aA
Добрососедского подхода у Минска по отношению к Вильнюсу нет. Так в интервью charter97.org утверждал политолог, преподаватель Института международных отношений и политических наук Вильнюсского университета Витис Юрконис.
Vytis Jurkonis
Vytis Jurkonis
© DELFI / Kiril Čachovskij

- Как можно охарактеризовать уходящий год в отношениях между белорусским режимом и Западом?

- Если взглянуть на прошедший цикл отношений, то на ум просится название романа Эриха Марии Ремарк «На Западном фронте без перемен» - маятник от якобы более жесткой позиции перешел на поиск любого, даже и формального сотрудничества. Если смотреть на переговоры в Минске, включение Беларуси в Болонский процесс, освобождение политзаключенных, поездку Лукашенко в Нью-Йорк или другие события, то, конечно, вы найдете энтузиастов, которые будут фиксировать «достижения», «поворот в отношениях», «оттепель» и т.д. Не секрет, что есть много заинтересованных лиц, включая официальный Минск, а также Брюссель, которым нужна хотя бы какая-то картинка, но по сути дела, содержания в этой картинке маловато.

- Насколько убедительны попытки режима сделать вид движения в сторону Запада?

- Когда об этом говорят некоторые независимые эксперты и даже некоторые представители оппозиции, странно удивляться тому, почему политики и дипломаты в Брюсселе находятся в заблуждении. В любом демократическом государстве институциональная память довольно слаба и мало кто помнит, что там было в 2010 или в 2006 году, не говоря уже о псевдореферендуме или исчезнувших оппонентах Лукашенко. Когда у тебя нет такой перспективы, нет не то, что карты, но вообще ориентиров определения/измерения, GPS не функционирует и тогда любой миллиметр, любая имитация, фраза официального Минска выглядит как прорыв. К сожалению, на Западе хватает чиновников, для которых топтание на месте кажется шагом вперед.

- Что кроме денег может интересовать Лукашенко в этой конфигурации?

- Деньги нужны здесь и сейчас, но любой кредит является временным решением. Серьезно подтянуть экономику вряд ли удастся, так нужно хотя бы поработать над своим имиджем – международные встречи, совместные фотографии и рукопожатия, обещания инвестиций. Это создает иллюзию, что кто-то якобы старается и заботится о народе, но этот фасад всего навсего ретуширует неэффективность властей.

- Как можно охарактеризовать ситуацию с правами человека в Беларуси?

- Как зиму без снега. Например, ЕС и Беларусь начали диалог по правам человека — можно радоваться, как у рождественской елки, но вот не радует и все. Есть же спецдокладчик по правам человека в ООН Миклош Харашти (белорусские власти не впускают его в страну), есть же процесс универсального периодического обзора в ООН — затягивание времени и (или) имитация для белорусских властей это не новость. Конечно, это не достигло еще такого абсурда, когда Азербайджан стал председателем Совета Европа, но возможность системных изменений в Беларуси в плане прав человека при нынешней власти невелика.

Но власть — это одна сторона монеты, часть ответственности лежит на плечах гражданского общества. Самоцензура, когда ради своего блага, своей карьеры и возможностей, некоторые готовы помолчать и не высовываться, стало больше распространено, другие просто устали и стали безразличными, есть некоторые, кто был и остался ленивым. Размытая картинка вполне устраивает власти, так что вопрос качества работы сейчас актуален как никогда.

- Что можно сказать об отношениях Минска и Москвы? Есть ли какие-то изменения?

- Если следовать словам президента Беларуси, у рядового дипломата закружится голова — такая динамика, заявления как день и ночь, при которых создаются противоположные впечатления. И действительно, некоторые всерьез анализируют этот шум и фон. Если на это поддаваться, то и вопрос новой военной авиабазы, или несостоявшаяся встреча Лукашенко и Путина 26 октября, или обещание не выходить из зоны свободной торговли с Украиной наводят на размышления о как будто бы нейтралитете.

Но, опираясь на факты последних десятилетий, официальный Минск был и остается многолетним союзником России (кстати, у Кремля их не так уж и много). Учитывая, что финансовая ситуация у этих партнеров так себе, другой линией мотивации для Беларуси являются экономические отношения, а Украина по торговому обороту была второй страной для Беларуси.

А торг между Москвой и Минском насчет того или иного объекта или кредита — это нормальное явление, эти страны проходили переговоры и намного эмоциональнее нынешних (газовые войны, фильм «Крестный Батька» и т.д.).

- Как в этом году Литва проявила себя в отношениях с Беларусью?

Литва вела себя по соседски. Каждый выходные в Вильнюсе чувствуются большие потоки белорусских туристов — одни приезжают проветриться, другие — за покупками, а некоторые интересуются историей и белорусским наследием в Вильнюсе.

С другой стороны, не секрет, что Вильнюс является убежищем для многих белорусских неправительственных организаций, здесь в направлении Беларуси работает много международных фондов, в Вильнюсе происходят десятки, если не сотни встреч и мероприятий по Беларуси.

Но это никак не мешает довольно интенсивному экономическому сотрудничеству — это и инвестиции, и торговля, и традиционные форумы промышленников. Все эти направления конечно иногда имеют свои нюансы, но литовское правительство успешно поддерживало добрососедские отношения, что не всегда отражало позицию официального Минска.

- Литва обеспокоена строительством АЭС в Беларуси. Какие инструменты воздействия есть у Литвы на ситуацию?

Вот как раз это является одним из основных симптомов, который позволяет делать вывод о том, что добрососедского подхода со стороны Беларуси нет. Да, есть международные структуры и официальный Вильнюс старается ими пользоваться, но здесь необходимо вовлечение большего числа стран всего региона Балтийского моря. АЭС в Островце это далеко не двусторонний вопрос, а вызов безопасности для всего региона. Меня также удивляет, что движения и организации по защите окружающей среды (как белорусские, так и литовские, польские, шведские, немецкие и т.д.) довольно мало видны в этом вопросе.

- Рассматривает ли Литва Беларусь как потенциальную угрозу в военном плане в виду союзнических отношений режима с Россией и планов создания базы на территории Беларуси?

- А как рассматривать страну, на территории которой есть как минимум пара военных объектов Российской федерации, которая постоянно проводит совместные военные учения у границы Литвы? Можно напомнить и истории с белорусскими шпионами в Литве, и активную продажу военной техники или ее частей РФ, или агрессивную риторику по отношению к странам НАТО. Исходя из этого я советовал бы обсуждать потенциальные угрозы и сценарии.

- Какие перспективы отношений Литвы и Беларуси вы видите в грядущем году?

Литва заинтересована в хороших соседских отношениях и для этого есть довольно хорошие предпосылки, особенно на человеческом (people to people) уровне. Малое приграничное движение и упрощение визового режима только добавляет возможностей. На государственном уровне вопросы экономического плана, вероятно, будут доминировать, так как это двусторонний интерес, но сотрудничество по АЭС в Островце останется основным вызовом. Ну а большие изменения возможны только если это будет исходить из ситуации в РФ.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

Хартия'97