- Расскажите, сколько дней вы уже находитесь в Израиле и как там ощущается война? Вы приехали из Украины и, вероятно, можете провести некоторые параллели.

- Я нахожусь здесь уже больше недели. Я посетила такие населенные пункты как Беэри, Сдерот, Ашкелон, Ашдод. То есть это те населенные пункты на юге страны, которые первыми приняли на себя удар ХАМАС.

Особенно, Беэри, это – городочек, кибуц, на границе с Сектором Газы. Я там была позавчера, и увидела ужасные вещи, на самом деле. Эта сетка была прорвана в нескольких местах, там, где прорвался ХАМАС. Они пошли разгуливать по городу, ходили от дома к дому, от двери к двери, и просто расстреливали людей. Это была суббота – это выходной в Израиле, Шаббат. Плюс ко всему, евреи целую неделю праздновали религиозные праздники – страна была максимально расслаблена. Это, например, как нападать на Украину или какие-то постсоветские страны в Новый год, когда все расслаблены, все в отпусках, все гуляют. Вот это было приблизительно так же.

И власти Израиля уже несколько раз заявляли о том, что ХАМАС выбрал самый уязвимый момент для атаки и цинично им воспользовался. Поэтому эти семьи, эти люди, и даже военные, которые были на границе, которые должны были следить за тем, что происходит за этим забором, все были максимально расслаблены. Многие спали. ХАМАС просто пришел и расстрелял их.

Я ходила по домам, ходила по улицам, в домах еще до сих пор есть кровь, следы от пуль и кровь на полу, на стенах, следы от пальцев в крови по стенам размазаны. Это ужасное зрелище.

Там до сих пор стоит трупный запах: пробыв там несколько часов и пообщавшись со спасателями, которые занимаются поиском тел, мы сами пропахли трупным запахом – наша кожа, наша одежда.

Спасатели были из организации ZAKA, они там работают много лет, например, один волонтер работает уже 27 лет. Он сказал, что за все годы работы никогда в жизни не видел такого бесчеловечного обращения с людьми. Их находили в разных позах, находили со связанными руками за спиной, находили семью, в которой родители, мама и папа, стояли на коленях с завязанными руками, а напротив их так же стояли на коленях их шестилетние дети, мальчик и девочка, их пытали, то есть, всех пытали, и непонятно, кто на это смотрел – родители смотрели, как пытают их детей, либо дети смотрели, как пытают их родителей. Ужасные вещи, не буду все пересказывать.

Это, правда, мне напоминает украинскую Бучу, Ирпень, Бородянку, поэтому я провожу такие параллели, очень похоже с расстрелами, с расстрелами в спину, с завязанными руками, с завязанными глазами. После этой поездки я была в плохом состоянии, хотя вроде бы казалось, что я это все видела, но все равно не перестаю удивляться человеческой жестокости.

- Вы сравнили зверства ХАМАСА в Израиле и российских военных в Украине. ХАМАС публично заявил, что Россия высказала ему поддержку, но от Израиля нет реакции в отношении РФ. Возможно, местные жители это обсуждают – верят ли они, что Россия причастна к планировке этой атаки?

- Такая версия звучит на уровне домашних кухонных разговоров. То есть все понимают, что за этим стоят либо русские деньги, либо русские тренировки, инструкторы, и так далее, не только иранские, все понимают, что Иран – “это Россия”, что они партнеры. И в этой атаке ХАМАС также было задействовано очень много ресурсов. Это не просто обычный теракт: масштаб и размах этой операции свидетельствует о том, что это вторжение готовилось очень долго, что применялись большие ресурсы. У ХАМАС самих по себе ресурсов не так много. И поэтому с первых дней было ясно, как и говорили военные эксперты, что здесь без Ирана не обошлось, а Иран не обошелся бы без России.

Но на телевидении, или в каких-то официальных заявлениях Россия не звучит вообще. То есть нет ни обвинений или даже отдаленных намеков на то, что в этом участвовала Россия. Почему так – я не знаю, не буду делать свои выводы. Сколько бы я ни смотрела и те каналы, которые относятся к власти лояльно, и те, которые вроде бы оппозиционные (хотя сейчас критиковать власти вроде бы неуместно), но о России ничего такого не говорят.

