Молодое поколение актёров стремится оживить и вернуть атмосферу давней эпохи и органично вплести в ткань литовского спектакля русские и польские речения.

По словам режиссёра Лаймы Адомайтене, готовящей премьеру вместе с будущими артистами Русского драмтеатра, такой замысел породили размышления над контекстом. «Это – непосредственная языковая среда той поры, когда жила и творила Жямайте. Это как воздух, как атмосфера, для которой естественны польское и русское слово. Я просила, чтобы театральные службы не делали перевод. Если по ходу спектакля кто-то чего-то не поймёт, значит, мы не справились со своей задачей», – говорит режиссёр о своей будущей, уже четвёртой премьере на сцене РДТЛ.

Л.Адомайтене называет своё решение неслучайной попыткой раскрыть материал в неожиданном ракурсе. «Жямайте – неотъемлемая часть нашей культуры, которая незаслуженно списана со счетов. Мы поклоняемся нынешней незрелой литературе, кричим и мечемся, лишь бы нас услышали, спешим и не помним, что театр – сокровенное выявление души. Хочу, чтобы подлинная классика была прочитана современно, с учётом нового опыта. Хочу, чтобы не возникло ощущения затхлости».

Зрители, знакомые с текстом «Трёх любимых», могут удивиться: в сценической редакции пьесы появляются «посторонние» персонажи и события, комедия становится драмой, да и название изменено – «Три любящие», что говорит об иной оценке взаимоотношений героев. По мнению Л.Адомайтене, «главный персонаж комедии Жямайте «Три любимые» ни одну из них не любит, а лишь пользуется ими. Это и высмеивает автор. О ком тогда говорить – о ловком воре или о человеке, способном любить сразу трёх? Думаю, суть не в тех трёх женщинах, но в любви. Подлинной, которую не купишь за деньги».

Спектакль повествует о вдове и двух её дочерях – все три сходят с ума по наёмному работнику, батраку, прибывшему с Кавказа. Создатели спектакля стремятся акцентировать мотив любви, обстоятельств, в которых она зарождается, поговорить о путях, ведущих к ней.

«Тут вновь повторяется правило, главное во все времена: на чужом горе своего счастья не построишь. И любвеобильный Людвикас уничтожает всех и самоуничтожается», – говорит Жанна Гончар, играющая в спектакле роль матери Кивирене. «Были определённые правила – кого ты можешь любить, за кого можешь выйти замуж. Это теперь всё проще и доступнее, – вторит Жанне Габия Сюрбите, исполняющая роль одной из дочек, Домицеле, и добавляет: – Очень хорошо, что можно в это погрузиться. Мне по сердцу те давние традиции, тот архаический дух, которым веет от любой культуры и который каждое поколение возрождает заново. Лишь бы не исчезло то сокровенное, что необходимо передать детям».

По словам Ж.Гончар, спектакль изобилует острыми сопоставлениями: «Самое интересное – сочетать эту архаичность, эту старину, литовские деревенские традиции XIX века, земное и с виду низкое с особой, по-своему «парящей над землёй» стилистикой спектакля. На первый взгляд, они несоединимы, но их взаимодействие образует удивительную цельность».

Л.Адомайтене ставит Жямайте не впервые. Пять лет назад вместе с Тяльшяйской молодёжной студией «Аглия» была осуществлена пластическая постановка на том же материале.

Сценографию и костюмы к спектаклю создала Лаура Луйшайтите, музыку – композиторы Фаустас Латенас и Жильвинас Жусинас. Роли исполняют четверокурсники Литовской академии музыки и театра. Премьера – 27 и 28 сентября в Русском драматическом театре Литвы.

Источник
Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.
ru.DELFI.lt
Оставить комментарий Читать комментарии (1)
Поделиться
Комментарии