×

Эйфория прошла - долги остались

05. Июля 2016 , Артурас Морозовас, специально для DELFI из Крыма
Krymas DELFI (A.Morozovo nuotr.)

На пыльном перекрестке, у автомобиля, оклеенного советской символикой, мужчина продает вяленую рыбу. На веревке висят щуки и окуни, на пыльной чешуе маркером написаны цены. Рядом – несколько банок с маринованными овощами и грибами.

"Жизнь стала значительно лучше. Все изменилось к лучшему", - сказал представившийся Александром продавец, когда его спросили об изменениях после аннексии. Мужчина полдня продает рыбу у дороги Севастополь – Керчь, а вечером работает таксистом у Симферопольского аэропорта.

На этом перекрестке мы остановились для того, чтобы посетить известного в Крыму предпринимателя, директора зоопарка Олега Зубкова. От окрестностей города Белогорска до сафари-парка "Тайган" - несколько километров.

В этой статье проекта "Крым" я расскажу о некоторых странных и неожиданных экономических последствиях аннексии. Что случилось с кредитами жителей Крыма в банках Украины? Что делали бухгалтеры и юристы, когда изменился язык и вся законодательная база? Как изменился рынок, и почему ржавеют краны над строящимися в Ялте комплексами многоквартирных домов?

Эйфория прошла - долги остались
© DELFI (A.Morozovo nuotr.)

Рассчитывали на судьбу Сочи

Над входом в парк львов – огромный экран. На нем показывают не экзотических диких животных, а виды митингов, на которых О.Зубков с работниками парка держит разные плакаты. После смены власти и оккупации остановились многие проекты этого амбициозного предпринимателя.

Глава двух зоопарков Олег Зубков принимает нас радушно – несмотря на его занятость, нас приглашают в тур по территории обитания львов, на ужин, уговаривают остаться на ночь в гостевом доме сафари-парка.

Наш собеседник был одним из сторонников присоединения Крыма к Российской Федерации Стоя на броневике в окружении львов, он говорил, что, если понадобится, и свирепые обитатели парка пойдут в бой против украинской армии.

Обошлось без "мобилизации" львов, а сегодня броневик с надписью "Крым наш" стоит на деревянных колодках. Остановились и все проекты предпринимателя. Через два года после аннексии полуострова О.Зубков признает, что не все так, как он себе представлял.

Vakarienė su Olegu Zubkovu
Vakarienė su Olegu Zubkovu
© DELFI (A.Morozovo nuotr.)

Спрашиваю, какие изменения претерпел его бизнес:

"Прежде всего, все предприятия надо было перерегистрировать в российском центре регистра, подключить к налоговым системам. Проходили консультации, но, понятно, все эти процессы требовали денег и времени. В России ведь нет ничего бесплатного.

Остановились и стройки: законы о строительстве все еще не до конца адаптированы к Крыму, поэтому многие проекты "заморожены". А так как все материалы доставляются на пароме, обычный мешок цемента стоит космических денег.

Могу заверить – сегодня в Крыму все строительство остановилось. За эти два года не построен ни один крупный объект.

Многие надеялись, что россияне начнут скупать землю, санатории, как в Сочи. Но это не произошло".

Зубков: мы не понимали значение санкций

Крым в последние два года сталкивается и с другой неожиданной проблемой – нехваткой рабочей силы. В любом городе столбы, заборы и магазины пестрят объявлениями работе, срочном поиске специалистов.

"Дешевой рабочей силы из Украины уже нет. Крым стал обычной российской провинцией, где зарплаты в 3-4 раза ниже, чем в крупных городах России, куда едут за лучшей жизнью", - перечислял проблемы собеседник.

Olegas Zubkovas
Olegas Zubkovas
© DELFI (A.Morozovo nuotr.)

О.Зубков признает, что тогда не понимал значения санкций: "Мы считали, что санкции – это какое-то временное запугивание Запада".

Санкции "ощутили" и львы в сафари-парке - их нельзя вывезти в другие страны. Предприниматель перечисляет и другие последствия санкций:

"Прежде всего, это поездки. В Европу мы ездить уже не можем – у нас российские паспорта, в которых написано "Житель Крыма". И все. Таким шенгенская виза не выдается. Я сам часто ездил в зоопарки Польши, Чехии. Это были основные места, где я покупал животных, там было много хороших контактов и связей.

