Майя Трохимчик, полька, специалист по музыковедению, с которой мы встретились, в Лос-Анджелес в Соединенныx Штатax Америки приехала в 1981 году. Женщина считает, что, хотя сегодня жизнь в Штатах дорожает, американскую мечту, в поисках которой в Новый мир продолжают приезжать эмигранты, все еще можно найти, просто для этого нужно хорошо постараться.

Чтобы поймать птицу американской мечты – нужно много, очень много работать.

– Во многих компаниях здесь не приветствуются отпуска на время больше чем неделя, максимум две, потому что долгий отпуск создает впечатление, что сотруднику не нравится место работы, – рассказывает Майя.

Впрочем, по ее словам, даже во время отпуска нужно быть готовым к звонку начальства. Часто приходится работать и по выходным дням.

- На работе в США не принято сплетничать, нужно заниматься своим делом, а не как это иногда бывает на старом континенте, болтать за чашкой чая и обсуждать своих коллег, – делится подробностями специфики работы в Америке Майя.

Одной из основных проблем жизни в Калифорнии Майя называет дороги и заторы. Несколько лет назад Майе для того, чтобы добраться на работу, требовалось проехать около сорока километров по загруженной автостраде. В результате в один прекрасный день на рабочем месте она оказалась только к обеденному перерыву. Для того чтобы добраться вовремя на работу, ей иногда приходилось тратить до трех часов.

- После этого случая я решила, что работу пора менять и я это сделала. Сегодня для того, чтобы добраться к офису, мне нужно всего лишь десять минут, - рассказывает о своих проблемах Майя. - Рост цен? – Начиная с моего появления в США цены систематически растут, но соответствующим образом увеличивается и заработная плата, плюс хорошие работники получают бонусы. Лично мне хватает денег, чтобы продолжать выплачивать кредит на дом и два раза в год на недельку-другую уехать попутешествовать по Европе, – продолжает рассказ Майя.

<span style="color: #ff0000;">"У нас в Америке"</span>: цены тоже растут, но и зарплаты увеличиваются
© DELFI / Artūras Morozovas

В Калифорнии жить хорошо, но дорого

Но не всем так повезло, особенно сейчас. В самой Калифорнии, по словам Майи, очень выросла цена на недвижимость. Как пример, женщина приводит изменения цены на ее домик. В 1997 году, когда Майя его приобрела, он стоил – 165 000 долларов, в 2002 г. – 285 000, в 2007 – 575 000, в 2009 году после финансового кризиса его цена упала до 325 000 долларов. Сегодня в 2018 году цена "райского уголка", как называет Майя свой дом, вернулась на докризисный уровень – 570 000 долларов.

- На побережье цены еще выше, с полумиллиона долларов цены за небольшой домик подскочили до 1,5 миллиона долларов. Желающим жить в Калифорнии приходится снимать недвижимость за большие деньги или брать огромные кредиты, чтобы ее купить, – утверждает Майя.

На политические темы Майя сначала говорит неохотно, но незаметно для себя самой начинает рассказывать все больше и больше.

- Чересчур большой разницы между демократами и республиканцами нет: Буш, Обама или Клинтон – все равно большая часть бюджета страны идет на войну. На самом деле страной управляют большие корпорации, фирмы и банки. Именно они для большей прибыли в состоянии сделать, что угодно, - утверждает Майя Трохимчик.

Что же касается спора между сторонниками Дональда Трампа, представителем республиканцев, и демократами, то Майя заявляет, что избиратели Трампа на самом деле принадлежат к среднему классу, классу интеллигентов, бизнесменов, владельцам малых и средних предприятий, которые устали от недоговорок прежних трех президентов.

В США привела музыка

История путешествия Майи в США началась в 1981 году, когда власти коммунистической Польши ввели военное положение. Тогда один из ее родственников, занимавший хороший пост в партии, предложил ей работу журналисткой на радио. Майя отказалась. Отказалась, потому что сотрудники радио, при приеме на работу подписывались на документах, обязывающих лояльность коммунистической власти. Решение оказалось переломным в ее судьбе.

<span style="color: #ff0000;">"У нас в Америке"</span>: цены тоже растут, но и зарплаты увеличиваются
© DELFI / Artūras Morozovas

Женщина предпочла зарабатывать на жизнь в качестве переводчицы с английского на польский, помимо этого Майя принимала деятельное участие в обществе современной музыки, именно там она и познакомилась со своим вторым мужем (с первым развелась вскоре после заключения брака – не сошлись характерами) – Джеймсом Хайли, композитором из Канады.

– Между нами завязалась переписка, Джеймс тогда учился в университете во Франции, в свободное время на поезде мчался ко мне в Польшу. Начался роман, который закончился свадьбой, мы расписались в Варшаве, тут и произошла первая неожиданность – думала муж захочет остаться в Европе или на худой конец в Польше, а ему загорелось вернуться домой, в Канаду, – вспоминает Майя.

Особой радости от перспективы эмигрировать, по ее словам, она не испытывала, но согласилась с мужем и в 1988 году переехала с ним и сыном от первого мужа в Канаду.

