Ограбление украинских предприятий началось в прошлом году. Прежде всего это были сельхозы, в которых было накоплено большое количество урожая на складах. Предприятия, организующие металлообработку, в которых также на складах было большое количество продукции – техники, автомобилей и прочее.

Интересуют оккупантов и производство пищевой отрасли – хлебокомбинат, молокозавод, небольшие хлебопекарные. Украли представители РФ и различные карьеры, добывающие полезные ископаемые. К примеру, "Токмакский гранитный карьер" в Запорожской области до войны - крупнейший производитель щебня в регионе. При этом, до российского вторжения там было обновлено оборудование. В российских реестрах карьер "записан" на Сергея Агеева, а новым "владельцем" стал Ярослав Тибекин, связанный с крымской фирмой "Центр экономического взаимодействия республик". Тот же Тибекин имеет связи с так называемым экс-депутатом партии "Единая Россия" от аннексированного Крыма Андреем Козенко, который сейчас занимает пост "заместителя главы правительства Запорожской области".

Отдельный интерес россиян – промышленные предприятия. Часть из них работали на украинское ВПК, а отдельные промобьекты оккупанты уже переориентировали на выпуск оружия для российской армии.

Мэр города Мелитополь Иван Федоров рассказывает, что на эти предприятия приезжали разные кланы, переподчиняли их себе. При этом часть кланов контролировалась кадыровцами, частично курировалась ФСБ.

"Также мы обладаем информацией, что после нескольких месяцев оккупации и захвата предприятия, начался еще один передел. Первые рейдеры приехали из "ДНР, ЛНР". Вторая партия приехала уже из временно оккупированного Крыма. Третья же итерация была в конце прошлого года – уже из разных регионов континентальной РФ, конечно, под прикрытием спецслужб", – поясняет Федоров.

Ограбить и убить

Эксперты считают, что говорить о судьбе оккупированных предприятий следует еще с Крыма в 2014 году. Тогда российская оккупационная администрация впервые объявила и провела масштабную так называемую «национализацию», а по сути незаконное присвоение земли, государственной и частной недвижимости, предприятий, учебных заведений, медицинских учреждений, портов, рекреационных объектов и тому подобного.

Игорь Соловей, глава Центра стратегических коммуникаций и информационной безопасности, говорит, что россияне посягнули на украинскую государственную собственность вне административных границ. Речь идет о знаменитых «вышках Бойко» - буровых газодобывающих платформах, работавших на морском шельфе близ Одесской области. Россияне обосновывали их присвоение тем, что они принадлежали зарегистрированному в Крыму украинскому предприятию Черноморнефтегаз. Летом этого года Силы обороны Украины смогли вернуть государству контроль над этой собственностью.

"В условиях международных санкций и войны, захваченные предприятия далеки от процветания. В том же Крыму в 2022 году прекратилось пассажирское авиасообщение. Значительно пришли в упадок порты, ведь Украина ведет постоянный мониторинг и наказывает судовладельцев, нарушающих санкции. Еще до полномасштабного вторжения наблюдалось сокращение производства на заводах оккупированного Донбасса – в Донецке, Макеевке, Енакиево, Алчевске. Закрылось множество угольных шахт", – говорит Соловей.

Нужно отметить, что так называемая "национализация" в той же оккупированной Запорожской области проходила путем подписания «указа» представителя и коллаборанта Евгения Балицкого. Таким образом, было "национализировано" примерно 70% предприятий на территории временно оккупированного Мелитополя. Начиная от магазинов, заканчивая крупными предприятиями.