- Пускай ХАМАС бросил все свои силы, но их было недостаточно для чего-то или все же достаточно? Свергнуть власть в Израиле они вряд ли смогли бы, так какая была цель вторжения, какие есть мнения?

- Цель любых террористов – запугать население, посеять панику, и дестабилизировать власти страны. Но масштабы этой операции ХАМАС таковы, что можно думать о чем-то большем. И тут опять я хочу напомнить, что, по словам военных экспертов за этим стоит Иран, а ему очень выгодно втянуть Израиль в войну.

Такой силы и такого размаха операция была нужна, чтобы, во-первых, разозлить Израиль, им это очень удалось, вот этими ужасными зверскими убийствами. Во-вторых, по мнению экспертов, востоковедов, ХАМАС хотели, чтобы весь арабский мир увидел такое восстание, борьбу со “злыми сионистами”, для того, чтобы арабский мир поднялся. Это мнение, в котором сходятся очень много военных экспертов.

Непонятно, почему в итоге Хезболла, Иран, какие-то силы, которые находятся в Ираке и в Сирии, не включились настолько активно в ситуацию, как можно было ожидать. Возможно, что-то у них пошло не так. Наверно, потому что Израиль очень быстро собрал и аккумулировал свои силы, чтобы выступить против Газы, можно сказать, что на третий день. Очень большое влияние на ситуацию оказали визиты мировых политиков в Израиль. Когда приехал президент США Джо Байден, когда приехал премьер-министр Великобритании Риши Сунак, и у всех у них были встречи с властями Израиля, со стороны это выглядело как политика сдерживания Израиля, потому что Израиль был настолько заряжен, настолько зол, чтобы пойти и просто уничтожить Сектор Газа полностью, стереть его с лица земли.

Однако мне кажется, что мировое сообщество очень хорошо понимает, что бы значила эта большая война, арабо-израильский конфликт, палестино-израильский конфликт. Он и так есть, но если бы началась полномасштабная война, то было бы очень много жертв с обеих сторон.

Да, мировые лидеры приехали, публично поддержали Израиль, сказали: “Мы всегда будем с вами”. Но мне кажется, что где-то там в кулуарах, в частных разговорах речь шла о том, что “давайте, ребята, будем все очень умно делать. Мы продумаем эту спецоперацию по зачистке Газы очень расчетливо, до деталей”. И в принципе после этих визитов, Израиль, Министерство обороны Израиля объявило о том, что спецоперация или война будет иметь три фазы. Первая фаза – она уже сейчас длится, это воздушные атаки, ликвидация верхушки ХАМАСа, ликвидация складов и арсеналов, то есть логистики. Второй этап, как я понимаю – это будет наземная операция по ликвидации каких-то очагов организации, которые останутся. И третья фаза – установление нового режима безопасности на этом участке, куда сможет дойти Армия Израиля. Может это будет вся Газа, может это будет часть территории, но там будет какой-то новый свой режим безопасности.

- Несколько чувствительный вопрос относительно гражданского населения в Секторе Газа. Израиль имеет право обороняться, но при этом в мире его призывают больше беречь гражданское население анклава. При этом есть сведения, что ХАМАС, например, завысил количество жертв в больнице в Газе. Как вы оцениваете эти данные?

- Мне, к сожалению, не удалось попасть в Газу, я очень хотела, но со стороны Израиля – это нереально, граница закрыта, и армия готовится к наступлению. Я знаю, что коллеги-журналисты едут через Египет, не знаю, удалось ли им попасть туда. Могу судить, глядя с границы, как это выглядит.

Очень много дезинформации, очень много фейков, в телеграмм-каналах, даже на телевидении. Даже крупные, солидные телеканалы ведутся на эти провокации с обеих сторон. По поводу больницы – я хочу просто напомнить, что когда в Бейруте, если помните, был очень большой взрыв в порту, взорвался аммиак, это был огромнейший взрыв, и это было несколько кварталов и тогда погибли 300 с чем-то человек. А это в Газе была территория небольшой больницы (больница Аль-Ахли – Delfi), там просто не могло быть 500 человек.

