aA
«И улыбаясь, я оглядываю зал», - закончил первую миниатюру «Гурман» Роман Карцев, начав свое выступление в Костеле Св.Котрины. Перед концертом он не скрывал своего волнения по поводу того, где ему придется выйти на сцену и работать с залом, если слова «зал» и «сцена», а также слово «работа», примененимы к помещению костела. Однако, напрасно.
Роман Карцев поблагодарил публику за то, что она смеется, а не "ржет"
© DELFI (K.Čachovskio nuotr.)

Провожая артиста со сцены, благодарный зал стоял. Аплодисменты...

На сцене лишь стол, на нем чашка с кофе, стул и артист.

По правде сказать, Роман Андреевич очень точно выбрал первую миниатюру. Вероятно, только гурман может позволить себе выступать в костелах, на фоне изображений Св. Бернара, шутить, говорить о повседневных радостях и печалях, вворачивать, порою, крепкое словцо, делать акценты на особенностях менталитета евреев и их отношениях с русскими, украинцами, рассказывать анекдоты про Владимира Путина и, конечно, об Одессе. Его программа так и называлась «Я родился в Одессе».

«К Жванецкому подошел кто-то из «Нашей Раши» и сказал: я на вас вырос. Что ж ты, сука, не растешь дальше», - поведал он залу одну из историй, связанных с автором многих его миниатюр Михаилом Жванецким, лаконично выразив этой историей свое отношение к положению дел в современном российском юморе (о сатире, скорее всего, говорить и не приходится).

«Кто же так еще напишет, как Жванецкий, или написал?, - задавал он вопрос залу, признаваясь в том, что для артиста важно иметь своего автора. – А кто так его сыграет?». Зал реагировал, поскольку Роман Андреевич неподражаем.

Роману Андреевичу уже немало лет (он родился в 1939 году), что однако не сказывается на его мастерстве. Во время концерта он живо двигался, шутил, подогревал зал на реакцию (движением руки, нет, даже кисти, и так - снизу), где она, по его понятию, должна была быть. Два отделения. По часу. Перед концертом, буквально за час до него, он дал два интервью. Профессионал.

«Раков» не было, поскольку, отметил Роман Карцев, «цена изменилась», но были, ставшие уже хрестоматийными, «Начальник транспортного цеха», «Сказка про государство и народ», «У нас будет лучше» и другие известные миниатюры. Сам он после «жаль, что нам так и не удалось послушать начальника транспортного цеха» (он показал эту миниатюру по просьбе одного жителя Вильнюса, которого встретил в городе во время прогулки), признался, что у него никогда не получалось показать ее так, как в дуэте с Виктором Ильченко.

Он прочитал несколько своих вещей, вошедших в выпущенные им две книги. К слову, их не купишь в магазинах, поскольку артист не хочет «чтобы их можно было купить в каждом вокзальном ларьке». Он продает эти книги на своих концертах, а средства от продажи идут семье Виктора Ильченко, которой он и Михаил Жванецкий помогают, «потому что он (Ильченко) делал бы то же самое».

Конечно, Роман Карцев ассоциируется со смехом, однако и с печалью. Как он сам признался в интервью DELFI, что он последний из когорты артистов его жанра и будущего у этого жанра в России не видит.

В заключение, после долгих оваций, он поблагодарил зал, сказав, что это важный для него город, и отметил, что очень рад поддержке публики.

«Думаю, что Аркадий Исаакович Райкин, который был нашим крестным отцом, был бы рад за нас (...) У вас очень серьезная публика, вас не очень просто заставить понимать, и не «ржать», а смеяться. Поэтому я вам благодарен, желаю всего доброго, и, может быть, еще встретимся».

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.