aA
Военная составляющая национальной безопасности приведена в состояние, адекватное вызовам сегодняшнего дня. Так заявил 11 ноября Александр Лукашенко во время доклада министра обороны Юрия Жадобина о результатах деятельности Вооруженных сил в нынешнем году.
Baltarusijos karo lėktuvas skrenda virš kaliausės karinėje bazėje Baranovičiuose.
Baltarusijos karo lėktuvas skrenda virš kaliausės karinėje bazėje Baranovičiuose.
© AFP/Scanpix

Вместе с тем, как полагает глава государства, впереди стоят не менее сложные и ответственные задачи. Главная из них — практическое обучение войск современным способам ведения вооруженной борьбы. Наблюдатели обратили внимание на тему обороны от ракет.

«Мы ни в коем случае не должны убаюкивать себя и успокаивать тем, что у нас есть самолеты, вертолеты, танки... Эти самолеты и танки могут оказаться не у дел при современной войне. Мы это видим из горького опыта войны в других государствах. Сегодня основные задачи решают ракеты. Нам надо уметь обороняться от ракет противника», — подчеркнул Лукашенко.

Это не первый случай, когда официальный лидер поднимает вопрос противоракетной обороны. 21 апреля, отвечая на вопросы парламентариев после оглашения текста своего ежегодного послания, руководитель государства заявил о необходимости создать более мощный противоракетный щит.

Как можно предположить, и тогда, и сейчас Лукашенко имел в виду наращивание возможностей существующей в стране системы противовоздушной обороны по отражению массированного удара крылатых ракет воздушного (КРВБ) и морского базирования (КРМБ).

Есть все основания полагать, что в обоих случаях тема была навеяна военной операцией западной коалиции в Ливии. Операцию, напомню, начали 19 марта во исполнение резолюции № 1973 Совета безопасности ООН.

Уже в первый день операции в результате массированного ракетно-бомбового удара были выведены из строя (вместе с содержимым) все аэродромные бетонные укрытия ангарного типа, предназначенные для защиты боевых самолетов. Часть целей была уничтожена КРМБ, другая часть — управляемыми авиабомбами с GPS-наведением (их сбросили стратегические бомбардировщики-невидимки В-2).

Наряду со стационарными защищенными сооружениями, в течение первых суток кампании высокоточным оружием была практически полностью уничтожена объединенная система ПВО Ливии, оказались взорванными основные склады оружия и боеприпасов, был нанесен серьезный урон бронетанковым частям, военно-морской флот блокировали на базах.

Однако 21 апреля Лукашенко был более оптимистичным в своих высказываниях. Говоря тогда о состоянии системы ПВО Беларуси, он отметил, что стране есть чем противостоять авиаударам. 11 ноября тон руководителя был несколько иным. Вряд ли это объясняется какими-либо негативными изменениями в боеспособности белорусской армии вообще и ПВО в частности.

Скорее всего, стали ясны истинные масштабы разгрома, который учинила западная коалиция вооруженным силам, верным Каддафи. В значительной степени это было достигнуто за счет полного технического превосходства. Конечно, белорусская армия оснащена значительно лучше, но в ее распоряжении не очень много самого современного оружия. В том числе и новейших средств противодействия высокоточному оружию.

В основу ПВО независимой Беларуси, напомню, изначально была заложена передовая идея организации эшелонированной по дальностям и высотам группировки, предназначенной для отражения воздушного нападения с применением большого числа крылатых ракет и управляемых бомб. Однако в США, являющихся мировым лидером в области создания и боевого применения высокоточного оружия, ведется постоянная работа над его совершенствованием.

Так, в 2006 году на вооружение ВМС США была принята новая КРМБ RGM-109E Tac Tom Block 4 («тактический «Toмагавк») с боевой частью в обычном снаряжении. Его основные тактико-технические характеристики:

дальность стрельбы — до 3000 км;
круговое вероятное отклонение (КВО) от цели — 3-5 м;
минимальная высота полета — 10-30 м;
эффективная поверхность рассеивания — 0,05 кв.м

Эти характеристики, в сочетании с возможностью действий в плохих метеоусловиях, значительно снижают дальность обнаружения крылатой ракеты радиолокационными станциями и вероятность поражения ее как бортовым оружием истребителей, так и наземными зенитно-ракетными комплексами.

Совершенствуются и крылатые ракеты воздушного базирования большой дальности типа AGM-86. Версия AGM-86D Block II, в частности, оснащена проникающей боевой частью AUP (Advanced Unitary Penetrator) калибром 540 кг, предназначенной для поражения сильно укрепленных или находящихся глубоко под землей целей. При этом точность попадания в цель — 5 м на дальности более 1000 км.

