aA
Все прилегающие к Северному и Балтийскому морям страны ЕС договорились о совместном форсированном развитии ветроэнергетики. За полмесяца утверждены две масштабные программы.
Vėjo turbinos jūroje
Vėjo turbinos jūroje
© Scanpix

В последние недели в Европе было столько разговоров про нехватку трубопроводного газа и усиленную закупку сжиженного, про более широкое использование угольных электростанций и продление срока эксплуатации АЭС, что могло возникнуть впечатление: в условиях острого энергетического кризиса Германия и Евросоюз утратили интерес к возобновляемым источникам энергии (ВИЭ).

Почему в Европе делают ставку на морские ветропарки?

На самом деле в этой сфере, особенно в области ветроэнергетики, в последние месяцы происходили значительные, даже знаковые события. Просто СМИ и общественность сосредоточены сейчас на предстоящей зиме, а те договоренности, которые достигли теперь правительства прилегающих к Северному и Балтийскому морям стран, касаются того, что произойдет потом, в последующие годы и десятилетия, когда ускорится процесс отказа от ископаемых, углеводородных энергоносителей. Масштабы этих решений не оставляют сомнений: в Европе еще в этом десятилетии основой электроэнергетики станут морские (оффшорные) ветропарки.

Почему именно ветропарки? Потому что в большинстве стран Евросоюза, особенно в его северной части, круглосуточно дующий ветер является существенно более перспективным ВИЭ, чем солнце и чем гидроэнергия, возможности которой сильно ограничены — если, конечно, не перекрывать реки плотинами и при заполнении водохранилищ не затоплять большие территории, что в густонаселенных демократических странах неприемлемо, да к тому же грозит серьезным ущербом для экосистемы. Правда, ветрогенераторы тоже наносят ущерб живой природе, но ученые ищут и находят способы его снизить.

Почему именно морские? Потому что в открытом море ветра всегда более сильные и постоянные, а ветроэлектрические установки — более мощные, поскольку на них устанавливают более крупные лопасти. К тому же на суше в густонаселенных европейских странах не так легко найти подходящие площади для установки большого числа ветрогенераторов — если, конечно, не отдавать под них земли сельскохозяйственного назначения, сокращая тем самым возможности для производства продовольствия.

Особенно сильные ветры дуют в Северном море, находящимся между Британскими островами, Скандинавией и континентальной Европой. Не случайно символом Нидерландов с давних времен являются ветряные мельницы. И не случайно именно эта сравнительно неглубокая часть Атлантического океана уже сейчас лидирует на континенте по числу и размерам действующих ветропарков, суммарная мощность которых приближается к 20 гигаваттам (ГВт).

Это сопоставимо с 20 энергоблоками атомных электростанций, ведь они часто обладают мощностью в 1 ГВт (или 1000 МВт). Для сравнения: суммарная установленная мощность всех российских АЭС, по данным на сайте Росатома, составляет 29,5 ГВт.

Девять стран превратят Северное море в общую "зеленую электростанцию"

Для других омывающих Европу морей 20 ГВт — огромная цифра, но для Северного моря это лишь начало. 12 сентября министры энергетики членов Евросоюза Бельгии, Дании, Германии, Ирландии, Люксембурга, Нидерландов, Франции и Швеции, а также Норвегии, которая во многих сферах тесно сотрудничает с ЕС, согласовали и обнародовали в Дублине чрезвычайно амбициозный инвестиционный план.

Он предполагает, что уже в 2030 году мощность ветропарков в Северном море увеличится почти в четыре раза — до 76 ГВт, к 2040 году составит 138 ГВт, а к 2050 году, когда в Евросоюзе хотят добиться климатической нейтральности, должна достигнуть 260 ГВт.

В результате — даже при неполной реализации этой программы — то море, которое сегодня обеспечивает Европу главным образом трубопроводным газом и нефтью, в том числе эталонным европейским сортом Brent, превратится в гигантскую "зеленую электростанцию".

Причем совместную. До сих пор такие страны, как Дания, Германия, Бельгия или Нидерланды, строили на своем шельфе ветропарки в основном для собственных нужд, во всяком случае они подключали их к своим сетям электропередачи. Однако 18 мая политические лидеры этих четырех государств на саммите в датском Эсбьерге с участием главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен договорились о коллективном использовании будущих мощностей.

Они решили впредь с самого начала соединять сооружаемые североморские ветропарки подводными кабелями сразу с несколькими странами, что должно обеспечить переток электроэнергии туда, где в ней в данный момент больше всего нуждаются. Инициативу четверки лидеров европейской ветроэнергетики поддержали другие прибрежные государства, так что состоявшаяся 12 сентября встреча 9 министров энергетики стала прямым продолжением майского саммита.

