1939 году Адольфа Гитлера также поддерживало много людей. Если бы Левада-Центр существовал в Германии, он бы демонстрировал постоянный рост рейтинга фюрера после аншлюса Австрии, присоединения Судетов и победной кампании в Польше. Не думаю, что честно использовать инструменты демократического общества для измерения популярности диктатора. Диктатор, на которого 24 часа в сутки, 7 дней в неделю работает машина пропаганды, особенно когда он начинает огромные кампании против соседних стран, и они проходят успешно.

В Дамаске популярность Башара аль Ассада, наверное, была бы больше 100%. Это всего лишь мгновенная реакция людей на события, которую искажает государственная пропаганда. Всегда это надо оценивать с исторической перспективы. Через 3 месяца, когда истерия стихнет, придет разочарование и выяснится цена этой игры во внешней политике, будет интересно взглянуть, что случится тогда.

– Если говорить о соседних странах – кое-кто говорит, что громкий протест стран Балтии в адрес России им не на пользу – это непрактично, надо подчиниться правилам "реалполитики" и молчать. Вы считаете, тогда их оставили бы в покое?

– Не очень понимаю, что такое в нынешних условиях "реалполитика". Может, мне поможете?

– Это значит, что надо подчиниться правилам игры, которые диктует самый большой и сильный игрок.

– Если с уважением относится к урокам недавней истории – а недавняя история в Европе - это 80 лет, тогда поймем, что диктатора нельзя остановить, пытаясь с ним примириться. Можете сидеть, как мышь под метлой, но он за вами придет, если это будет в его планах. Крупные западные силы понемногу понимают, что чем больше ждать, тем дороже придется заплатить. Гитлера можно было остановить в 1936–1938 гг., если бы Запад действовал решительно. Сегодня Западные страны тоже надеялись, что достаточно будет отдать Крым, и все остановится, после подписания Женевского соглашения. Но Путин хочет больше. Каждая диктатура действует в рамках той же логики – в определенный момент диктатор должен смело выйти вперед всей своей силой, чтобы оправдать в глазах людей свое длительное пребывание у власти.

Путин у власти уже 15 лет, экономика это уже не оправдывает, ему нужна новая причина, новый миф. Все, что он делает, сейчас - оправдание его пребывания во власти. Это оправдание – у меня есть большая цель. Путин стал объединителем русских земель. И это пустое понятие означает, что он не остановится в Крыму, Донецке или Луганске – он будет идти столько, сколько ему дадут.

Если не остановим его в Донецке или Луганске, он пойдет в Харьков и Днепропетровск, затем настанет через Одессы, Тирасполя, а забрав все там, он будет искать новые территории – это ваша страна и две другие балтийские страны, несмотря на то, что вы - страны НАТО.

Это как наркотик – дозу надо все время увеличивать, чтобы иллюзии людей не померкли. Ему надо убедить россиян, что он у власти не потому, что ему нужна власть, не потому, что он хочет, а потому, что он что-то делает для людей. Если в экономике начнется стагнация, нужны иные идеи, которые зажгут людей энтузиазмом. Что еще, если не экспансия.

– Так Вы считаете, что то, что делал и делает Запад, это мало для того, чтобы остановить Путина?

– Запад делает меньше, чем надо, но больше, чем он надеялся. Не время прятаться, как страусам, и западные политики понемногу начинают это понимать. [...] Сегодня Барак Обама, Дэвид Кэмерон, Ангела Меркель понемногу начинают понимать, что не стоит думать, что действия Путина на Украине не являются угрозой благосостоянию Европы. И если они ничего не будут делать на Украине – хотя и не должны ничего делать по действующим соглашениям – окажутся в незавидном положении, если Путин перейдет границу, пусть и около Нарвы, поскольку в Эстонии и Латвии живет много россиян. Тогда придется применять 5-ю статью НАТО, и не думаю, что хотя бы один лидер западных стран хочет хотя бы подумать о том, что будет, когда у них не останется иного пути, как посылать свои войска в Балтийский регион, поскольку этого будет требовать обязательство коллективной обороны НАТО. Поэтому остановить Путина на Украине - вот главная цель, чтобы сохранить мир в Европе.

– Вы сказали, что Путин действует банками, а Гитлер действовал танками. Вы читаете, что сейчас, когда Путин действует танками, банков достаточно для его сдерживания или нужно использовать танки?

– Использовать танки - означает кровопролитие, а это поможет диктатору замутить чистую воду. Надо не делать заявления, что танки никогда не будем использовать. Во время переговоров с диктатором нельзя ограничивать выбор. Неправильно утверждать, что ША не будет использовать свои силы в Восточной Европе или Украине.

Я говорю не о том, что на самом деле будете применять силу. Важно, чтобы диктатор не почувствовал ваш слабость. Это игра в покер. Путин поднимает ставки при плохой карте. Он надеется, что противник будет пасовать. Это важно, чтобы противник поймал его на блефе. Банки тут очень кстати. Путинский режим особенно чувствителен к любым санкциям, которые влияют на индивидов, у которых есть имущество в западных банках.

– Украинская оппозиция сумела объединиться, выдвинув сильного кандидата на выборах, господина Порошенко. Можно ли надеяться на это в случае с российской оппозицией?

– На Украине выборы настоящие, а в России их давно не было.Поэтому мы должны говорить не о кандидатах от оппозиции, а о восстановлении процесса, в результате которого появились бы коалиции или кандидаты. В России политика не существует. Это шоу одного человека, диктатура одного человека. Россия должна вернуться к нормальной политике. Однако цена похмелья после такой паранойи может быть слишком высокой как для россиян, так и для всего мира.

– Так что делать в России?

– В России много не сделаешь. Диктатор слишком силен, для того, чтобы опасность представляли люди на улицах. Однако помогло бы давление из-за рубежа, которое отделило бы от диктатора часть его окружения. Путин уже сжег все мосты, любая попытка договориться с ним обречена на провал и показывает ваше непонимание.

Однако вокруг него много людей – целая армия, которая нужна для боя. И многие люди из его окружения могут перейти на другую сторону. Поэтому Запад должен им показать, что выполнение преступных приказов Путина будет стоить им слишком дорого, не только России как стране, но и им лично.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.