Представляет серьезную угрозу и успешно прошедшая в 2006 году испытания крылатая ракета JASSM-ER (Joint Air-to-Surface Standoff Missile — Expanded Response), которая имеет максимальную дальность полета 926 км, боевую часть массой около 900 кг, способна автономно наводиться на цель, в том числе и движущуюся, в условиях плохой видимости с помощью тепловизионной головки самонаведения и усовершенствованной помехозащищенной навигационной системы на основе GPS.

Ракета выполнена с использованием технологии «стелc» и благодаря низкой радиолокационной заметности, а также малой высоте полета способна, по мнению экспертов, с высокой эффективностью проникать сквозь систему ПВО противника.

Очередной толчок получила и программа JDAM (Joint Direct Attack Munition) по созданию всепогодных модулей для корректировки гравитационных бомб по сигналам, получаемым от спутников системы GPS. Авиабомбы, оснащенные JDAM, обладают КВО не хуже 13 м, а в случае отсутствия опорных сигналов системы GPS наведение будет осуществляться с помощью инерциальной системы, при этом достигается точность до 30 м.

По-прежнему остается востребованным и класс противорадиолокационных ракет, в котором доминирующее место по-прежнему занимает ракета AGM-88 HARM фирмы «Рейтеон».

Не подлежит сомнению, что столь активное совершенствование средств воздушного нападения требует и адекватной (если не опережающей) модернизации ПВО страны. А вот с этим не все в Беларуси обстоит должным образом.

Оставляет желать лучшего ход модернизации имеющегося вооружения: сказывается недофинансирование из-за экономических трудностей. А закупки нового регулярно срываются как из-за недостатка средств, так из-за отсутствия мощностей у российских производителей.

Если боеспособность группировки ЗРК С-300 в обозримой перспективе предполагается сохранить за счет их модернизации на предприятиях отечественного ВПК, то закупки в России современных дальних зенитных ракетных систем (ЗРС) С-400 постоянно откладываются.

Сегодня ЗРС С-400 не хватает даже для прикрытия Москвы. Не совсем готова и ракета дальнего действия для этой ЗРС. Именно она должна сбивать цели на расстоянии до 400 км. Так что полное прикрытие центрального района России новыми системами С-400 будет осуществлено лишь к 2016 году. Видимо, только потом они будут поставляться и в дружественные Москве страны.

По планам белорусских военных, нижнюю часть ниши зенитных ракетных комплексов среднего действия в течение ближайших 10-15 лет будут занимать модернизированные ЗРК «Бук». Гораздо напряженнее обстоит ситуация с комплексами ближнего действия «Оса-АКМ», характеристики которых все больше отстают от растущих возможностей средств воздушного нападения. А между тем согласно последним воззрениям военных теоретиков сегодня именно ближние подступы к обороняемым объектам становятся основным полем борьбы между высокоточным оружием и ПВО.

Намеченных же к закупке ЗРК ближнего радиуса действия «Тор-2М» хватит лишь только для прикрытия от высокоточного оружия позиций С-400. А ведь в обороне на ближних подступах нуждается большое количество других военных и гражданских объектов, в том числе и особой важности.

Правда, ракету не обязательно сбивать, ее можно увести от цели при помощи средств радиоэлектронного и оптического подавления. По мнению экспертов, в этих областях белорусский ВПК имеет серьезные наработки, отвечающие современным требованиям. Это может несколько компенсировать недостаток средств огневого поражения.

Дело в том, что полет крылатой ракеты типа Tomahawk до выхода в район цели корректируется с помощью системы спутниковой навигацию GPS. При подлете к цели коррекция траектории осуществляется путем сопоставления оптического образа подстилающей поверхности с эталонной цифровой картой.

Это открывает возможность путем применения соответствующих помех сбить крылатую ракету с заданного курса. Известно, что на предприятиях ВПК Беларуси уже изготовлены и поставлены для опытной эксплуатации в войска комплексы постановки помех лазерным системам наведения и системе глобальной радионавигации GPS.

Среди аппаратуры радиоэлектронного подавления можно назвать станции, призванные нарушать работу бортовой электроники боевых самолетов. Еще одно направление деятельности — создание многофункциональных средств радиоэлектронной борьбы. Это позволит выполнять широкий спектр задач, заменив большое количество средств подавления узкой направленности на меньшее число универсальных.

Среди перспективных — и вопрос размещения средств радиоэлектронной борьбы на беспилотных летательных аппаратах.

Короче, белорусская ПВО модернизируется, но не так быстро, как хотелось бы руководству страны.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

Белорусские новости