Во-вторых, изменилась и торговля животными. Точнее, ее просто не стало. Например, я купил двух жирафов, которые уже два года ждут меня в одном из чешских зоопарков. Экспортировать зверей я тоже не могу, почему-то российские службы отрицательно отвечают на все просьбы вывезти животных в Европу. Я думал, что и сама Россия будет для меня хорошим рынком, но зоопаркам страны животные не нужны.

В-третьих, из-за санкций на полуострове нет международных банков. Российские банки сюда не идут, боятся потерять украинский рынок. Поэтому трудно и дорого осуществлять международные переводы. Все находящиеся здесь банки – это "братские", "сестринские"или "внучатые" предприятия российских банков. Я больше всего опасаюсь, чтобы из-за санкций не была остановлена система SWIFT, тогда будет настоящий крах.

Правда, в Крыму нет и мировых сетей гостиниц, а Симферопольский аэропорт из-за санкций стал аэропортом местного значения. Поэтому, например, мы не можем, как раньше, полететь с семьей в Стамбул.

В супермаркетах было много европейских продуктов. Сейчас там или пусто, или товары из России".

Зубков добавил, что в Крыму многие надеются, что США отменят санкции. Но сам он уверен – США так быстро не меняют свои решения. "Даже если президентом станет Дональд Трамп, я не верю, что в Крыму что-то изменится. Но надеюсь, что цивилизация одержит победу".

Эйфория прошла - долги остались
© DELFI (A.Morozovo nuotr.)

Финансовая неизвестность

С бухгалтером Татьяной мы встречаемся рядом с ее местом работы, в одном из парков Симферополя. Собеседница просит ее не фотографировать, но охотно соглашается рассказать о том, что пережила она и ее коллеги после действий России в Крыму.

"Сладко не было", - сказала она со сдержанной улыбкой.

Хотя принципы бухгалтерии в Украине и России похожи, есть много разных нюансов и законов. Татьяна вспоминает, что после перемен было организовано профессиональное обучение – "переходные курсы". На курсы собирало одно из крымских министерств.

"Я помню, были большие очереди. Для бухгалтеров первый год была головная боль и нервы. Многие бросили эту работу, особенно главные бухгалтеры предприятий, которые боялись ответственности, боялись работать после изменений, - вспоминает собеседница, - Проходили сложные процессы: надо было многое менять, перерегистрировать. Ведь счета предприятий были в банках Украины, которых здесь не осталось. Мы переписывали счета в учреждаемые новые банки".

Эйфория прошла - долги остались
© DELFI (A.Morozovo nuotr.)

Не было и банковских карт: "В первом полугодии был хаос, большие очереди в банках. Люди шли туда с выписанными работодателями чеками. Их меняли на наличные деньги.
Когда надо было выплачивать зарплаты только наличными, мы чуть с ума не сошли".

После аннексии Крыма появилась и дилемма: что делать тем, кто взял кредит в украинских банках. Татьяна вспоминает невероятные истории. Например, молодая семья взяла кредит на сорок лет под строительство жилья. Не успели они внести первый взнос, как в Крым пришла Россия, и банки Украины ушли.

Обманчивая эйфория

Сразу после референдума президент России Владимир Путин получил вопрос жителя Крыма: "В украинском банке «Приватбанк» у меня лизинговый договор на автомобиль. Он продлится еще два года, но банк ушел с полуострова. Что мне делать?"

"Что делать? Катайтесь спокойно", - с улыбкой в прямом эфире ответил Путин.
В Крыму началась эйфория, когда распространился слух о том, что должники могут не возвращать кредиты банкам Украины.

"Эти люди прыгали от радости. Но прошел год, и российские банки перекупили долги у украинских банков. Теперь все в замешательстве, и не знают, что будет. У меня тоже есть долг перед банком – осталось заплатить 3 500 гривен (около 130 евро). Не знаю, что будет. Даже не знаю, начисляются ли проценты за задержку платежей. И с беспокойством жду уже два года. А что будет, если у меня потребуют больше, как я докажу, что платила? Никакие чеки я не сохраняла", - с тревогой сказала собеседница.

По ее словам, сейчас решаются вопросы с крупными должниками, но своей очереди ожидают и более мелкие.

ru.DELFI.lt
174