aA
Да, Владимир Путин возвращается в Кремль, но спокойной жизни у него не будет. В первую очередь придется утрясать внутренние проблемы, имея дело с проснувшимся гражданским обществом.
Vladimiras Putinas
Vladimiras Putinas
© AFP/Scanpix

При этом не будет спокойной жизни и у руководства Беларуси. На десерт у нового-старого президента России — любимая евразийская интеграция, которая чревата отрезанием кусков белорусского суверенитета.

«Волшебник» Владимир Чуров, глава российского ЦИКа, основываясь на предварительных результатах выборов, объявил, что Путин избран президентом в первом туре — 63,75% голосов. Альтернативная же арифметика ассоциации «Голос» выводит победителю хлипкие 50,29%. Оппоненты обвиняют правящий класс в «каруселях» и прочих фальсификациях.

Разные стрессы двух вождей

Москву ждет неделя оппозиционных митингов (мэрия, заметьте, разрешает), хотя для майдана власти места не оставляют. Так или иначе, Путину предстоит нелегкая борьба за легитимацию третьего срока.

Да, на минувших российских выборах невооруженным глазом был виден административный ресурс — хотя, пожалуй, не в такой пропорции, как в Беларуси. Победу Путина тамошняя вертикаль ковала в целом более изощренно.

Вообще российские выборы на фоне белорусских — разгул демократии. И дело даже не в прозрачных урнах да веб-камерах на участках (это как раз пыль в глаза). Оппозиция без разгонов митинговала (и еще будет митинговать) на центральных площадях столицы. Ее лидеры присутствовали на федеральных телеканалах (и отнюдь не только в жанре черного пиара). Гораздо больше свободы получили наблюдатели.

Сам Путин был серьезно встревожен «оранжевой угрозой», реально боролся за власть — и даже не сдержал слез перед своими сторонниками на митинге вечером 4 марта.

Он вел кампанию в режиме интерактива, отжигал перед публикой, использовал для разогрева митингов риторические приемы, срочно позаимствованные у выросшего на глазах в политическую фигуру оппозиционного блогера Алексея Навального.

В Беларуси, где власть забронзовела и отвыкла от диалога, а тем более от реального сопротивления человеческого материала, такой действительно драматичный сюжет трудно представить. Здесь начальство бьется с норовистой, не желающей щелкать каблуками экономикой да мифологизированным мировым империализмом. Ну и уклоняется от чересчур тесных, удушающих объятий братской России.

Минск не способен даже на «управляемую демократию»

Станет ли теперь Путин закручивать в стране гайки, мстить за свои страхи? Это не исключено, говорят обозреватели, кивая на нрав и методы подполковника КГБ. Впрочем, дальновиднее было бы как раз таки аккуратно «разжимать» политическое поле, о чем симптоматично упомянул 4 марта российский посол в Беларуси Александр Суриков.

По мнению минского аналитика Павлюка Быковского, «речь может идти скорее об усложнении российской политической системы, чтобы она больше соответствовала требованиям общества».

В Беларуси, по мнению собеседника Naviny.by, система не способна модернизироваться хотя бы до уровня российской управляемой демократии. «Здесь не используются даже технологии «избирательной карусели», так как вопрос достоверности подсчета голосов в принципе не стоит на повестке дня», — отмечает аналитик.

Конечно, даже относительная либерализация в России способна косвенно влиять и на внутрибелорусскую ситуацию. Хотя некоторым оппозиционным Маниловым давно пора отбросить прекраснодушные мечтания о демократизации здешнего режима с востока.

Снова мухи и котлеты

Напряжение между Минском и Москвой, по прогнозам экспертов, возникнет совершенно в иных плоскостях.

После завершения избирательной кампании, а особенно после вступления в мае Путина на пост президента «у российского руководства будет меньше сдерживающих факторов в отношении белорусского партнера», считает Павлюк Быковский. В то же время, отметил он, конфликтные ситуации в отношениях между Москвой и Минском «создает сама жизнь».

В частности, напомнил собеседник, белорусская сторона не выполняет обязательства перед Антикризисным фондом ЕврАзЭС, под вопросом — погашение прошлогодней задолженности за газ. Российский бизнес все еще не получил лакомые кусочки белорусской экономики, которые уже давно считал находящимися у себя в кармане.

«Поэтому где-то летом вполне возможно возвращение к теме отделения мух от котлет», — резюмирует Быковский.

Обозреватель-международник Роман Яковлевский в интервью для Naviny.by предположил, что трения между новым-старым президентом России и белорусским партнером могут возникнуть «вокруг выполнения взятых Минском обязательств в путинских интеграционных проектах Таможенного союза и ЕЭП».

Евгений Прейгерман, директор по исследованиям «Либерального клуба», отмечает: натура Лукашенко такова, что «и при скудных ресурсах он будет упираться лбом», способен создать Кремлю проблемы.

За Лукашенко Кремль не станет рубиться с Западом

Российские политологи дружно подчеркивают: ради защиты «последней диктатуры Европы» Москва не станет бросаться в бой против ЕС и США. На днях Путин аккуратно дал это понять: мол, нынешняя дипломатическая война — это «взаимоотношения политического характера между Евросоюзом и Беларусью», которые никак не повлияют на ход интеграционных процессов на евразийском пространстве.

Путин отыграл антизападную партию на выборах, поднял градус квасного патриотизма и свой рейтинг, теперь можно понемногу снижать накал этой риторики. Всерьез конфронтировать с Вашингтоном и Брюсселем нет ни ресурсов, ни резона. Баснословные деньги больших российских людей, их роскошная недвижимость и катающиеся как сыр в масле дети — всё там, на гнилом Западе.

Да, Кремль будет время от времени вербально подбадривать Минск в его эпической битве с демонизированными силами мирового зла. Будет также подбрасывать некие ресурсы на поддержку штанов братьев-славян, но не более.

Москва не заинтересована в экономическом обвале Беларуси: черт его знает, к чему приведет социальный взрыв! Однако постепенное истощение ресурсов белорусской модели — это, по мнению ряда аналитиков, самое то, чтобы аккуратно прибрать к рукам тутошние активы, навязать рубль с двуглавым орлом и т.д. Короче, превратить синеокую республику в провинцию с бутафорскими символами суверенитета.

Беларусь — как лодчонка у ржавого танкера

Минский экономист и политтехнолог Сергей Чалый не склонен считать, что Путин станет форсировать реализацию евразийского проекта. «Москву прежде всего интересовала покупка газовой трубы, чтобы обеспечить транзит», — отметил эксперт в комментарии для Naviny.by.

Гнать лошадей с единой валютой Москве нет резона, считает Чалый. Опасность для Беларуси в другом. «Дальнейший путь России — это неуклонная технологическая деградация, — убежден аналитик. — В плане модернизации никаких перспектив с востока у нашей страны нет».

Сергей Чалый сравнивает синеокую республику с «лодчонкой, которая пришвартовалась к ржавому танкеру. Надо бы отгребать подальше, ведь танкер может пойти ко дну».

Но куда тут отгребешь, если отношения с Западом — хуже некуда? «Судя по заявлениям Лукашенко 4 марта на «Минской лыжне», о выпуске политзаключенных и замирении с ЕС речи уже не идет», — мрачно отмечает Роман Яковлевский.

Впрочем, другие аналитики не исключают, что как раз возвращение Путина может отрезвить Минск и принудить к большей гибкости в отношениях с Западом. Иначе — если не поглощение Россией, то — тихое совместное загнивание.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

Белорусские новости