Тяжело ли внукам и правнукам ссыльных, прибывшим из России в Литву, интегрироваться в современное литовское общество? Оправдывает ли историческая родина их ожидания и каково это – быть этническим литовцем, изучающим язык своих предков как иностранный. Об этом мы поговорили с молодой семейной парой Михаилом Каминскасом и Анной Каминскене, переехавшими в Литву год назад из Петрозаводска.

С Михаилом и Анной мы встретились в Паланге на полях регионального семинара Совета Европы: «Доступ молодежи к правам и информации», в котором приняли участие представители различных организаций из Литвы, Латвии и Польши. Сами они представляли ассоциацию Mes, занимающуюся культурными проектами и сплочением представителей литовской диаспоры в России и Казахстане. Сегодня молодая семья живет в Вильнюсе, они активно учат литовский и ищут работу. По словам Анны, инициатором кардинальных изменений стал Михаил. Получив литовский паспорт как потомок ссыльного, он фактически настоял на переезде.

Анна Каминскене
Анна Каминскене

"До того как переехать, мы бывали в Литве не один раз. Впервые приехали в 2015 году вместе с литовским танцевальным коллективом из Карелии. На тот момент Литва была нашей первой точкой в долгом путешествии по Европе, однако Вильнюс навсегда остался в нашем сердце, он показался очень теплым городом... Через год мы приехали в Литву на летние курсы по изучению литовского. Тогда нам организовали множество экскурсий, повозили по разным городам и культурным объектам. Еще позже мы приезжали в качестве участников лагеря для детей с литовскими корнями из Петрозаводска. Нас возили по маленьким городкам – Молетай, Зарасай, Аникщяй, - которые живут совершенно иной жизнью, нежели Вильнюс. Они поразили нас своей ухоженностью и умиротворением. Для российской провинции – это редкость. Очень порадовало и то, что в маленьких городах все говорят по-литовски. В Вильнюсе этого очень не хватает", - рассказывает Анна.

Из варяг в литовцы

На вопрос о том, почему они решили переехать в Литву, а не остаться в Карелии, либо переехать в Москву или в другую европейскую страну, поскольку такие возможности были, Михаил и Анна отвечают, что изначально действительно ориентировались на Европу, однако в любой другой стране они бы чувствовали себя иностранцами, а Литва для них точно не чужая.

"Я родился в Петрозаводске, учился там же, стал бакалавром прикладной математики и информатики. Позже окончил магистратуру по специальности Информационные системы и технологии. К сожалению, в Карелии нет никаких перспектив, население убывает со страшной силой. Народ бежит в Питер, Москву и Финляндию. Причин для этого очень много... В последнее время регион не то что не развивается, а деградирует. Зарплаты низкие, а вся инфраструктура в упадке", - говорит он.

Михаил Каминскас
Михаил Каминскас

Ему вторит и Анна, говоря о том, что у жителей региона очень мало перспектив, хотя у русского Севера есть свои плюсы.

"В отличие от Миши я родилась не в Карелии, а в Воронеже, но потом родители решили переехать в Ковдор – это маленький промышленный городок в Мурманской области за полярным кругом. Там я прожила десять лет... Не могу сказать ничего плохого о людях, которые там живут, потому что в большинстве своем – это образованные приезжие, которые когда-то приехали туда работать на те или иные предприятия. Однако города на Севере кажутся серыми, унылыми и безликими. Отчасти это вина самих местных, так как люди не воспринимают их как свой постоянный дом. Они думают – поработаю и уеду, закончу школу и покину это место, поэтому почти ни у кого нет желания облагородить и оживить эти районы. В Литве все по-другому. Единственный момент, помогающий отвлечься, -это потрясающая природа. Северное сияние, белые ночи, горные родники, чистейшие озера, изумрудные леса...", - говорит Анна.

Молодые люди рассказывают, что познакомились во время учебы в университете. Анна является бакалавром по направлению "Бизнес-информатика". Позже она окончила магистратуру по той же специальности, что и Михаил. В свое время у них была возможность переехать в немецкий Оффенбург, но, по словам Анны, ее совсем не привлекала перспектива жить в маленьком тихом городе, пусть и в Германии. В этом смысле Вильнюс смотрелся гораздо привлекательнее.

Трудности перевода

Несмотря на то, что нашим героям нравится жить в Вильнюсе, они довольны динамикой и ритмом литовской столицы, у них есть претензии к институтам власти. Пока новопереселенцы не могут найти работу, у них нет постоянного дохода и они получают пособие в размере 200 евро на двоих. По их словам, в Литве плохо развита программа по переселению, помощи и интеграции соотечественников. У людей, переезжающих на историческую родину, нет даже нормальной возможности выучить язык.

"По сути, интеграции как таковой вообще не происходит... Раньше действовали какие-то программы, но сейчас они закрылись. Не знаю, как в других странах, но семьи с литовским происхождением в России ничего не знали о тех возможностях, которые были. По факту, мы опоздали, а сейчас никакой поддержки почти нет. Спасает лишь то, что здесь есть знакомые, которые переселились раньше, а также то, что в Вильнюсе везде и со всеми можно договориться и получить информацию на русском языке или на английском. Мне кажется, было бы здорово, если бы в Литве действовали программы по интеграции переселенцев наподобие тех, что есть в Финляндии, Израиле или Германии. Хотя изначально у меня не было завышенных ожиданий, поэтому в целом все устраивает", - повествует Михаил.