К примеру, "Мелитопольский завод автотракторных запчастей" с 2017 года завод начал выполнять и заказы Укроборонпрома. На нем изготавливали детали для минометов от 60-го до 120-го калибра и зенитной установки ЗУ-23, ремонтировали опорные катки военной техники. В российских реестрах предприятие записано на "директора" Юрия Шадрина, регион регистрации Санкт-Петербург. Шадрин не имеет отношение к промышленному производству, он является соучредителем "Торгового дома "Свирь", который занимается лесозаготовительным материалом. При этом по основным поставкам изготовленного оборудования можно увидеть, что они направляются предприятию "Ростсельмаш", среди совета директоров которого ростовские олигархи Дмитрий Удрас и Юрий Рязанов и Константин Бабкин. Сейчас "Мелитопольский завод" занимается в том числе производством артиллерийских снарядов и деталей к пулеметам.

Подобным образом оккупанты поступили и с машиностроительным предприятием "Свитанок". Его "записали" на директора Виталия Герявцева, который перешел на сторону россиян. Однако, "Свитанок" получил кредит от российского Фонда развития промышленности в размере 100 млн рублей, а способствовал этому бывший глава "Роскосмоса" Дмитрий Рогозин. Якобы Рогозин и взял "шефство" над предприятием. Сейчас там планируется выпуск БПЛА для нужд российских военных.

О том, что россияне рассматривают украинские предприятия только с точки зрения пополнения своего ВПК, говорит и следующий факт. Предприятие "Бердянские жатки", ранее выпускавшее на рынок сельскохозяйственную технику, теперь производит противотанковые ежи и печи-буржуйки для российской армии. "Бердянский завод железобетонных изделий" вынужден продуцировать так называемые "зубы дракона" и другие инженерные заграждения для укрепления российских укреплений на оккупированной части Запорожской области.

Цель – разрушить Украину

Многие крупные промышленные предприятия были полностью уничтожены в ходе боевых действий. Самое известное из них – комбинат "Азовсталь" – стал крепостью и последним оплотом защитников Мариуполя. Такова же судьба заводов Северодонецка, Рубежного, Лисичанская. Предприятия, которые оккупанты сами уничтожили или которые они не в состоянии поддерживать, разграбляют. Оборудование демонтируют для вывоза в Россию или с целью продажи на металлолом.

"Грабят не только руины тяжелой промышленности, но и агрохолдинги. Показательная история произошла весной прошлого года. Оккупанты украли сельскохозяйственную технику марки John Deere с выставочной площадки компании "Агротек-Инвест" в Мелитополе. Благодаря встроенному GPS-навигатору удалось узнать, что эти машины оказались в Чечне", – говорит Соловей.

Он добавляет, что после начала полномасштабного вторжения Путин хвастался баснословно высоким урожаем зерновых. Очевидно, что в эти показатели было зачислено также зерно, украденное у Украины. В свою очередь Федоров уточняет – россияне установили жесткий контроль над теми предприятиями, которые должны вывозить сельхозпродукцию.

"Контролируют каждый килограмм вывозимой продукции, полностью контролируют все финансовые и торговые потоки", – поясняет Федоров.

Следует добавить, что грабеж происходит не только через присвоение предприятий, но и путем навязывания грабительских условий ведения аграрного бизнеса. Например, на оккупированной части Херсона россияне создали компанию-посредника "Херсонский агропромышленный кластер", которая является монополистом по закупке зерновых и масличных культур у местных производителей. Цены, по которым принимается товар, фиксированы и значительно ниже рыночных. Таким образом, оккупанты доводят украинских фермеров до предела рентабельности.

Соловей считает, что цель захвата украинских предприятий – не только увеличение собственных доходов, но и экономическое ослабление Украины, вытеснение ее с мировых рынков. Одной из подлинных, но не провозглашенных целей российского вторжения является "деиндустриализация" Украины.

"Устранив Киев как главного конкурента, Москва стремится стать монополистом на мировом рынке продовольствия. Ведь, как и в случае с энергоресурсами, Кремль пытается использовать критическую зависимость многих стран от доступной пищи как свое геополитическое оружие. После того, как Путину не удалось "заморозить" Европу, он будет пытаться уморить голодом остальной мир, чтобы таким образом заставить правительства пострадавших стран принять свою сторону", – завершает Соловей.

Поделиться
Комментарии