На ней концепция совместного использования морских ветропарков, изначально подключенных с помощью интерконнекторов к электрическим сетями целого ряда стран, была распространена на весь североморский регион (за исключением вышедшей из Евросоюза Великобритании). Одновременно министры договорились об ускорении процедуры выдачи разрешений на строительство как национальными регуляторами, так и на уровне ЕС.

Мощность ветропарков на Балтике вырастет к 2030 году в семь раз

А двумя неделями раньше, 30 августа, аналогичные договоренности достигли в Копенгагене политические лидеры всех прибрежных стран Балтийского моря (кроме России): опять-таки Германии и Дании, берега которых омывают оба моря, а также Латвии, Литвы, Польши, Финляндии, Швеции и Эстонии.

Балтика пока значительно отстает от Северного моря в сфере ветроэнергетики, а потому и темпы сооружения ветропарков здесь будут в ближайшие годы выше. До 2030 года намечено увеличить имеющиеся мощности в семь раз и довести их до тех примерно 20 ГВт, которые уже сейчас установлены на североморском шельфе. К 2050 году данный показатель должен вырасти до 93 ГВт.

Параллельно с этими многосторонними договоренностями Германия и Дания подписали еще и двустороннее соглашение о реализации проекта Bornholm Energy Island. Он предполагает совместное сооружение до 2030 года у датского острова Борнхольм ветропарков мощностью около 3 ГВТ, которые будут соединены как с датской, так и с немецкой энергосетями.

Таким образом, как раз в те две недели, когда внимание многих СМИ было приковано сначала к трехдневной остановке "Северного потока" с 31 августа, а затем к полному прекращению прокачки российского газа по этому трубопроводу на Балтике и к последствиям такого шага для Германии, 14 стран ЕС и Норвегия без лишнего шума заложили вектор развития электроэнергетики в северной части Европы на нынешнее десятилетие и на ближайшие четверть века.

Свежие новости о европейской ветроэнергетике

А одновременно с подготовкой и принятием этих основополагающих политических решений в европейской ветроэнергетике на корпоративном уровне шло развитие конкретного бизнеса, причем и на море, и на суше.

Так, 4 июля на атлантическом побережье Франции вблизи Сен-Назера начал производить электроэнергию первый в этой стране морской ветропарк. Он состоит из 80 ветрогенераторов, которые будут постепенно вводить в строй до конца нынешнего года. В тот же день немецкая энергетическая компания RWE и греческая Hellenic Petroleum Windparks объявили о намерении совместно разрабатывать, строить и эксплуатировать морские ветропарки у греческого побережья Средиземного моря.

8 августа премьер-министр Латвии Кришьянис Кариньш объявил на учредительном собрании компании Latvijas vēja parki, что решено вложить в ветроэнергетику примерно 1 миллиард евро и что это станет одной из крупнейших инвестиций в истории страны.

26 августа вблизи Амстердама официально вошел в строй крупнейший в Нидерландах наземный ветропарк Zeewolde, состоящий из 83 ветрогенераторов суммарной мощностью 320 МВт. Его отличительная особенность — он находится в собственности местных фермеров. Примерно 200 из них взяли кредиты и инвестировали порядка полумиллиарда евро, чтобы иметь дополнительный регулярный доход от снабжения зеленым электричеством 300 тысяч домашних хозяйств.

14 сентября швейцарская фирма Energy Infrastructure Partners (EIP) примерно за 700 миллионов евро купила у испанской энергетической компании Iberdrola долю в 49% акций немецкого ветропарка Wikinger, имеющего мощность 350 МВт и расположенного у побережья балтийского острова Рюген. Два года назад этот же инвестор из Швейцарии приобрел у RWE 49% акций соседнего ветропарка Arkona.

А почему вдруг испанцы решили отдать часть ими же разработанного и по-прежнему находящегося в их управлении ветропарка на Балтике? Засомневались в перспективах ветроэнергетики? Наоборот, Iberdrola распродает сейчас самые разные активы, чтобы финансировать свою многомиллиардную инвестиционную программу по развитию ветровой и солнечной энергетики в США, Великобритании и у себя на родине в Испании. Ведь там не только много солнца, но и ветра, причем как на море, так и внутри страны. Помнится, Дон Кихот еще несколько столетий назад был под сильным впечатлением от испанских ветряных мельниц.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

Deutsche Welle