Да, там были погибшие, но эти цифры нереально завышенные, вот как по мне. Потому что 500 человек – это нужно кинуть бомбу в какой-то митинг, очень плотный.

Но, к сожалению, погибшие есть. Я вижу, что израильтяне, обижаются на те страны, которые выступают за Палестину, или за Сектор Газа. Понятно, что ХАМАС прикрывается мирным населением. Мы, украинские журналисты, тоже знаем, что россияне размещают свои пункты, свое тяжелое оружие в гражданских районах, в больницах, возле школ. И тогда можно обвинять украинскую армию в “обстреле гражданского населения”. Тут происходит точно так же.

Да, я полностью поддерживаю позицию, согласно которой мирное население нужно эвакуировать. Я также понимаю, что Израиль будет все равно продолжать эти обстрелы: они говорят “это не мы вторглись, это не мы вырезали и расстреливали ваших детей, это вы. И теперь – вот такая расплата”.

Власти Израиля просили мирных жителей Газы эвакуироваться на юг или куда-то еще в безопасное место. И большинство выехали, мы видели эти кадры, что большинство выезжало на своих машинах, или как-то добиралось, но некоторые остаются там.
Была информация, что ХАМАС не отпускает гражданское население, хотя бы часть, чтобы опять же ими прикрываться. Но я не буду брать на себя ответственность за эту информацию, я не могу ее проверить, потому что я не в Газе.

Израильтян также обижает попытка некоторых журналистов показать “сбалансированную картину”. Я тут тоже вижу параллели с Украиной. Журналисты говорят о трагедии в Газе, но забывают о трагедии там, на юге Израиля, и как-то уже все “перекошено”. То есть, что это не баланс, нельзя давать ХАМАСу слово. Вообщем, такие проблемы профессиональные и этические – они тоже присутствуют.

- После увиденного в Украине, как вы оцениваете защищенность Израиля по части противовоздушной обороны?

- Хочу сказать, что я влюбилась в “Железный купол”. Очень хочу такой в Украину. Но на самом деле эффективность “Железного купола” падает, если идет залповый огонь, то есть, если выпускается много ракет, то купол перехватит не все. Это и случилось 7 октября: сначала был большой залповый огонь, и поэтому купол не справился с таким количеством ракет, и эти ракеты падали на жилые дома, улицы, и было очень много разрушений из-за этого. Если происходит 1–2 выстрела, то купол почти 100% их собьет.

И это (система оповещения – Delfi) не сравнится с воздушной тревогой в Украине. Это очень эффективная и умная система; тревога звучит только в том городе или даже в том районе города, на который рассчитана траектория падения этой ракеты, поэтому здесь воздушная тревога длится до 2 минут. То есть, происходит выход вражеской ракеты, купол ее сбивает, происходит взрыв, и уже можно выходить на улицу. На самом деле просят еще 10 минут посидеть в укрытии, но, как я заметила, почти никто так не делает. Повторюсь, что угроза есть, когда идет залповая атака.

- Что вам известно о подготовке наступления ЦАХАЛ? Его дата все еще не определена. Общались ли вы с военными на границе?

- Опять вспомню свою любимую Украину и проведу параллель по поводу контрнаступления, которое в Украине все ждали, когда это наступление начнется. На самом деле нужно понимать, что такое Сектор Газа и что это за город Газа. Этот город очень укреплен, в нем много подземных туннелей – десятки и сотни километров. Поэтому просто идти на штурм, зная, что существует еще и подземный город – это очень неразумно. И командование, конечно, это хорошо понимает, поэтому они готовятся, они знают, что их ожидает тяжелый бой. Местные военные корреспонденты говорят, что наступление будет, сейчас оно откладывается, но оно будет.