Из Канады в Калифорнию

– В Канаде постоянно холодно, причем я говорю не только о погоде, в отношениях между людьми тоже царит холод, канадцы замкнутые и недружелюбные, с другой стороны может это только мне не повезло с канадцами, а у других эмигрантов вполне может быть более удачный опыт, – вспоминает Майя.

Квебек, в котором прошла часть эмигрантской жизни собеседницы в Канаде, показался ей более чем странным местом. Городом, в котором франкоязычные недолюбливают тех, кто общается на английском языке.

– Мы жили как раз в районе, где преобладало франкоязычное население, почти сразу после приезда местные дети напали в парке на Мартина, старшего сына, и сломали его велосипед, только потому что первые несколько месяцев он не говорил на французском и пытался заговорить с ними на английском, - рассказала Майя.

Тем не менее, у жизни в Канаде есть и положительные стороны. Прежде всего, по словам собеседницы, это система здравоохранения, которая находится на чрезвычайно высоком уровне, внимание обращают и идеальные дороги, чистота и безопасность городов.

В Канаде Майя провела 8 лет, в 1994 году защитила диссертацию по современной музыке, после защиты, когда время стипендии подошло к концу, в жизни собеседницы начался сложный период – надо было активно искать работу. К счастью, такая нашлась, с предложением работы в 1996 году к ней обратился университет Южной Калифорнии.

– В Монреале, как сейчас помню, была холодина, середина октября, ветер прошивал насквозь, а тут в Лос-Анджелесе все цветет, розы, птицы поют, ну разве можно остаться равнодушным к такой красоте – вот я и не осталась, – рассказывает свою историю Майя.

После собеседования ей предложили пост главы центра Польской музыки в университете, вскоре Майя с мужем и детьми переехала в Калифорнию. Однако мужу-канадцу жизнь в Лос-Анджелесе не понравилась, и он после трех лет жизни в Калифорнии вернулся обратно в Канаду, а Майя подала на развод. К тому времени у них с Майей родились двое детей – сын Ян и дочь Анна.

Свой райский уголок

– Несмотря на троих детей, на развод, в банке мне дали кредит и в 1997 году я купила себе этот домик, – Майя обводит рукой дом и сад, свой маленький райский уголок в Калифорнии, – здесь мой дом, тут мне хорошо, – продолжает Майя, провожая взглядом колибри, который на миг завис над цветочной клумбой.

<span style="color: #ff0000;">"У нас в Америке"</span>: цены тоже растут, но и зарплаты увеличиваются
© Artūras Morozovas / Nanook.lt

Мы сидим на веранде дома, которая выходит в сад, буквально заполненный ароматными цветами и апельсиновыми деревьями. Пение птиц и кваканье лягушек, Майя шутит, что это ее личные лягушки, одна скрывается в саду, другая притаилась в тени забора, перед входом в дом. Во время работы в Центре польской музыки женщина познакомилась с множеством таких, как она поляков, эмигрантов в США.

– Среди моих знакомых поляков есть такие, которые почти всю жизнь тут живут и работают, мечтают заработать на пенсию и вернуться в Польшу, некоторые из них действительно так и делают. Другие меняют имена и фамилии, чтобы побыстрее ассимилироваться, – задумчиво говорит Майя.

Сама она так делать не собирается, женщина делает глоток чаю из чашки, зажмуриваясь от удовольствия.

– Сначала я получила гражданство Канады, во время которого присягала на верность британской королеве, а здесь в США – на верность флагу. Как только я появилась в Калифорнии и купила вот этот домик с садом, в котором мы с вами сейчас сидим, я решила для самой себя, что буду польской американкой, – продолжает рассказ Майя.

Старший сын, по ее словам, очень быстро смог адаптироваться к жизни в Калифорнии и затем получил американское гражданство.

– Там за дорогой, - Майя указывает на горы, - в прошлом году были ужасные пожары, горело все, мы вместе с соседями выручали друг друга как могли, постоянно поливали водой крыши наших домов. Одного соседа не было – уехал в отпуск в Европу, так мы все вместе заботились о том, чтобы с его домом все было в порядке.

Люди здесь, по словам собеседницы, доверяют друг другу. Сама Майя, например, 15 лет не запирала входную дверь на ключ.

Поляк или американец – выбор эмигранта

– Кем люди себя ощущают в Америке и кем хотят быть? – спрашиваю.

– Думаю на самом деле это самостоятельный, осознанный выбор, – рассуждает женщина, – о том, почему и как люди выбирают здесь в США, к какой нации желают принадлежать.

Тем не менее, по мнению Майи, если уж человек решает получить гражданство и осесть в той или иной стране, чтобы комфортно себя чувствовать просто необходимо знать основной государственный язык.

– Старший сын Мартин на три года уезжал в Польшу, в конечном счете именно там он познакомился с девушкой, которая стала его женой. Ян и Анна, которые родились уже в Канаде, отождествляли себя с канадцами, позже после переезда в Лос-Анджелес стали идентифицировать себя с американцами, жителями штата Калифорния. Ян вообще полностью англоязычный, на польском почти не говорит, а Польша для него — это страна далеких предков. Анна воспринимает Польшу как страну, в которой родилась мама и, хотя с акцентом, но говорит на польском, – рассказывает о выборе своих детей между Польшей и США, подводя итоги нашей беседы Майя.


ru.DELFI.lt
2