В свою очередь, его спутница жизни говорит о сложностях в изучении литовского. При этом, Анна не боится говорить на государственном языке, она активно переписывается со своими знакомыми по-литовски, но система преподавания, по ее словам, далека от совершенства.

Отметим, что сегодня государство предоставляет возможность бесплатно пройти курсы по литовскому языку для бывших ссыльных и их потомков. Эти занятия организует Центр литовского языка и культуры при Литовском эдукологическом университете.

Аналогичные занятия по литовскому языку для иностранцев и представителей нацменьшинств в разных городах осуществляются при финансовой поддержке Министерства социальной защиты и труда, Службы помощи в сфере просвещения, а также Департамента национальных меньшинств. С подробной информацией можно ознакомиться на сайте упомянутых госучреждений.

"У нас очень хорошие преподаватели, которые искренне хотят обучить нас, но в Литве есть серьезная проблема с качеством учебников и методических материалов. Они отстают от современных тенденций, выучить язык самостоятельно – невозможно. Иногда это звучит смешно, но старый советский учебник Юозаса Александравичюса, который, как мне рассказывают русские друзья, есть почти в каждой домашней библиотеке, гораздо понятнее, полезнее и действеннее, чем новые пособия. Кроме этого, курсы проходят только два раза в неделю и учителя почему-то концентрируются на объяснении сложных грамматических вещей – мы уже разбираем причастия и полупричастия, хотя до сих пор не отработали простейшие обороты в устной речи и не закрепили универсальный словарный запас. По мне, это не совсем правильная методика", - говорит Анна.

Также молодая пара шутливо посетовала, что в Вильнюсе очень сложно выучить литовский, поскольку почти все свободно говорят по-русски. Когда литовцы слышат, что им сложно объясниться на государственном языке, то из вежливости сразу переходят на русский, что лишает их возможности попрактиковаться. По их словам, при желании в столице можно спокойно прожить без знания литовского.

Анна и Михаил
Анна и Михаил

Ничего не бойтесь

Сегодня основная цель Михаила и Анны найти хорошую работу, профессионально развиваться и активно участвовать в различных общественных проектах не только на уровне Литвы, но и Евросоюза. Говоря о том, какой совет они могут дать иммигрантам из России, Украины и Беларуси, число которых, по данным Департамента статистики, существенно увеличилось в последние годы, молодая семья отвечает, что нужно мыслить позитивно и ничего не бояться. По их словам, во многом местные недооценивают всех преимуществ Литвы, но особенно их удивило то, что некий деструктив и скепсис исходит от самих властей.

"По моему скромному мнению, в Департаменте миграции царит определенный беспорядок и бюрократия. Списки запрашиваемых документов часто могут неожиданно расшириться в момент непосредственной подачи заявления. Это очень неприятно и непонятно. С этим столкнулись не только мы, но и все наши знакомые. Также меня очень удивило, что, когда мы только переехали в Литву, практически во всех госучреждениях, начиная от Биржи труда, заканчивая староствами и больницами, нам говорили, что в Литве нечего делать и вы тут долго не задержитесь – поедете дальше... Получается, что местные, даже на уровне госслужащих не верят в наше светлое будущее, но мы большие оптимисты!", - резюмирует Анна.

Справка

В 1992 году правительство разработало Программу по возвращению в Литву политзаключенных и ссыльных, а также членов их семей. В рамках этого правового механизма государство оказывает помощь тем, кто хочет вернуться на историческую родину. Благодаря этой программе в период с 1992 по 2017 годы в Литву вернулось свыше 5000 человек.

В рамках упомянутой программы государство гарантирует и компенсирует расходы на переселение, предоставляет единовременные выплаты для размещения-заселения и рабочие места на тех или иных субъектах и предприятиях, которые оплачивает Биржа труда, а не работодатель. Помимо этого, переселенцам организуют курсы по изучению литовского языка и (в случае необходимости) курсы по получению квалификации или переквалификации, говоря о специальности и трудовых навыках.

Размер единовременной выплаты на размещение-заселение составляет 1014 евро, для ребенка младше 18 лет – 724 евро. Кроме этого, государство предоставляет единовременную субсидию для граждан Литвы, живущих на территории бывшего СССР, если у них есть желание вернуться на родину. Размер такой выплаты составляет 290 евро.

Также государство оказывает поддержку детям переселенцев, которые проходят обучение в Вильнюсском литовском доме. С 1994 года все расходы по изучению литовского языка для бывших политзаключенных, ссыльных и их членов семей берет на себя государство. В будущем возвращенцы могут сдать экзамен на I, II или III категорию по знанию государственного языка.

По новейшим данным Соцмина, за это время единовременными субсидиями воспользовались около 3000 человек. С 1992 по 2016 годы государство обеспечило квартирами 2 012 семей возвращенцев. Расходы на обеспечение жильем за этот период составили около 32 млн евро. В период с 2015 по 2017 годы на интеграцию бывших ссыльных и возвращенцев было израсходовано порядка 1,5 млн евро. В течение ближайших трех лет в правительстве предусмотрено выделить на упомянутые нужды 3,9 млн евро, 3,3 млн евро пойдут на обеспечение людей квартирами.

По данным на конец 2017 года, квартиры ожидают 194 семьи. 155 из них живут в Вильнюсе, в Клайпеде – 33, в Каунасе – 2, в Паневежисе – 2, в Паланге – 1, в Лаздияй – 1.

Упомянутую программу осуществляет и претворяет в жизнь Департамент по надзору за социальными услугами при Министерстве социальной защиты и труда.


ru.DELFI.lt
391