Мне кажется, что наступление будет не скоро. Я общалась с израильскими военными, с обычными солдатами, и они сказали, что они очень мотивированы, потому что они понимают, что это вопрос выживания целого народа, всей нации, и они не могут иначе. Именно поэтому так много израильтян вернулось в страну после 7 октября, потому что им нужно защищать ту единственную территорию, где может жить их народ. Этот вопрос для них очень чувствительный, они говорят, что доверяют своему командованию и будут делать то, что оно скажет. Они очень заряжены и мотивированы; я не увидела в их глазах какого-то страха или сомнения. Мне кажется это плохо, должна быть тревога, но я ее не видела. Был только холодный профессионализм, четкость, и точное знание, что им нужно делать и куда двигаться.

- Министр обороны Израиля взял на себя ответственность за то, что “ХАМАС” вторгся на территорию Израиля и смог убить многих людей. Ощутили ли вы негатив среди гражданского населения по отношению к власти?

- Как я и говорила раньше, в момент нападения был Шабат, святой день, когда все расслаблены, и никто ничего не делает. Они понимают, что они расслабились, что забыли про угрозу терроризма. Наверное, именно поэтому министр обороны Израиля и Глава службы общей безопасности взяли на себя ответственность за произошедшее. Они сказали, что понесут наказание, если это будет нужно, но “давайте сначала Израиль победит, а уже потом будем разбираться, кто виноват”.

Но вопросов у населения очень много. Во-первых, потому что граница с Сектором Газа — это сетка, обычный пограничный забор, но от забора и до самого Сектора Газа еще где-то километр или два просто пустыни. Получается, что было сложно не заметить людей, приближающихся к границе с Израилем. На этом заборе много камер, возникает вопрос – почему камеры не зафиксировали этого? Как на бытовом уровне, так и общаясь с военными экспертами, я поняла, что израильтяне пока не сильно критикуют военных за произошедшее. Пока нет времени для критики, если начать еще и критиковать армию, которая сейчас выполняет тяжелую задачу, то, это может их демотивировать. Сейчас я вижу, как местные волонтеры собирают пожертвования, все это напоминает мне то, что было в Украине в феврале 2022 года.

Ни на телевидении, ни в каких-то официальных заявлениях оппозиции я сильной критики тоже не увидела. Может все ждут, когда все это либо закончится, либо будет не такая активная фаза, и тогда уже можно будет говорить о каких-то разбирательствах, расследованиях и кто понесет за это наказание. Но позиция тех, кто сказал, что я готов взять на себя ответственность — это сильная позиция, и мне бы хотелось, чтобы в Украине так же брали на себя ответственность.

- Раньше Израиль ставили в пример, в частности Украине, как сильное оборонное государство, которое готово к войнам и нападениям. После войны в Украине, чтобы вы посоветовала Израилю?

- Я бы не хотела, конечно, сравнивать эти две армии и не хотела бы сравнивать конфликты. Украина воюет с более сильным врагом, у которого есть ядерное оружие, а также более смертоносное оружие, чем у ХАМАС. Кроме того, у нас очень большая линия фронта, она не сравнится с территорией фронта здесь, у Сектора Газа, и даже на других участках, например, на границе с Ливаном.

То, что случилось 7 октября было большим уроком для всех, и для израильтян, и для армии обороны Израиля, и также должно стать уроком для Украины – никогда нельзя расслабляться, если у тебя враг по соседству. Всегда надо быть начеку, и в праздники, и в другие дни, активные, неактивные фазы, никогда нельзя расслабляться. Армия должна находится в полной боевой готовности, даже если твой враг утих, даже если он пытается идти на переговоры или он готов к перемирию.

Конечно, следует отметить работу разведки, потому что многие говорят, что Моссад немножко “подкачал”. Многие задаются вопросом, что же случилось с разведкой, которой все восхищались? Это вопросы, которые должны будут быть расследованы. Поэтому это тоже еще один урок для Украины – разведка должна работать всегда и постоянно при любых условиях. Сейчас также есть мнение – я не буду подтверждать его, это правда или неправда – но говорят, что израильская разведка докладывала, что может готовиться нападение. Другое дело, что это было настолько нереально и неправдоподобно, что никто и не думал, что может быть теракт у границы. У меня нет подтверждения такой мысли, но некоторые источники в Министерстве обороны и в офисе премьер-министра о таком говорили. И в заключении еще раз скажу, если у тебя рядом враг – нужно всегда быть начеку.

Поделиться
Комментарии